ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Обрызгав все грязные клетки, Кэтлин стала их протирать. Карли с интересом смотрела, как она шаг за шагом проходится по всей линии. Потом она вытерла все клетки насухо. Без видимой спешки она ухитрилась закончить всю процедуру в два раза быстрее, чем обычно. Карли убедилась, что все клетки были такими же чистыми, как после ее собственной уборки.

— Почему ты не предложила такого способа раньше? — крикнула она сестре, пораженная ее изобретательностью.

— Не было смысла. — Кэтлин пожала плечами. — Ты бы все равно не стала слушать.

У Карли сжалось сердце. Почему Кэтлин это сказала? Если сестренка думает, что Карли не прислушивается к ее словам, значит, она все время вела себя неправильно.

А если она была не права в отношениях с Кэтлин, самым близким человеком на свете, то что же говорить об остальных и остальном?

Когда Дэвид Торнтон сошел с трапа, у него был такой вид, будто он спал в одежде несколько дней. Пиджак помят, галстук съехал набок, а на брюках остался лишь слабый намек на стрелку.

Карли уловила тяжелый запах популярного мужского одеколона, сквозь который пробивался запах пота — неизбежное напоминание о долгом полете через океан.

Но он недавно брился, заметила Карли, скорее всего, в самолете. Когда она подставила щеку для поцелуя, его подбородок был гладким, на нем не было и следа обычной жесткой щетины.

«Милый старина Дэвид, — подумала она. — Он не меняется». Именно это ей в нем и нравилось. Он был предсказуем, на него можно было положиться.

Все в Дэвиде — от белокурой макушки до носков уже как следует послуживших ему ботинок — излучало надежность, безопасность и здравый смысл. Не так давно ей казалось, что этого достаточно. По крайней мере до тех пор, пока на нее не свалились Джонатан и здание на Фэй-авеню.

Но даже до того, как она встретила Джонатана и стала владелицей крупной собственности, она не была по-настоящему увлечена Дэвидом. Они были просто друзьями.

Карли наконец заметила, что Дэвид внимательно изучает ее лицо через толстые линзы в темной оправе.

— Я по тебе соскучился, — негромко проговорил он своим приятным тенором.

Она снова подставила щеку для нового поцелуя.

— Я рада, что ты вернулся.

Она услышала за спиной нетерпеливые шаги Кэтлин.

Карли повернулась к сестре и сказала Дэвиду:

— Посмотри, кто приехал тебя встречать. Сама напросилась.

Он с головы до ног окинул Кэтлин заинтересованным взглядом. Дэвид никогда так не смотрел на Карли, и уж тем более на ее сестру. Что с ним случилось?

Озадаченная, Карли тоже внимательно оглядела Кэтлин и вдруг поняла, что неряшливый подросток незаметно превратился в привлекательную девушку с прекрасной фигурой. Ее розовые шорты были не только выстираны, но и выглажены. Между ремешками босоножек проглядывали тщательно отполированные ногти. Она двинулась навстречу Дэвиду с таким видом, что казалось, будто это счастливая Клеопатра встречает Цезаря-победителя.

— Я по вас соскучилась, Дэвид Торнтон.

У Карли глаза полезли на лоб. Когда этот ребенок научился так владеть голосом?

Дэвид по-братски обнял Кэтлин, отвернув голову в сторону, так что ее пылкий поцелуй пришелся не в губы, а в щеку. Глядя мимо Кэтлин, он поймал взгляд Карли.

— А твоя сестренка, кажется, здорово выросла за то время, пока меня не было.

— О, ради Бога, Дэвид! — Теперь Кэтлин стала больше похожа на себя. — Я пожертвовала утром на пляже и торчу в этом душном аэропорту, чтобы тебя встретить, а ты ведешь себя так, будто совсем не рад меня видеть.

Он снова обнял ее и отступил на шаг.

— Я высоко ценю твою жертву. — Дэвид подмигнул Карли. — И поверь, Кэт, страшно рад тебя видеть. Когда в следующий раз полечу в Европу, надеюсь, меня снова встретят обе сестры Мак-Донаф.

Они направились к багажному конвейеру. Кэтлин во что бы то ни стало хотела помочь ему нести дорожную сумку. Когда она взялась за ручку, за которую он держал сумку, Дэвид усмехнулся.

