ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

«Раннее утро. Москва тиха…»

И. М. Л.

Раннее утро. Москва тиха.
Птички: чирик-чирик!
Странно и мудро слова стиха
Я подбирать привык.
Женщина рядом. Ее люблю.
Часики бьют: тик-так!
Я почему-то не сплю, а пью,
Пью с любимой коньяк.
Пью за нее, за стихи, за рассвет
И за счастье, которого нет!
Нет его. А почему?
Счастье, оно приходит потом,
А может, счастье не в счастье самом,
А в стремленье к нему?
1957

Про пожары

Говорил пожар пожару:
— Мы подружимся, пожалуй!.. —
И пожару пожар
Руку красную пожал:
— Очень яркие мы оба,
Ты хорош и я хорош.
Мы с тобой друзья до гроба,
Нас водой не разольешь!
Мир дивится нашей силе
И отваге удалой!..
Но разлили и залили
Их той самою водой.
1957

Мраморная доска

Возможно, будет речь моя резка.
Есть в Доме литераторов доска.
Из мрамора добротного она,
И золотом на ней сверкают гордо
Писателей советских имена,
На фронте павших в боевые годы.
Одних любил, других любить не мог,
Но жизнь солдат важней хороших строк.
Я чту всех тех, кого сожгла гроза,
Всех тех, кто пал за Родину геройски,
Но эту, нагло лгущую в глаза,
Не уважаю мраморную доску!
Не вижу я на ней своих друзей,
Хороших и талантливых людей.
Кульчицкий Миша, Женя Поляков,
И Паша Коган, и Майоров Коля
На мраморе остаться для веков
Не удостоились!.. Не заслужили, что ли?
Не пали, что ли, в боевые дни?
Иль, может, их не вдохновляла муза?
Нет, муза вдохновляла, но они
Погибли все не членами Союза.
Пусть даже проявили героизм,
Инструкций нету, чтоб их слава длилась —
И административный кретинизм
Свершил еще одну несправедливость!
1958

Разговор с чертом

Вошел незнакомец, хвостат и рогат:
— Я видеть хочу стихотворца.
— Садитесь, пожалуйста… Очень не рад! —
Сказал поэт незнакомцу.
— А я очень рад и про наши дела
Скажу откровенно и смело:
Нам надо быть выше добра или зла!..
— А с кем я имею дело?
— С чертом. А что? Я ведь вхож на Парнас!
Поэзия штука такая…
В стихи иногда вы пускаете нас!
— В стихи иногда допускаю.
— Так вот тем лучше!.. Вы русский поэт,
Известный не всем, но нам.
Деньгами располагаете? Нет?
— Нет, и взаймы не дам!
— Помилуйте!.. Я не прошу взаймы!..
Напротив, душой сокрушаемся мы,
На ваше безденежье глядя!..
Как черту, прекрасно известно мне,
Что ваших стихов почти что и нет в печати!
А вы бы могли совершить турне
И там подработать кстати.
Вас интересует туристский маршрут
Ну, скажем, вокруг Европы?
На это вам денежки черти дадут
С одним условием, чтобы…
— Душу?
— Да нет!.. Руку на сердце положа,
Скажу вам, хе-хе, хи-хи,
Что нужна мне ваша душа,
Как некоторым газетам стихи!
Души мне не надо, а нужно нам,
Чтобы вы ду-ду-ду — и остались там!
Чувствую, что не хотите. А зря!..
Уехать совсем несложно…
И все, чего здесь напечатать нельзя,
Там напечатать можно!
Напрасно вы так дорожите Москвой,
Ду-ду — и не надо обратно!..
Вы там издадите все!
               — Для кого?
Для нескольких эмигрантов?
Я вас огорчу, господин черт:
Меня не прельщает такой почет;
В Москве я к читателю ближе!..
Мне лучше, вдыхая Отечества дым,
В России поэтом быть рядовым,
Чем первым поэтом в Париже!
1958

Зимнее утро

Мне бы спать и спать, но просыпаюсь:
Череда забот сильней зевот.
Зимнего рассвета белый парус
По утрам в поход меня зовет.
Мне вставать не хочется с постели,
Мне бы спать и спать, но даль светла:
Ждут меня удачи и потери,
Ждут меня великие дела!
1958

«Не знаю сам, к чему все клонится…»

Не знаю сам, к чему все клонится,
Но я тоскую в эти дни.
Приди ко мне, мою бессонницу,
Как ты сумеешь, разгони.
Приди ко мне, простая женщина,
Зачем зову, не знаю сам.
Мне счастье не было завещано,
И я тебе его не дам.
1959
31
{"b":"568941","o":1}