ЛитМир - Электронная Библиотека

– Это твой способ подката? – спрашиваю, доставая папку и открывая ее. Все организованно по категориям и цветам. Так, как мне нравится.

Молчание.

– Просто проявляю дружелюбность, Пэрис.

Круто, теперь я чувствую себя дерьмом.

– Хочешь жвачку? – спрашиваю его, достаю ее из кармана и предлагаю мир первой.

– Конечно, – говорит он, красуясь ямочками. Он берет пластинку из моей руки и мою ладонь покалывает от контакта с его пальцами. Это опасно. Очевидное притяжение…я чувствую его, и думаю, он тоже. Я слегка улыбаюсь ему, а потом поворачиваюсь лицом к передней части класса.

Преподаватель заговаривает, спасая меня от общения. Я продолжаю смотреть вперед, мои глаза остаются на говорящем мужчине. Вытаскиваю фиолетовую ручку и начинаю делать заметки, желая оказаться на высоте с самого начала.

Он прочищает горло.

– Можно ручку одолжить?

Я опускаю свою ручку и поворачиваю голову к нему. Его теплые, карие глаза смотрят на меня выжидающе, темные волосы завиваются за его ушами.  Я заставляю себя отвести взгляд от его лица, прекратить разглядывать каждый его дюйм.

– Ты пришел в первый день без ручки? – спрашиваю я, медленно моргая.

Он пожимает плечами и сверкает мальчишеской улыбкой. Интересно, он знает, что может использовать эту улыбку в качестве оружия, или каким–то образом не подозревает о своем очаровании? Надеюсь последнее, но больше похоже на первое. Я открываю пенал, пытаясь найти подходящую ручку. Светло–голубая с блестками, что поделаешь. Протягиваю ему ее, убеждаясь, что наши руки не соприкасаются, и жду, что он пожалуется на девчачий цвет. Вместо этого он удивляет меня улыбкой и благодарностью. Я свожу брови, отворачиваясь лицом к передней части класса. Когда чувствую его пристальный взгляд на мне, игнорирую его. Когда он продолжает пялиться, решаю сказать что–нибудь.

Поворачиваюсь и наклоняю голову.

– Ладно, что? – спрашиваю я.

– Что? – переспрашивает он, хмуря брови в замешательстве.

– Почему ты пялишься на меня? У меня на лице что–то?– спрашиваю его, пытаясь сохранить голос нейтральным. Отбрасываю свои светлые волосы с лица и выгибаю бровь.

Он борется с улыбкой.

– Нет, у тебя ничего нет на лице.

– Тогда что?

– Тогда ничего. Ты просто красивая, и мне нравится на тебя смотреть, – говорит он, пожимая плечами, будто это не такое большое дело.

– О, – отвечаю я, внезапно у меня не находится остроумного ответа.

 Его губы изгибаются перед тем, как опускает взгляд на свою работу. Теперь на него смотрю я. Он понимающе улыбается, но удерживает взгляд на тетради перед собой, и я заставляю себя отвести взгляд. Серьезно, в нем что–то есть. Играет Шон Пол «По ту сторону любви» – мой рингтон. Я съеживаюсь, понимая, что забыла поставить на беззвучный. Выхватываю его из своего лифчика и отключаю звук. Смотрю по сторонам и вижу, что на меня все смотрят. Здорово.

– Миленькое место для хранения телефона, – говорит Грейсон, его глаза искрятся весельем.

 Закатываю глаза и скольжу телефоном в сумку, аккуратно избегая зрительного контакта с кем–то еще. Слышу, как преподаватель задает вопросы, и опускаюсь ниже на своем месте, надеясь, что он не спросит меня. Шансы невелики, но, честно,  не думаю, что мне понравится говорить перед группой незнакомых людей. Не удивляюсь, когда Грейсон выкрикивает правильный ответ, и преподаватель хвалит его.

– Так… – произносит он, привлекая мое внимание.

Я поворачиваюсь к нему и поднимаю бровь. Он красавчик…могу признать это. Эти темные глаза и ямочки вместе с мускулистым, подтянутым телом…не найду много девчонок, которые не согласятся с этим. Он ухмыляется, и понимаю, что он заметил, как я оцениваю его. Проклятье.

– Так? – переспрашиваю я, смотря в ответ.

– Ты одна? – спрашивает он меня. Прямо так, без игр. Мне это нравится.

– А ты? – парирую я.

Он улыбается.

– Да, но если бы не был, то сразу бы стал.

Что?

– Я должна быть очарована?

– Да, – говорит он, немного смущенно улыбаясь в этот раз. – По крайней мере, надеюсь на это.

