ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Тёмная грань любви
Все мы смертны. Что для нас дорого в самом конце и чем тут может помочь медицина
Магическая Академия, или Жизнь без красок
Трещина в мироздании
Берсерк забытого клана. Врата войны
Моя семья и другие звери
Как Католическая церковь создала западную цивилизацию
Маленький принц
Пуховое одеялко и вкусняшки для уставших нервов. 40 вдохновляющих историй
A
A

Он нашёл её губы и нежно поцеловал.

Её сердце затрепетало, как крылья бабочки. Это напомнило ей тот поцелуй, что они разделили в лесу. Только этот поцелуй не был приветственным. Он был горячим. Приглашал к страсти и многому другому.

Эмили застонала, её губы раскрылись.

Его язык проскользнул глубже.

Чёрт, он так хорош на вкус. Корица. Перец. Мятная свежесть – возможно, от зубной пасты. Восторженный стон вырвался из его горла, когда она ответила на поцелуй, сначала нерешительно, а потом всё смелее. Вскоре их поцелуй превратился в похотливый стон. Она дышала прерывисто и страстно желала его.

Он прикусил её нижнюю губу, а затем облизал от уголка к уголку рта. Эмили задохнулась. Ровик прижал её бедра к своим, заставляя ощутить свою твёрдую эрекцию.

– Смотри, что ты делаешь со мной, сладенькая. Ты очень дерзкая. Особенно учитывая, что не надела трусики, – выдыхал он между поцелуями.

Не надела. Вся её одежда лежала в корзине, грязная.

Ровик отвёл губы. Моргнул. Ресницы взлетали вверх и вниз. Его глаза пылали, когда он гладил её по щеке кончиками пальцев.

 – Ты не должна соблазнять мужчину, одеваясь так. Мужчина может быть не в состоянии сдержаться, и воспользуется тобой.

Эмили захихикала. Она обняла его за шею и зарылась пальцами в шелковистую гриву.

– А вдруг ты ошибаешься? Тебе не приходило в голову, что это я тебя использую? Джентльмен невинно спит в кровати в своём собственном доме, и гостья, оставшаяся переночевать, соблазняет его.

Ровик рассмеялся. Ах, как она любила слышать его смех. Мужественные нотки отдались дрожью в её позвоночнике.

– Я не джентльмен, а ты не гостья, оставшаяся переночевать. Ты моя пара, и всё, что у меня есть, – твоё.

– Звучит безрассудно. Никакого брачного контракта или чего-то в этом роде? Я могу с лёгкостью забрать половину, если решу уйти.

– Хм. Ты, конечно, можешь уйти, но я никогда тебя не отпущу. Ты моя. Полностью. – Ровик провёл рукой по её телу: до бедра, по бедру, проследил изгиб талии, затем медленно поднялся к груди. Распростёр на ней руку и сжал. Большим пальцем, подразнивая, скользнул по затвердевшему соску.

Эмили застонала. Ощущения прекрасные, но рубашка стала преградой. Ей же хотелось ощутить его руки кожей. Обнажённой.

Ровик изучал её реакцию.

– Тебе это нравится, – голос был довольным.

– Пожалуйста… – Она закусила губу.

– Пожалуйста что?

– Я хочу тебя. Ты ведь мой, не так ли? – Её щеки опалил жар.

– Да. – Его взгляд сосредоточился на ней. – Я твой. Связь работает в обоих направлениях. Ровик выпрямился. Уселся на неё. Его мускулы напряглись, когда он стянул футболку через голову.

Она этим упивалась. Его прекрасное тело и роскошная загорелая кожа. И выпуклость между бёдер. Когда он дёрнул штаны вниз и спустил их к лодыжкам, ей пришлось прикусить губу, чтобы не пустить слюни. Его член. Такой твёрдый и истомившийся, обещающий греховное удовольствие. От взгляда на него кружилась голова.

С озорной улыбкой он приподнял подол рубашки и оголил её тело. Его взгляд жадно блуждал по ней. Он зашипел при виде её наготы.

– Малышка, ты такая красивая. – Он опустил голову и нежно её поцеловал, прижимаясь к ней всем телом.

Эмили чувствовала его тепло, его громыхающее сердцебиение, его вожделение, сочившееся из всех пор тела. Её сердце колотилось под стать его. И её киска болела, ожидая, когда её наполнят.

Ровик прикусил её нижнюю губу и лизнул в челюсть. Она бесконтрольно вздрогнула. Ей нравилось, когда он так делал. Она чувствовала, словно все её кости вмиг расплавились, превращаясь в желе, изнутри опалило высочайшее возбуждение, обжигая свирепым накалом, которого она не ожидала.

В этот момент она хотела его больше, чем всё остальное в этом мире, больше, чем дышать. Если она не получит его, то умрёт.

Ровик лизнул её в ключицу, проскользнул в ложбинку на груди. Её стоны превратились в приглушенные крики, когда он переключил своё внимание на соски – взял один в рот и пососал.

