ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Моя дорогая, ты хочешь заниматься? – спросила старушка, не отрывая взгляда от доски.

Кристина встрепенулась:

– Да, было бы здорово… я никогда не играла.

– Похвально, похвально, и погода соответствует, – ворковала старушка. – Данечка, вам шах.

Вожатый почесал в затылке, взъерошил волосы, передвинул какую-то фигуру и замер, глядя на партнершу.

– Неплохо, но, боюсь, вы опоздали. – Она сделала несколько ходов и объявила: – Вам мат!

Даня хотел отыграться, но Людмила Кузьминична отослала его:

– Идите, голубчик, вы у меня на факультативных началах, я должна заниматься с пионэрами.

Данила улыбнулся:

– Буду готовиться.

Людмила Кузьминична повернулась наконец к Кристине:

– Присаживайся на место Дани. Как тебя зовут?

Кристина, представилась, назвала номер отряда.

«Странно, она что, не знает, что случилось? – думала Кристина, наблюдая, как старушка расставляет деревянные фигуры на доске. – Сына директора увезла «Скорая», многие уверены, что это случилось по моей вине, не может быть, чтоб она меня не вспомнила…»

Людмила Кузьминична любовно оглядела стройные ряды черных и белых фигур.

– Начнем с истории шахмат?

– Да, это очень интересно. А можно я вам задам вопрос тоже по истории, но не шахмат, а этой усадьбы?

– Разумеется, с удовольствием отвечу.

– Скажите, пожалуйста, как звали первого владельца усадьбы?

– О, так тебя интересует подлинная история?

– Очень!

Людмила Кузьминична задумалась и сделала ход черной пешкой:

– Похвально-похвально… для девочки, чуть не утопившей моего внука…

– Вашего внука?! – опешила Кристина.

Людмила Кузьминична невозмутимо кивнула:

– Поскольку я тетка его отца, стало быть, Севастьян мой внучатый племянник.

Кристина окончательно смешалась.

– Но я же не знала, – забормотала она. – В смысле я же не специально его толкнула, наоборот, хотела удержать, но… мне очень жаль, что так вышло.

– Да, я слышала… Похоже, эта история никогда не закончится, – проворчала себе под нос экскурсовод. – Итак, на чем мы остановились? Что ты хочешь узнать, девочка?

Кристина, подумавшая было, что старушка отчитает и прогонит ее, вспыхнула от радости:

– Если можно, с самого начала!

– С самого начала? Что ж, хорошо…

Людмила Кузьминична неторопливо играла сама с собой в шахматы и рассказывала:

– В свое время я преподавала историю в нашем университете и мне приходилось работать в городском архиве, в частности я собирала информацию о нашей усадьбе. Она была известна еще с шестнадцатого века. Земли были пожалованы Иваном Грозным одному из его бояр. И с тех пор имение переходило по наследству, сначала к старшему сыну боярина, потом его сыну, а дальше род чуть не прервался, и имение унаследовала дочь боярского внука. Имение несколько раз передавалось как приданое, поэтому фамилии владельцев менялись, но это все были знаменитые княжеские роды – были среди них и Головины, Салтыковы и Шуйские… Кстати, интересный факт: наш директор приходится очень дальним родственником бывшим владельцам.

Кристина удивилась:

– Откуда вы знаете?

Людмила Кузьминична взглянула на девочку поверх очков и спокойно ответила:

– Как же мне не знать – наш отец из рода Друбецких.

– Но ведь род прервался, сын последнего владельца умер, а других наследников вроде не было? – переспросила Кристина.

– Не совсем так, – ответила Людмила Кузьминична. – У последнего владельца помимо сына была еще старшая дочь, она вышла замуж и долгое время жила за границей. После смерти старого князя именно она занималась продажей имения. Сохранились кое-какие документы.

– Так что, получается, вы и Иван Владимирович наследники?

– О нет, дорогая, имение ведь было продано, так что юридически мы не являемся наследниками.

– А фактически? – уточнила Кристина.

Людмила Кузьминична плавно взмахнула рукой:

– Это такое же вольное допущение, как легенда о призраке…

– То есть никакого призрака нет? – спросила девочка.