Я пожимаю одним плечом.

– Ну, полагаю, я немного очарована. Но не достаточно.

Он хихикает над моим ответом, качая головой забавным способом.

– Полагаю, тогда мне нужно поработать над своими умениями.

Я борюсь с улыбкой в ответ.

– Ты и понятия не имеешь.

Остаток занятия проходит быстро, и вскоре я встаю и запихиваю книги в свой рюкзак. Грейсон встает передо мной и протягивает обратно ручку.

– Оставь, – говорю ему, изгибая губы. Не могу позволить ему пойти на следующий урок без ручки. Поднимаю свой рюкзак и выхожу из класса, не оглядываясь.

****

Откусываю от своего сэндвича, когда кто–то подсаживается ко мне. Я узнаю кто это, не поднимая глаз, по легкому аромату его одеколона.

– Я абсолютно уверенна, что преследование незаконно, – бормочу я в сэндвич, не поднимая глаз.

– Заметил, что ты сидишь тут в одиночестве и подумал, что возможно, тебе нужна компания.

– Ты решил, что я скрываюсь под деревом в поисках компании? – спрашиваю я, борясь с улыбкой.

Наконец, я поворачиваю голову, чтобы посмотреть на него. Он сидит у дерева, одна нога вытянута, а вторая согнута. Его рука свисает с согнутой ноги с напитком в руке.

Он криво улыбается мне, от чего появляется одна ямочка. Я хмуро смотрю на него, интересуясь, почему он не реагирует на мой комментарий.

– Заметил красивую девушку, сидящую в одиночестве, и я не тот, кто упускает возможности.

Я беру бутылку с водой и откручиваю крышку.

– Я заметила.

– Так твой основной предмет – история? – спрашивает он, когда я ничего больше не произношу.

– Ага, – говорю я. – Люблю историю.

– Я тоже, – отвечает он, и я поворачиваю голову как раз вовремя, чтобы заметить его улыбку. – Какое у тебя следующее занятие?

– Методология истории, – говорю я, пытаясь спланировать побег. Я смотрю на время в телефоне…час до начала занятий.

– Черт, – говорит он, я бросаю взгляд на него и замечаю, как его лицо мгновенно опустилось.

– Что такое? – спрашиваю, отпивая воду.

– Я должен был взять этот же предмет. Должен, – говорит он, прикусывая нижнюю губу.

Я смеюсь.

– Думаю, мы с тобой уже достаточно времени провели вместе сегодня, ты так не думаешь?

– Ни за что, – сообщает он, нахально улыбаясь. – К тому же я знаю, что действительно хороший собеседник.

– Кто тебе сказал такое? – спрашиваю с самым серьезным выражением лица. – Твоя мама? Потому что она не считается.

Грейсон смеется от моего комментария, покачивая головой.

– Острячка.

– Стараюсь, – отвечаю я, отвивая воду.

Он наклоняет голову в сторону.

– Ты так и не ответила на мой вопрос.

– На какой? – переспрашиваю я.

– Ты одна?

– Почему ты хочешь узнать? – спрашиваю его, прищурившись.

– Я хочу знать, если какая–то конкуренция, я должен знать, – отвечает он с серьезным лицом.

Закатываю глаза.

– Я свободна.

– Насколько свободна? – спрашивает он теперь уже улыбаясь.

– Очень свободна. Но еще я не ищу отношений, – говорю честно.

Он изучает меня.

– Я могу справиться с этим. Обычный перепихон тоже не проблема для меня.

Бросаю в его голову своей бутылкой с водой, а он хохочет. Козел.

– Так, – говорю я, указывая между нами. – Ты почти добрался до меня, приятель.

– Это вызов? – спрашивает он, игривый блеск в его темных глазах.

Мужчины со своими вызовами.

– Нет, не вызов, – я быстро отступаю.

– Вызов принят, – говорит он, а потом наклоняется вперед и растирает большим пальцем мои костяшки. Я вздрагиваю от контакта и удивляюсь тому, что он только что прикоснулся ко мне, после того что я сказала.

– Личное пространство, – тихо бормочу я, вытягивая руку. Он собирается что–то сказать, когда нас прерывают.

– Привет, Грейсон, – слышен женский голос. Я поднимаю глаза и вижу двух девушек, которые стоят перед нами, улыбаются Грейсону и смотрят на меня, может даже с намеком на знакомство, и оценивают одновременно. Это именно то, чего я не хотела. Я бы предпочла остаться неизвестной. Так проще, потому что я не хочу, чтобы люди узнали меня или выяснили, где я работаю. Кажется, Грейсон будет исключением.

2
{"b":"568942","o":1}