ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Любовь по закону подлости
Одураченные случайностью
Неправильные
Полный порядок. Понедельный план борьбы с хаосом на работе, дома и в голове
Осознанность. Ваш новый путь к счастью
Сдаюсь на вашу милость
Обитель
Пандемия
Кошмар на улице дачной

Annotation

Для детей старшего школьного возраста. Не так просто быть сказочным существом в реальном мире. Написано на спор со старшей дочерью.

Скворцов Валерий Юрьевич

Глава 1 "

Глава 2 "Скаут"

Глава 3 "Учёба"

Глава 4 "Животно

Глава 6

Глава 7

Глава 9 "Последствия"

Глава 10 "Война"

Глава 1

Глава 12

Глава 1

Глава 1

Глава 1

Скворцов Валерий Юрьевич

Klim's Clan

Глава 1 "

Гару "

Рёв двигателей внезапно, одним рывком увяз в тишине, и действительность накрыла Клима с головой. Оказалось, что бугристый слой облаков внизу и бесплатный леденец за щекой - все они реально существуют. А сам Клим взаправду так далеко летит в самолёте, причём совершенно самостоятельно. Летит не только далеко, но и надолго: ведь целый месяц в чужой стране - это же с ума сойти можно! Клим сглотнул слюну, и мир вокруг него стал заметно громче - снова загудели двигатели, а ёрзающая на соседнем кресле тётка принялась декламировать памятку авиапассажира. Клим прислушался - речь шла о спасательных жилетах, хотя между Москвой и Парижем не было ни единого моря. Ладно, хотя бы перестала молиться - странная тётка тоже являлась частью его новой реальности.

А благодарить за эту непривычную реальность нужно было Лизу - как она сумела так быстро найти вариант, который устроит всех, включая отца Клима? Тот ни за что бы ни согласился на подозрительный театральный лагерь, если бы ни обещанная языковая практика. Да и как можно было с такой скоростью оформить все визы и разрешения на четырнадцатилетнего мальчишку? Лиза из-за своих ста пятидесяти килограмм производила впечатление медлительной особы. Но достаточно было узнать её поближе или хотя бы без предубеждения взглянуть в её глаза, в совсем ещё не старое лицо, чтобы понять: эта женщина может свернуть горы. "Чертовски талантлив" - Клим ненароком услышал про себя однажды брошенное Лизой, и уже не смог обманывать себя, что ему всё равно. Лиза была дружна со многими, чьи лица мелькали на экране телевизора. Когда-то давно таинственная болезнь вынудила её покинуть подмостки, но взамен в ней проснулся педагог, с чьим мнением считалось большинство худруков московских и уж тем более провинциальных театров. И при всём при этом Лизиной энергии хватало, чтобы ещё возиться с детьми в театральной студии Богом забытого спального района.

Климу даже в самолете было неловко, сколько из-за него суеты. И ещё стыдно - во-первых, за себя (во Франции как пить дать опозорится), во-вторых, за родителей - они так нелепо и так долго упирались по поводу лагеря, - и, наконец, снова за себя - потому что в глубине души он понимал: вероятность стать инженером для него примерно раз в сто выше, чем актёром. Клим потрогал себя за подбородок - с таким маленьким подбородком актёров не бывает. Не бывает театральных кумиров с настолько серой внешностью, как у него. Он горько усмехнулся и снова уставился в иллюминатор, где полыхал ядовито-малиновый закат - при всей своей яркой безумности именно он всё больше и больше возвращал Клима в действительность.

В аэропорту, как и было обещано, его ждала табличка "Veselkov". Табличку держала красивая и абсолютно равнодушная ко всему на свете девушка. Она потребовала у Клима паспорт и скучно что-то пометила в блокноте. Потом они ещё полтора часа (молча!) торчали в аэропорту, пока не прилетел самолет из Вьетнама и не привез трёх детей в тот же лагерь. Суровая девушка отвела всех к белому "Ситроену" и сдала водителю, которого пришлось долго будить - местное время уже перевалило за полночь. Клим и сам был не прочь подремать в дороге, но как только они разместились в авто (все трое вьетнамцев сели сзади), одна из девочек по-французски сказала:

- Здравствуйте. Меня зовут Лин. А вас как зовут? Откуда вы приехали?

