ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

«Надеюсь, она не имеет в виду Джонатана, — с мрачным юмором подумала Карли. — Если он думает, что сможет продолжать отношения с ней и одновременно с Шейлой — или с кем-нибудь еще, — то он ошибается. Надо довести это до его сведения». Разумеется, в том случае, если она ответит «да». Она до сих пор не приняла решения, и это состояние неопределенности ее угнетало. Почему она до сих пор не может ничего решить? Карли вежливо ответила:

— С удовольствием. На следующей неделе?

Шейла улыбнулась ослепительной улыбкой фотомодели.

— В понедельник у меня меньше всего дел.

— Хорошо. Значит, в понедельник.

Карли вышла из магазина Шейлы расстроенная. Мысль о Джонатане и Шейле была невыносима. Что бы она ни чувствовала по отношению к Джонатану, этого она просто не могла принять. Она усилием воли заставила себя пока об этом не думать и направилась к Надин.

Всю прошлую неделю Надин каждый день стояла за прилавком. И сегодня, как обычно, она сама обслуживала клиента. Надин обладала редким умением продавать собственные изделия. Карли помахала ей рукой и прошла дальше.

Было самое начало второго, и в магазине Фрица Хейнкеля, как всегда в это время, выстроилась очередь желающих купить к ленчу его закуски и сандвичи. Он вместе с двумя помощниками расфасовывал в коробки кислую капусту и раскладывал кусочки сыра и ветчины на толстые ломти хрустящего свежеиспеченного хлеба. У Карли рот наполнился слюной.

Она поймала взгляд Фрица и жестом показала ему, что все в порядке. Он подмигнул в ответ. К ее удивлению, он не проникся к ней ненавистью за то, что ему все-таки пришлось оплатить счет за кондиционер. Она придерживалась определенной и твердой линии, и он относился к этому с уважением.

Карли поспешила к ресторану Педро. Поскольку в это время дня в нем всегда было много посетителей, Карли собиралась просто заглянуть и сразу же уйти. Но метрдотель ее задержал.

— Мистер Хименес жаловался, что ему не удалось с вами повидаться в прошлый раз, когда вы заходили. — Смуглый молодой чело век сиял приветливой улыбкой. — Он велел мне задержать вас, чтобы он мог с вами поговорить.

Карли стала ждать у кассы, а молодой человек поспешил в кухню. Оттуда сразу же появился Педро. Его круглое пухлое лицо блестело от пота. Он приветствовал Карли обаятельной улыбкой, осветившей все его лицо.

— Милости просим, Карли-Энн. Вам надо позавтракать. — Потом он спросил, спохватившись: — Вы не возражаете, если я буду называть вас Карли-Энн? Это ведь Хуан придумал.

— Что вы, Педро, вовсе нет. Меня так зовут в семье.

Он бросил на нее лукавый взгляд.

— А может, мы с вами тоже скоро породнимся?

Она невольно улыбнулась в ответ. Похоже было, что все близкие Джонатана только и мечтают о том, чтобы он остепенился.

— Не очень-то на это рассчитывайте, — ответила она, но не сумела скрыть приятного волнения.

Карли быстро огляделась по сторонам и убедилась, что никто из официантов не может их услышать.

— Вы уже обращались к психиатру?

— Вот об этом-то я и хотел с вами поговорить. — Его улыбка стала еще шире. — Заходите. Я угощу вас ленчем, и мы поговорим.

Она покачала головой, выразив глазами благодарность за приглашение.

— Спасибо, но мне надо бежать. — У нее слегка приподнялись брови. — У вас уже был сеанс?

— И уже есть результаты. — В глубине его глаз вспыхнул веселый огонек. — Сначала я думал, что не выдержу. Вы же знаете, какой ужас это лечение.

Карли кивнула. Она с содроганием вспомнила свою собственную программу: извивающаяся змея в клетке в противоположном углу комнаты, собственный черный ужас и отвращение. Каждый следующий раз она все ближе подходила к клетке, пока наконец не коснулась змеи. Потом змею выпустили из клетки, и она ползала по комнате. И снова Карли должна была ее коснуться. Когда она смогла трогать змею, не ощущая при этом, что падает в обморок от страха, врач объявила, что она выздоровела.