— Кэт, я и сам справлюсь с этой штукой, но если ты хочешь держать меня за руку, тогда совсем другое дело.

Вспыхнув, Кэтлин отдернула руку и взглянула на Карл и.

— Почему ты не сообщаешь Дэвиду нашу великую новость?

Улыбка исчезла с лица Дэвида. Он тревожно посмотрел на Карли.

— Какую великую новость?

— Ты знаешь здание, в котором у меня магазин и парикмахерская? — Ей было почти неловко рассказывать о своей удаче.

Он озадаченно уставился на нее.

— Конечно. Когда я уезжал, ты еще беспокоилась об аренде.

— Теперь уже не беспокоюсь. — Карли не смогла сдержать победную улыбку. — Перед тобой новый владелец этого здания.

Дэвид растерялся еще больше.

— Я не понимаю… Кэтлин громко рассмеялась.

— Мы тоже долго не могли поверить. — Она улыбнулась сначала Дэвиду, потом Карли. — Кто-то сделал ей удивительный подарок.

— Ты имеешь в виду, что вам продлили аренду? — Он напряженно всматривался в лицо Карли.

Она не смогла сдержать улыбки при виде его растерянности.

— Все здание теперь мое. Мне отдали его в награду за спасение собаки.

— Боже мой, кто мог это сделать?

Карли увидела на его лице то же выражение недоверия, которое она видела на лице Надин. Она пожала плечами.

— Я знаю только, что не хозяин собаки. Она рассказала, как они возили Атласа в ветеринарную клинику и как хозяйка собаки отказалась оплатить операцию. Он присвистнул.

— Всем приходилось читать о таких щедрых наградах, но я никогда бы не подумал, что кто-то их получает на самом деле. Карли, я страшно рад за тебя.

— Глядя на тебя, этого не скажешь, — заметила Карли.

Дэвид натянуто улыбнулся.

— Я думаю, это потому, что я рад за тебя, но не за себя.

Его сухой ответ привел Карли в замешательство.

— Что ты имеешь в виду?

Она увидела в его глазах уныние.

— Подозреваю, что у меня было больше шансов, когда ты была просто владелицей небольшого салона для домашних животных.

Карли возмутилась.

— Неужели ты думаешь, что я изменилась?

— Я это увидел, как только вылез из самолета.

— И что же ты увидел? — спросила она, хотя боялась услышать ответ.

— Ты стала более независимой, более уверенной в себе. — Дэвид обратился к Кэтлин: — А тебе не кажется, что Карл и стала другой?

Кэтлин окинула Карли оценивающим взглядом.

— Он прав. Теперь с тобой не так просто иметь дело, как раньше. — Она улыбнулась Дэвиду, показав безукоризненные зубы, белизну которых подчеркивал безупречно ровный загар. — Раньше человек и рот не успевал открыть, а она уже была со всем согласна. А теперь «нет» становится ее любимым словом.

Дэвид криво усмехнулся.

— Мне Карли говорила «нет» постоянно, но, я думаю, это не в счет.

Некоторое время спустя, высадив Дэвида у его дома, они зашли в кафе и заказали спагетти.

— У тебя ведь нет серьезных намерений в отношении Дэвида, правда, Карли? — Кэтлин не сводила с лица сестры упорного взгляда.

— Ты сама знаешь, что нет.

Карли медленно наматывала спагетти на вилку и внимательно слушала сестру. Ей не хотелось, чтобы еще хоть раз в жизни ее можно было обвинить в том, что она не прислушивается к чужим словам.

— Ты так говоришь, чтобы отвязаться от меня, но я хочу знать, как обстоят дела на самом деле.

На лице сестры Карли увидела выражение, которого никогда не видела раньше.

— После тебя Дэвид мой самый близкий друг. Он для меня как брат. — Она пристально посмотрела в глаза Кэтлин. — Только не говори мне, что у тебя на него планы. — Это казалось таким нелепым, что Карли с трудом удержалась от улыбки.

Кэтлин торжественно кивнула.

— Мне кажется, Дэвид может меня заинтересовать. Если ты не возражаешь…

— Кэт, а тебе не кажется, что он староват для тебя? — осторожно напомнила Карли.

— Между нами десять лет разницы, — сказала Кэтлин. — Это не так уж много.

Карли неловко заерзала на стуле. Джонатан был на девять лет старше, чем она.

26
{"b":"568893","o":1}