ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Буйный
Мытарства нам предстоят
Как избавиться от наследства
Между нами океан
Как создать свое новое тело
Последняя Академия Элизабет Чарльстон
#Нехудеем. Рецепты для тех, кто любит вкусно и по-домашнему
Исчезновения
Все цветы Парижа

– Это платье сводит меня с ума, Брин.

– Даа? – невинно спрашиваю я. – И что именно сводит тебя с ума?

Двигая своими большими пальцами по моим тазовым косточкам, он отвечает:

– Оно дразнит меня, тем как задирается от ветра, слегка обнажая верхнюю часть твоих бедер. Черт, будет ли это слишком самонадеянно, если я скажу, что умереть, как хочу увидеть, что у тебя под ним?

Прикусив губу, я качаю головой.

– Нет, совсем нет.

Его брови взлетают до линии роста волос.

– Серьезно? – растягивает он и придвигается немного ближе.

– Серьезно, – подтверждаю.

Слегка приподнимая большими пальцами, он начинает собирать материал вокруг моей талии. Это не так уж и сложно, учитывая комбинацию шифона и короткой длины. Когда подол моего платья оказывается в районе пупка, моя задница открывается теплому воздуху, он смотрит вниз на белые, кружевные шортики и стонет.

– Твою мать, очень сексуально.

– Так случилось, что у меня и соответствующий лифчик к ним.

Сглотнув, он спрашивает:

– Насколько далеко ты надеешься, все зайдет между нами сегодня?

Я обхватываю ладонями его шею и притягиваю ближе. Я знаю, насколько хороши его поцелуи, и я так была близка к оргазму только от нашей серии поцелуев в машине. Меня никогда так не тянуло к мужчине раньше. Не только из–за того, что он такой сексуальный, но и когда он целуется, то полностью отдается. Полностью сосредоточен….на мне. Не могу устоять против этого великолепного мужчины.

– Никаких надежд и планов.

До того, как он успевает ответить, я притягиваю его губы к своим, соединяя наши рты вместе. Я не теряю времени, переводя наш поцелуй из милого и невинного к порнографическому за две секунды. Я открываю рот, ищу его язык и сплетаю со своим, сильно вжимаясь в его тело, моя грудь у его груди, моя промежность объезжает его сильную и мощную ногу.

Если бы я не была настолько возбуждена, я бы сделала шаг назад и оценила бы, насколько агрессивной и отчаянной я выгляжу прямо сейчас. Но это бы не остановило меня.

Я терзала этого мужчину.

Руки в волосах, губы на нем, киска ездит на его ноге, – да я ушла во все тяжкие. Набрасываюсь на него всеми возможными способами и лучшая часть в этом, – он не отстает. Он не сомневается, не отступает назад. Он берет все, что я отдаю в его сторону. Он хочет меня так же сильно, как и я его?

– Мне нужно коснуться тебя, – произношу приглушенно между поцелуями.

Он что–то говорит в ответ, но я не понимаю, поэтому снова беру все в свои руки и начинаю расстегивать его штаны.

Буду честной, мне нравятся члены. Считаю, члены фантастическими. Они забавные и могут встать только от одного прикосновения. Один взмах и маленький грибок выходит поиграть. Что может быть увлекательнее этого?

Поэтому, яснее ясного, что я взволнованна перед встречей с мяском, которым упакован Эндрю.

Как только его молния и пуговица расстегнуты, я пробираюсь в его боксеры, вцепляюсь в его растущую длину и вытягиваю ее, позволяя упереться в его рубашку.

Дорогой Иисус, да это замечательный член.

Весь в венах, толстый, без волос и готов хорошенько провести время. Этот член хочет потусоваться, и угадайте что, небольшие посиделки в моей киске могут заинтересовать его

Я глажу его член и наблюдаю за тем, как он растет в моих руках. Угу, определенно хочу повеселиться с этим членом.

– Ох, черт, обалденно, – стонет Эндрю мне на ушко, собирая подол моего платья в одну руку и передвигая другую к передней части моего белья.

Ох, я уже влажная и по вымученному звуку, который издает Эндрю, я понимаю, он тоже знает об этом. Не спеша поглаживаю его, не раскачиваю слишком быстро – что больше бы походило, будто я пытаюсь встряхнуть бутылку с кетчупом – но достаточно для того, чтобы свести его с ума.

– Ты такая…– он сопит, как будто у него течет из носа, – влажная.