— Надо набраться терпения, — объяснила Карли, — и вы сами не заметите, как поправитесь.

Педро проводил ее до дверей. Уже попрощавшись и пройдя несколько шагов, она оглянулась и увидела, что он все еще стоит в дверях и обаятельно улыбается.

Почему Педро Хименес раньше казался ей некрасивым? У него было лицо той же формы и те же темные глаза, что у Джонатана. Та же осанка, что у Элен. Если бы он сбросил фунтов пятьдесят, то стал бы очень привлекательным. Она помахала ему рукой на прощание.

И сразу же ее мысли вернулись к Джонатану. По сути дела, с того самого дня, когда они познакомились, она ни о чем другом почти не думала.

Что ему ответить? Она обещала позвонить сегодня вечером. Сломает ли она свою жизнь, если ответит ему «да»?

В среду Джонатан вернулся в отель только после восьми. Портье вместе с ключом от номера вручил, ему две записки — обе не от Карли. Он надеялся, что Карли еще не звонила.

Он сделал все возможное, чтобы вернуться раньше, но вторая деловая встреча происходила не в самом Сан-Франциско, и, конечно, на обратном пути он попал в пробку на мосту.

В номере он переоделся в майку и шорты и заказал по телефону бифштекс. Когда полчаса спустя его принесли, он автоматически поел, почти не ощущая вкуса пережаренного мяса и картофельного салата.

Уже девять! Может быть, позвонить ей домой? Один раз он даже набрал первые четыре цифры, но потом неохотно опустил трубку. Он же обещал не звонить ей, пока она не даст ответа, а он привык держать слово.

Джонатан уткнулся в триллер Тома Клэнси и попытался сосредоточиться. Запутанный сюжет не увлекал. Он включил телевизор, посмотрел несколько минут и выключил. На экране было лицо Карли с полуоткрытыми полными губами и разгоревшимися щеками — такое, каким он видел его в прошлую пятницу. В десять он по-настоящему забеспокоился. Если она хочет сообщить ему что-то хорошее, то наверняка уже позвонила бы. А если она не звонит по той же причине, по которой он откладывал звонок на прошлой неделе, — потому что боится причинить ему боль?

Это предположение было не таким уж нелепым, как казалось на первый взгляд. Джонатан инстинктивно чувствовал, что она боится ненадежности, боится тех отношений, которые он ей предлагал. Но, как тонко чувствующая натура, она не хочет ранить другого человека, если этого можно избежать.

К одиннадцати он уже безостановочно ходил взад и вперед по комнате. Черт возьми, почему она не звонит? Он решил ждать до двенадцати, и, если не дождется звонка, звонить самому. Может быть, с ней что-то случилось. Или она забыла название отеля. А может быть…

Когда, наконец, без четверти двенадцать телефон ожил, Джонатан схватил трубку, прежде чем успел зазвенеть второй звонок.

— Джонатан Найт слушает, — проговорил он в трубку обиженно и вместе с тем с облегчением.

— Джонатан? — Как он и ожидал, это была Карли. — Что с тобой? У тебя какой-то странный голос.

Все его сомнения разом вернулись, когда он услышал в ее тоне нерешительность и беспокойство.

— Почему ты так долго не звонила?

Она некоторое время не отвечала, и у него упало сердце.

— Я не знала, как тебе сказать. — Она говорила извиняющимся тоном, и Джонатану захотелось изо всех сил стукнуть в стену кулаком.

«Значит, она собирается дать мне отставку», — подумал он, но постарался не выдать своих чувств.

— Говори прямо. Это всегда самое лучшее. — Он сам удивился тому, как резко прозвучал его ответ.

— Думаю, я могу смириться с чем угодно, — еле слышно произнесла Карли, — но единственное, чего я никогда не смогу принять, это другие женщины.

— Какие другие женщины? — Он даже растерялся.

— Но это же было первым условием, которое ты мне поставил. Ты сказал, что будешь продолжать встречаться с Шейлой. — Она помолчала. — Для меня это невозможно.

— Ты меня не поняла, — с облегчением проговорил он. — Шейла — мой большой друг, но и только.

Джонатан услышал в трубке короткий вздох удивления.

47
{"b":"568893","o":1}