ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Не работайте с м*даками. И что делать, если они вокруг вас
В рассветный час
Чапаев и пустота
Моя любимая свекровь
Видок. Чужая боль
Пепел книжных страниц
Последние дни. Павшие кони
Письма до полуночи
Шестой Дозор
Содержание  
A
A
Эпилог

1

Современная война
Отгремела в городах
И меня толкнула на
Размышленья о годах.
Тех, которые ушли
Ото всех,
Тех, которые прошли
Без утех.
Тех, которые
Бога бред.
Я писал историю
Этих лет.

2

Счастлив, кто врага разит,
Совсем не страшась контратак.
От ВРАГ БУДЕТ РАЗБИТ
До БЫЛ РАЗБИТ ВРАГ
Легла пятилетка войны.
Ее за четыре года
Выполнили сыны
Трудового народа!
Победа как никогда близка:
Даже время не кажется длинным.
Наши доблестные войска
Встали в очередь за Берлином!
1944
Избранное - i_011.jpg
Избранное - i_012.jpg

Сорок скверный

1
Помню день недобрый объявленья
Немцем не объявленной войны,
И висели всюду объявленья…
Закричали про войну они.
Точно так же радио играло,
Было много всяческих людей…
Танки шли весь день и утром рано.
Я сказал тогда: — Недобрый день.
2
Торчат от радуги концы,
Как пара дуг, как пара хорд,
И вот на пристани Ловцы
Остановился пароход.
Ловцы чего? А счастья нет.
Правы и те и эти;
Подобно теням на стене
Проходит все на свете.
3
Отчасти сходна жизнь моя
С плывущей по воде иголкой.
И горькуировался я:
Эвакуировался в Горький.
4
Но все случается над Волгой,
И вот, со злости и от зла,
Бомбили немцы город Горький
В ноябрь 4-го числа.
Как будто огненные нитки,
Шли пули красною чертой,
Зазря бабахали зенитки,
Не попадая ни во что.
Летели самолеты в дали,
И немцы, горе-мастаки,
Бомбили, но не попадали
В великолепный мост Оки.
Итак, они бомбили воду,
И бомбы падали, тоня;
Но зарево автозавода
Уже слилось с закатом дня.
Все то прошло легко и быстро,
Но не забудется оно:
Страх, горечь, злоба, любопытство
Смешались и слились в одно.
Трамваев не было в помине.
Мы шли пешком. Хотелось мне
Позаменять дома в Берлине
Развалинами из камней.
А между тем, когда темнело
И надвигалась ночь как бред,
Мы, как один, бросали дело
И уходили на обед.
Никогда не надо повторяться,
Никогда не надо возвращаться,
Никогда не надо догонять,
Никогда не надо ждать.
Однако жду и час и два я,
Хотя жданье трудней, чем труд.
Официантки — как трамваи:
Когда их ждут, то не идут.
5
И этот год, в который голодал,
Теперь я называю Сорок скверным,
Ну а стихи по разным городам
Я рассылал друзьям, хорошим, верным.
А письма шли, как все тогда, не скоро,
Но находили горьковский мой адрес.
Стихи полузабытого Глазкова
Читались, почитались, не печатались.
6
Судьба судьбы командует судьбою,
Неповиновенья не терпя.
Ты можешь пропадать — и черт с тобою,
Твоей судьбе теперь не до тебя.
Ей очень холодно. Дрожишь, дружище,
А тут еще бессмысленный обед ищи,
Но на войну поехать не решишься
И от войны не убежишь в убежище.
7
Зачем вся жизнь моя игра —
Я это не кумекаю.
Я видел сон: река текла,
Глубокая, но мелкая,
Тогда поплыл я по волне,
Но не пловец, а странник,
И чудный берег плыл ко мне
В каких-то белых зданьях.
Он плыл, до дна его пока
Я не достал руками,
И тут закончилась река
И началась другая.
Я стал ее переплывать,
Однако сон пришлось прервать.
Проснулся я. Была весна.
Вода как таковая;
И я отыскивал для сна
У Волги толкованье.
Одна река суть — я поэт,
Судьба моя такая,
Другой реки пока что нет,
Но будет и другая.
Погибну ль средь ее воды ли я?
Подлунный мир хоть стар, да нов.
Среди воды торчит флотилия
Полузатопленных домов…
8
Многое кажется глупым.
Очереди за булкой.
Царствие нищих духом.
Мы промышляем курнуть.
Огнеупорные губы
Курят окурок окурка,
Чтобы не верилось слухам
И разлетучилась нудь.
47
{"b":"568941","o":1}