Я настолько теряюсь в прикосновениях его пальцев с моим центром, что не обращаю внимания на него прямо сейчас.

Не поверю, что он плачет сейчас.

Он же не плачет, да? Боже, мне нужно остановить его, если он плачет?

Шесть длиннющих месяцев без секса.

Неа, если он плачет, тогда он может вытереть слезы об мой лифчик, я не собираюсь останавливать его.

Подбадривая его, я толкаюсь своими бедрами, хочу, чтобы он устранил мое белье и поработал немного тщательней надо мной.

– Черт, ты такая горячая.

Хочу сказать «ты тоже». Хочу похвалить его приверженность тренажерному залу, штанге, каждому приседу, который он делает, но вместо этого, я просто стону. Стоны – замечательны. Стоны подтверждают все. Стоны говорят «эй, я с головой в этом»

Потому что, откровенно говоря, я никогда не была хороша в грязных разговорчиках. Никогда не была одной из тех девчонок, которые говорят: «Вставь его в меня, здоровяк, заставь меня кончить». И еще я никогда не была одной их тех девчонок, кто объявлял о своей секреции, прямо перед тем, как это произойдет

Я кончаю, кончаю…Угу, это не про меня.

Что я умею? Ну, я гибкая. Я могу согнуться лучше, чем любая женщина поблизости. Я могу сесть на шпагат на его члене, и если это не впечатлит, тогда я не знаю, что еще сможет.

Мои мысли возвращаются к здесь и сейчас, когда Эндрю начинает выцеловывать путь вниз по моему телу…шмыгая носом. Он все еще плачет? Прекрати фокусироваться на его слезах, и переходи к волшебству, которое он творит своим ртом.

Его губы встречаются с моим животом, прямо над моей лобковой костью. Ох, Боже мой, да. Я развожу ноги еще больше, когда Эндрю сдвигает мои трусики в сторону и ныряет головой к моему центру.

Предвкушение ползет по моей коже, когда я готовлюсь к его языку.

Бросаю на него взгляд, жду, затаив дыхание, контакта. Он проводит ладонью под носом, вытирает…сопли, а потом ныряет, толкая меня к дереву. Я цепляюсь за его голову, когда из меня вырывается громкий стон.

Блин, надеюсь, никто не слышит меня. Если кто спросит…мы проветриваем почву и удобряем ее, эм…нашим оргазмом?

Нет, вытряхиваю эту мысль из своей головы. Сосредоточься на его…

О, да, на его языке

Я плавлюсь у дерева позади меня и цепляюсь за голову Эндрю крепче. Наблюдаю за тем, как он поглаживает себя, его член торчит из штанов, в жесткой хватке его ладони. Все в нем эротично. От нашего окружения, к возможности быть пойманными кем–то, до того, как мы удовлетворяем себя без полного контакта.

Я наслаждаюсь каждым….

Апчхиииииии

Я дергаюсь от удара головы Эндрю в мою вагину, его нос проходится по моему клитору, его лоб упирается в мой лобок.

Апчхиииииии

Удар головой по моему клитору.

Апчхиииииии

Глаз в моей вагине.

Апчхиииииии

Его волосы трутся между моих складок.

Апчхиииииии

Водопад соплей покрывает мой живот.

Какого. Черта. Происходит?

Чихание продолжает вылетать из Эндрю, пока он пытается восстановить свое равновесие, но с каждым мощным чихом из его носа, он теряется, продолжает врезаться в меня, толкаться в меня и бьется об меня каждым сантиметром своей головы. Носом, ухом, волосами, глазами, – они все погружаются в мою открытую вагину безостановочно, пока он хаотично и бесконтрольно чихает. Честно, это ужасно.

Что мне делать? Сказать «будь здоров»? Предложить носовой платок своей вагиной? Вытащить парочку таблеток Бенадрила3 из своих складок? Боже мой, может ли быть у человека аллергия на чьи–то личные части? Чертовски уверена, что нет.

Пытаясь избежать, чтобы мою киску постигла участь мишени для вечеринки чихания, разворачивающейся передо мной, я отхожу в сторону, и вот тогда я охватываю весь вид перед собой.

Вот он, мужчина, которого я нахожу довольно привлекательным, с красными глазами, сопли вылетают во все стороны из его носа, глаза собрались в кучу, и…его «ствол» болтается во все стороны сквозь дырку, которую я проделала для его члена, создавая собственную версию вертолета…чихающую версию.

3
{"b":"568962","o":1}