ЛитМир - Электронная Библиотека

- Никто? – усмехнулся Стёпа. – А как же Предтечи?

- Предтечи – есть Предтечи, - ответил Ирон. – К ним неприменимы мерки, которые подходят другим разумным существам. И скоро мы узнаем это…

- А вдруг… - похолодел Стёпочка, - там ничего нет и всё это просто выдумки?

- Тиопа… - вздохнул Ирон. – Давай сначала проверим. Но в любом случае – выдумки это или нет, мы всё равно будем вместе. Где угодно, как угодно – но будем. И мы будем счастливы, вот увидишь.

Ирон прижался к Стёпочке, обнял его и задышал в шею – горячо и влажно. И все мысли Стёпы быстренько потекли в совершенно другом направлении.

***

Постепенно сон Лури стал крепче, и когда в глубине пещеры что-то зашуршало, она не проснулась. И, естественно, не видела, как из того самого лаза потянулись к ней длинные тени.

Ависы несколько дней искали беглянку в горах. Но не обнаружили ничего – ни следа, ни тела, на даже клочка материи. В конце концов, было принято решение считать Лури погибшей от несчастного случая. Решили, что женщина сорвалась во время снежной бури в какую-нибудь расселину и погибла. Такой исход был более, чем вероятен.

Дому Лаору принесены были самые глубокие извинения, Надзирающую Канну с позором изгнали, и следы её где-то затерялись. Однако Лаор был вовсе не так наивен, чтобы поверить в гибель невестки. Он не сомневался, что ещё услышит о ней.

***

Лури открыла глаза и поняла, что находится отнюдь не в пещере. Она лежала на мягком ложе, заботливо укрытая лёгким, но тёплым покрывалом. Комната, в которой она находилась, не имела окон, однако выглядела довольно роскошно – на стенах были развешаны старинные узорчатые ковры, а пол застилали великолепно выделанные пушистые шкуры. Отделанный белым кварцем и зеленоватой яшмой потолок был невысоким, но в целом всё смотрелось довольно уютно. В комнате было достаточно светло – в стены были вделаны подставки в виде каменных рук, державших шары. Шары светились ровным желтоватым светом, усиливавшим чувство уюта и безопасности.

Лури насторожилась. Не в её привычках было слепо доверять кому-либо. К тому же, как она здесь оказалась? Женщина отчётливо помнила свой побег и то, как заснула в пещере. Кто её сюда перенёс? Зачем? Не слишком похоже было, что ей хотят причинить вред, но кто знает…

Женщина попыталась сесть. Получилось это со второй попытки, и тут-то Лури ждали новые сюрпризы. Во-первых, она была обнажена, во-вторых – на её запястьях, лодыжках и животе появились странные, угольно-чёрные рисунки… а может, и татуировки… представлявшие собой цепочки каких-то символов, совершенно Лури незнакомых. В целом смотрелось всё даже красиво, но Лури была в ярости. Кто осмелился распоряжаться её телом? Зачем?

Дверь тихонько скрипнула, и Лури быстро взглянула на вошедшего, надеясь получить ответы на хотя бы часть вопросов. Но когда женщина увидела, кто появился в дверях, то чуть не рухнула в обморок.

Гость, точнее, гостья явно была очень стара. Её курчавые растрёпанные волосы были седыми, чёрную кожу испещряли многочисленные морщины. На шее старухи было надето ожерелье, более всего напоминавшее большой округлый воротник – судя по виду и количеству камней – старинное и немыслимой стоимости. Ожерелье прикрывало старческую сморщенную грудь, ибо никакой другой одежды, кроме широкого кожаного пояса, отделанного серебром и самоцветами, на старухе не было. Да она и не особо нуждалась в одежде, так как от пояса тело её переходило в толстый змеиный хвост, покрытый тускловатой зелёной чешуёй. На конце хвост раздваивался, из каждого из двух кончиков торчало жало, покрытое мутной плёнкой засохшего яда.

Старуха увидела, что Лури очнулась, и улыбнулась, блеснув на удивление яркими зелёными глазами и показав безупречно-белые зубы.

- Очнуласссь? – мягко сказала она. – Хорошо. Сейчас я накормлю тебя.

- Кто вы? – пролепетала Лури. – Где я? Зачем я вам понадобилась?

Старуха покачала головой:

- Ссслишшком много вопроссов… Но я отвечу. Ты можешь называть меня Мать Марха. Ты – в подземном городе Марха, здесь ты в безопасности, и никто не причинит тебе вреда, сссссамка…

Лури вздрогнула, а старуха приоткрыла дверь и что-то прошипела в коридор, совершенно неразборчиво. В ответ в двери просунулись две мускулистые руки, протянувшие старухе поднос с едой. Попытку принесшего еду проникнуть в комнату старуха пресекла коротким, но злобным шипением. Дверь захлопнулась, а старуха приблизилась к ложу Лури и поставила поднос на низкий столик рядом. А потом просто поставила этот столик с подносом прямо на ложе и сказала Лури:

- Ты ссможешь есть сссама? Я могу накормить тебя.

- Нет, благодарю, - вежливо ответила Лури. – Я справлюсь.

Старуха кивнула и отодвинулась от ложа, с удобством усевшись на собственный хвост.

Лури посмотрела на столик. Перед ней стояла чашка с изумительно пахнущим бульоном, небольшая стопка свежих тёплых лепёшек, тарелочка с нежным варёным мясом и никакого мугра. Запах от пищи шёл умопомрачительный, и Лури приступила к трапезе, стараясь не показывать своего голода и соблюдая правила этикета. Видя, как аккуратно Лури ест, старуха одобрительно кивнула:

- Молодец. Ты умеешшь держать сссебя в руках.

Лури съела всё и впервые за много дней пища принесла ей истинное удовольствие.

- Спасибо, - поблагодарила она старуху. – Всё было очень вкусно. Но я всё ещё хочу спросить – зачем я вам?

- Всё просссто, - улыбнулась старуха. – Ты будешь женой ссссеми моим сссыновьям и той, что возродит народ Марха. Новой Матерью Марха.

Лури, услышав это, чуть не свалилась позорно в обморок, но всё-таки нашла в себе силы ответить:

- Мне жаль разочаровывать вас, почтенная Мать Марха, но я уже не могу иметь детей. Я родила троих и с тех пор бесплодна.

- Глупоссти, девочка, - отмахнулась Мать Марха. – Мы, Марха, способны справиться с собственным проклятием. Ты понесёшь от каждого из семи моих сыновей. Ты даже не представляешшшь, насколько ты уникальна…

И тут Лури всё-таки потеряла сознание.

Глава 39. Дорога к Храму

- Куда приземляться будем? – поинтересовался Стёпа хани спустя. – В этой планетной системе четыре планеты. Какая из них наша?

- А ты ничего не чувствуешь, Тиопа? – неожиданно спросил Найлин. – Что-нибудь вроде Зова…

Стёпочка честно прислушался к себе и никакого Зова, кроме Зова из золотистых глаз Ирона, не ощутил. О чём честно высказался.

- А ты чувствуешь Зов? – поинтересовался Ирон у Ная.

64
{"b":"568892","o":1}