– Как кому нравится, – улыбнулась старушка. – Говорят, это проклятие старого князя, которое преследует владельцев имения на протяжении многих лет.

– Проклятие князя?

– Разумеется, князя! – Людмила Кузьминична взглянула на Кристину поверх очков. – Ведь он проклял своего сына за то, что тот посмел ослушаться и вступил в позорящую его связь с простолюдинкой.

– Значит, призрак – это вовсе не утонувшая девушка, это сам князь! – ахнула Кристина.

Людмила Кузьминична кивнула:

– Да, представь себе, проклял родного сына и умер без покаяния. Как ты думаешь, может такой человек успокоиться?

Потрясенная Кристина во все глаза смотрела на играющую в шахматы старушку:

– Как же я сразу не догадалась!

– Неудивительно, легенда об утонувшей невесте нравится всем куда больше, – откликнулась шахматистка.

– А можно еще вопрос? Скажите, пожалуйста, на старом кладбище не сохранились могилы ваших предков?

– Ты можешь сходить туда, посмотреть. Воскресенская церковь ровесница усадьбе, деревянную построил первый владелец, его потомки возвели каменную. Церковь сейчас на реставрации, там работает сторожем замечательный человек Роман Пахомович, его все Пахомычем зовут. Он много чего рассказать может, и былей, и небылиц, и если ты действительно интересуешься историей усадьбы и ее владельцев, тебе непременно надо с ним познакомиться.

Старое кладбище. Забытая могила

Дождь кончился, но как-то неуверенно, как будто еще думал, идти или нет…

Порывистый ветер толкал сердитые тучи, те клубились и отбрыкивались. Земля быстро сохла, лужи съеживались и стекали в низины и выбоины в асфальте.

Церквушку красного кирпича они увидели издалека, она стояла на макушке пологого холма, вся в строительных лесах, хотя рабочих видно не было.

За остатками ограды, выглядывая из высокого бурьяна, виднелись покосившиеся кресты.

Ребята подошли ближе.

– Давайте поищем этого сторожа, Пахомыча, – предложила Кристина. – Людмила Кузьминична сказала, он в теме, много чего знает и может рассказать.

– Ну и где он, твой сторож? – Вовка подергал запертую дверь. – Тут глухо, как в танке.

– Без него обойдемся, – Серега с Юркой свернули к могилам. – Идите сюда, – позвали остальных.

Артем и Денис побежали за ними. Девчонки потянулись следом.

Высоченный пыльный бурьян обильно политый дождем, казался непреодолимым препятствием, но в зарослях обнаружилась тропинка.

– Смотрите-ка, сюда кто-то приходит, – удивилась Алина.

– Может, у кого-то родственники, – предположила Лера. – Только все в таком запустении, боюсь, мы ничего не сможем узнать. Кресты проржавели, дерево сгнило. Каменные надгробия, если и сохранились, давно ушли в землю, их надо специально откапывать.

– А мне кажется, надо искать не в этой части кладбища, а в другой, более древней, – предположила Катя.

– Как ты определишь, какая часть древняя, какая новая? – пожала плечами Алина, брезгливо отодвинув пальчиками длинный стебель от своей светлой ветровки.

– Здесь точно не самая старая часть, – ответила Катя. – Видите, кое-где торчат пирамидки со звездами, а звезды – это после революции: кто был на городском кладбище, видели могилы прошлого века – такие же.

Девчонки гуськом пробирались по тропинке, стараясь не испачкаться о грязную траву.

– Мне кажется, мы неправильно вошли, – подала голос Лера. – Церковь строили владельцы усадьбы – значит, они должны быть похоронены на особенно почетном месте. Должно быть что-то типа склепа.

– А мне как-то жутковато тут, – призналась Алина.

Из зарослей донесся дикий вопль, и на девчонок выскочили грязные и зеленые от травы ребята.

Катя и Алина завизжали. Кристина не успела испугаться – как всегда, она была погружена в свои мысли.

Лера невозмутимо отвесила подзатыльник Денису:

– Дураки, кто же так ведет себя на кладбище – уважайте мертвых.

14
{"b":"568915","o":1}