Языковая практика началась, да ещё как: рот у Лин не закрывался ни на минуту. Её спутники - грустный худой юноша и совсем маленькая девочка с кукольным лицом - стойко молчали, что было не мудрено с такой спутницей. Лин же допрашивала Клима с пристрастием, интересуясь самыми неожиданными вопросами - сколько девочек у них в классе и какие сериалы он любит смотреть. С последним возникли проблемы - Клим телевизор не смотрел. Но тут встрял водитель - у него с сериалами как раз всё было в порядке. Клим, пользуясь моментом, немедленно уснул.

Проснулся он от яркого света - горела лампа в салоне над головой, а в окно бил маленький, но мощный прожектор. С другой стороны в окне высился серый особняк с лепниной на окнах - видимо, прожектор освещал именно его. Вьетнамцы сзади дружно лопотали на своём, а Клим решил, что пора выбираться. Спутники последовали его примеру и дисциплинированно выстроились рядом в шеренгу. Откуда-то появился заспанный и очень растрёпанный юноша в шортах, который открыл багажник и начал раздавать рюкзаки вновь прибывшим. Он попытался что-то сказать, но его одолела такая страшная зевота, что он просто махнул рукой - идите, мол, за мной. Все гуськом обошли особняк и протиснулись в узкую дверь. Внутри провожатый выдал каждому по свёрнутому в рулон спальнику и сказал, сильно растягивая слова:

- Девочки - в пятый корпус, мальчики - в восьмой.

После чего опять чудовищно зевнул и указал в совершенно тёмное окно. Дети также гуськом вышли на улицу и принялись крутить головами. С этой стороны особняка царила почти полная темнота. Когда глаза привыкли к ней, из сумрака выплыло несколько тёмных строений. Мальчик-вьетнамец порылся в рюкзаке и достал фонарик, после чего вся процессия двинулась к ближайшему из домов. Почему-то все старались идти тихо, спутники Клима даже переговаривались между собой шёпотом. И это притом, что треск цикад стоял оглушительным. Сильно пахло травой и неизвестными Климу цветами. Газон под ногами пружинил и быстро напитал его кеды росой. Системы в нумерации корпусов не было никакой - за седьмым следовал второй, а за четвертым - почему-то семьдесят пятый. Некоторые из номеров трудно было угадать - например, нужный Климу восьмой изображался в виде фигуристой блондинки. Мальчик-вьетнамец остолбенел возле этой вывески - пришлось его силой заталкивать в дверь. Внутри корпуса горел переливающийся ночник на стене, который освещал с десяток кроватей. Крайние от входа были пустыми - на них белели простыни. "Странно, зачем нужен был спальник?" - подумал Клим после того, как разделся и залез под покрывало на выбранной кровати. Потом он удивился тому, что из всего, что с ним сегодня произошло, он удивился именно этому. И лишь после этого Клим уснул.

Проснулся он раньше других - организм всё ещё жил по московскому времени. Вставать не хотелось, но пришлось - всё тот же организм отчаянно просился в туалет. На обратной дороге Клим задел и уронил велосипед, который стоял у стены - странно, что ночью мимо него удалось прокрасться намного аккуратней. Теперь же раздался такой грохот, что обитатели как минимум двух кроватей вскочили, как ужаленные. Раздались ругательства - только французские Клим и смог разобрать. Ему хотелось провалиться сквозь землю - так опозориться в первый же день! Но странно - буквально через пару минут весь корпус как ни в чём не бывало снова дружно спал. Клим быстро оделся и выбрался от греха подальше на улицу - ему казалось, что внутри он опять что-нибудь уронит. Снаружи ярко светило солнце и пахло свежей выпечкой. По запаху Клим добрался до пристройки к особняку - через открытые настежь двери были видны длинные столы с горками тарелок. Клим пригляделся: внутри уже топталось несколько детей. Тогда он смело шагнул на порог. Клим вообще решил, что теперь ему придётся быть смелым.

1
{"b":"568982","o":1}