ЛитМир - Электронная Библиотека

Он догоняет меня на кухне, занимается любовью на полу, а потом готовит завтрак.

Приоритеты.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Глава 15

Ядовитая девушка (ЛП) - _0.jpg

 

Когда на следующее утро я прихожу на занятия, то могу сказать, что что–то не так. Бегу и вижу, что толпа сформировала круг. Проталкиваюсь сквозь толпу, кто–то кричит, кто–то подбадривает, и замечаю из–за чего вся возня. В центре круга стоит Грейсон, который выбивает все дерьмо из какого–то парня.

– Грейсон! – ору я, шагая в круг, только чтобы меня оттащил Дэниел, один из друзей Грейсона.

– Не лезь в центр, – говорит Дэниел, сжимая меня за талию. Я сопротивляюсь, но его хватка не поддается, поэтому поворачиваюсь обратно к Грейсону. Его сжатый кулак ударяет парня в нос, и я слышу ужасный хрустящий звук. При ближайшем рассмотрении, человек, которого избивает Грейсон, – Джейк, его друг. Какого черта здесь происходит?

– Почему они дерутся? – спрашиваю Дэниела, поежившись, когда Джейк получает еще удар от Грейсона в живот. Следующий удар Грейсона отправляет Джейка на пол. – Почему ты не останавливаешь это? – рычу я, отталкиваясь от него руками, пытаясь вырваться. Дэниел вздыхает, потом сгибается и поднимает меня в воздух, мой живот на его плечах.

– Поставь меня на пол, сволочь! – ору я, ударяя кулаками по его спине. И вот внезапно, толпа смолкает.

– Поставь ее на пол! – рычит Грейсон позади меня. Дэниел мгновенно спускает меня на пол, и я ощущаю жар своей спиной. Руки обнимают мою талию, притягивая к его телу.

Дэниел поднимает руки вверх.

– Она пыталась влезть в центр драки.

– Спасибо, братишка, – говорит Грейсон Дэниелу, отступает в сторону и берет меня за руку. Мы быстро уходим к его машине. Он открывает для меня дверь, все еще джентльмен, даже когда в гневе.

– Что произошло, Грей? – спрашиваю я, уставившись на его сбитые, отекшие костяшки. Он издает глубокий звук в горле, почти рычание, как будто вспоминает, что изначально его привело в ярость.

– Грей, – завожусь я, когда он ничего не произносит, а просто уезжает. Он не отвечает. На полпути к его дому, могу сказать, он начинает превышать ограничение по скорости. – Помедленнее, – прошу спокойно. Он слушается меня, и сбавляет скорость до допустимой. Когда паркуется у дома, он ударяет кулаками по рулю, от чего я подпрыгиваю на своем месте.

– Ты вообще собираешься рассказать мне, что произошло? – спрашиваю, стараясь сохранять голос спокойным. Он глубоко вдыхает, будто успокаивая сам себя. Он глушит мотор, захлопывает за собой дверь и уходит. Просто оставляя меня здесь, в машине. Я выбираюсь и следую за ним в дом. Он стоит в гостиной, дожидаясь меня.

– Что случилось?

– Ты стриптизерша? – спрашивает он, не дрогнув. Я замираю. Я знала, что должна была рассказать ему сама. Я такая дура. Осталась только одна смена до моего увольнения, и я подумала, что смогу избежать этого. Чертова дура. Он воспринимает мое молчание, как «да», потому что начинает крушить все к чертям собачьим в комнате.

– Грейсон, – выдавливаю я, протягивая руку, но потом одергиваю.

– Отец Джейка постоянный клиент «Яда», – он не смотрит на меня. – Он сфоткал тебя на телефон. Джейк видел снимок.

Какого хрена? Никому не позволено снимать в клубе, должно быть, он сделал это тайком.

Я громко сглатываю, мое зрение размывается.

– Мне жаль, – слеза скатывается вниз по моей щеке. И это правда. Так чертовски сожалею,  потому что понимаю, что это не то, что кто–то сможет просто простить. Да я и не ожидаю от него прощения. Я облажалась. Я не была честна, а теперь сталкиваюсь с последствиями.

– Все это время, – рычит он, падая на диван, будто его покинула вся энергия. Я высосала ее. Я и мои проблемы.