Эмили закусила губу и застонала. Она откинула голову назад, когда её позвоночник изогнулся от удовольствия. Он не просто посасывал, его язык играл с нежным бутоном, находящимся у него во рту. Он словно вбирал в себя частичку её души каждый раз, когда приподнимал голову и тянул за собою сосок. Её тело дрожало. Он распалил её до глубины души. Туманные мысли заполнили голову. Разум покинул её, инстинкт спаривания взял верх. Всё, о чем она могла думать, это как стать с ним единым целым. Каждая клеточка её существа кричала его имя.

Соски пульсировали, когда он с ними закончил. Киска пульсировала и истекала влагой. Его ноздри раздувались, улавливая аромат её возбуждения.

– Твой запах невероятен. Я не могу тобою насытиться, – признался он полупьяным голосом. Его рука скользнула в развилку её бедер, и он был рад обнаружить её мокрой.

Очень мокрой.

Ровик проник в неё пальцем, быстро, и её мышцы сжались ему навстречу.

– Узко. Очень узко, – прохрипел он.

– Я… – Она запнулась, не зная, должна ли сказать ему, что никогда раньше этого не делала. Ровик первый мужчина, с которым она будет близка.

– Не волнуйся, – заверил он, – я буду нежен.

Эмили не смогла сдержаться и захихикала. Это прозвучало так банально.

Ровик расположился на ней поудобнее.

– Что смешного? – спросил он с любопытством.

– Ничего.

– Хм.

Она чувствовала своей киской его эрекцию. Головка его члена упиралась прямо в её мокрые складки. Он не взял её вот так, сразу. Она вцепилась ногтями ему в плечи, напрягшись в ожидании дискомфорта, о котором так много слышала. Но Ровик не спешил, а просто смазывал себя её соками.

Эмили застонала. Глаза широко распахнулись. Это было так прекрасно. Она чувствовала, как испещрённый прожилками вал давит на её губки. На лобок. На живот. Он был горячий и пульсирующий.

Из любопытства она бросила на него быстрый взгляд. Господи, он был больше, чем она ожидала. В её голове зазвучал слабый голос паники.

 Он ведь не думает, что сможет засунуть в неё эту штуку.

Это просто невозможно.

Ровик сжал её подбородок и захватил губы. Он целовал её, пока она не задохнулась.

А затем вошел в неё.

Эмили оторвалась от его рта, резко вздохнув. Его член пронзил её вход.

– Ровик!!

Казалось, что его рвёт на части, прежде чем он смог выговорить:

– Потерпи минутку.

– Я…

Он толкнулся вперёд, заставляя её киску принять член.

Её крик замер в горле. Голова закружилась. Чертовски больно, но эта боль так чертовски хороша. Боль и удовольствие слились в одно. Она не могла принять его глубже, но и не хотела, чтобы он останавливался. Это было невыносимо. Она заплакала, когда он стал двигаться вперёд и назад.

– Ровик!

Он со страданием выдохнул, словно был уже на пределе.

– Мне остановиться?

– Н-нет…

Он вновь поцеловал её с такой любовью.

– Расслабься, – сказал он, улыбаясь. – Говорят, что в первый раз женщинам всегда больно.

– Но как ты узнал?

– В тот момент, когда ты зашла в закусочную, – он окинул её взглядом, – на тебе словно крупными буквами было написано «девственница». Теперь посмотри на меня и расслабься. Я хочу, чтобы и тебе было хорошо. Это всё для тебя. Если бы ты только знала, какое удовольствие мне даришь. Я словно на небесах.

Эмили обняла его за шею и посмотрела прямо в глаза. Киска горела огнём. Его член дотла сжигал её нутро. Она глубоко вздохнула. Ещё раз, медленнее, пытаясь успокоить своё скачущее сердце.

Ровик просунул руку между их соединенными телами, прошёлся по ее вьющимся волосикам, нашёл клитор и начал нежно его натирать.

У неё перехватило дыхание.

– Расслабься, – ворковал он. – Я заставлю тебя чувствовать себя хорошо. Я должен был сначала доставить удовольствие тебе, но был слишком нетерпелив. И разве можно меня обвинить? Ты так чертовски соблазнительна.

Внутри волнами накатывал сладкий экстаз, отправляя её в небытие, где удовольствие и боль вальсировали в одном порочном танце. Ровик давил и погружался, дюйм за дюймом, пытаясь войти полностью. Её киска сокращалась вокруг его скользкого вала, протестуя против сладкого вторжения. С диким рычанием он дернулся и на мгновение замер. Он вонзился глубоко, по самые шары. Член пульсировал внутри, как живой, дьявольски горячий. Эмили была переполнена и опасалась, что разорвется пополам, если он попытается двигаться.

10
{"b":"568966","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Достаточно ли мы умны, чтобы судить об уме животных?
Сам себе психолог. Самые эффективные приемы психологической реабилитации
Волшебные греческие ночи
История армянского народа. Доблестные потомки великого Ноя
ГОРМОНичное тело
По понедельникам чудес не бывает
Камасутра. Энциклопедия любви
Секта с Туманного острова
Записки Черного охотника