– Прости.

– Не извиняйся. Скажи мне почему, – его глаза встречаются с моими. Его взгляд холодный. Жесткий. Обиженный.

– Я уже работала там, когда познакомилась с тобой…

– Не это. Скажи мне, почему ты не была честна со мной, – его голос безжизненный.

– Я не хотела, чтобы ты смотрел на меня так, как смотришь прямо сейчас, – честно отвечаю я.

Он фыркает и отводит взгляд.

– Я только что выбил все дерьмо из своего лучшего друга за неуважение к тебе, когда он во всем был прав.

Больно. Обжигает. Я хочу сказать ему, что люблю его так чертовски сильно, но я не настолько эгоистична. Стою, руки потряхивает, ловлю его последний тоскливый взгляд, а потом выхожу через дверь. Слышу, как что–то ломается, пока стою на переднем крыльце, задаваясь вопросом – как, черт возьми, мне добраться домой? Начинаю идти пешком. Не так уж и далеко, может минут сорок пять ходьбы. Я могла бы позвонить Анае, чтобы она приехала и забрала меня, но решаю, что пройтись пешком будет неплохо для меня. Это даст мне время побыть в одиночестве, разобраться с последствиями своих действий и пожалеть себя.

Прям как я и заслуживаю.

****

Я лежу на кровати и таращусь в потолок. Когда слышу, как колотятся в дверь, поднимаюсь, чтобы открыть. Взглянув в глазок, я вижу злое лицо Грейсона. Какого черта? Отпираю дверь и открываю ее, наблюдая, как он осматривает меня, будто проверяя, что я в порядке.

– Какого хрена, Пэрис? – рычит он, проходя в дом. Я закрываю и запираю дверь, а потом следую за ним в гостиную.

– Что? – мой голос слаб. Я только и хочу пойти в постель.

– Я названивал тебе миллион раз! Как ты добралась домой? Я волновался, – он садится и выглядит усталым.

– Я шла пешком, – говорю я, прислоняюсь к стене и пожимаю плечами.

– Ты шла пешком, – повторяет он, произнося каждое слово медленно.

– Да, – растягиваю слово.

– Да, что, блять, с тобой не так? – заводится он, встает и начинает нарезать круги по комнате.

– О, так что, теперь, когда ты знаешь, что я стриптизерша, это нормально разговаривать со мной так? – я скрежещу зубами.

– Что? – переспрашивает он, глядя на меня, будто не замечал раньше. – Ты что совсем меня не знаешь?

Понятия не имею, что отвечать, поэтому молчу. А он – нет.

– Я волновался. Я не хотел, чтобы ты шла одна домой, это не безопасно. Через пару минут после того, как ты ушла, до меня дошло – у тебя нет машины, и я объездил всю округу в поисках тебя, – говорит он, проводя своими руками по волосам от волнения.

– Телефон был на беззвучном. Я даже не проверяла его, – отвечаю, глядя вниз на свои руки. – Прости, я не хотела беспокоить тебя, – если честно, я  и не думала, что он будет вообще снова беспокоиться обо мне. Полагаю, я недооценила какой он замечательный парень. Или, может, он просто жалеет меня? Здорово. Грейсон матерится и подходит ко мне, встает близко, но не касается.

– Такая красивая… – говорит он, приподнимая мой подбородок своими пальцами. – И так позорно, что этим поделилась со всеми.

Что? Я игнорирую боль в груди и слезы, угрожающие прорваться.

– Убирайся, – мой голос спокоен и собран.

– Пэрис…

– У меня огромный долг. Да это даже не мой долг, но мне, однако, нужно оплатить его. Но ради тебя, я увольняюсь, даже не заботясь о том, как буду расплачиваться дальше. Подвергаю свою сестру опасности. Мне осталась только одна смена, и потом со всем покончено, – я замолкаю и глубоко вдыхаю. – Я понимаю, что была неправа, когда солгала тебе насчет этого, и, наверняка, это непростительно, но я не заслуживаю, чтобы со мной так разговаривали. Пожалуйста, уйди, – договариваю я, мой голос надламывается. Я опускаю взгляд.

17
{"b":"568942","o":1}