ЛитМир - Электронная Библиотека

- А ну, верни! - мрачно сказал Клим.

- Не-е, он - не немой - слышь, грубит! - мальчишки дружно поднялись, чувствуя близость потехи. Для Клима эта стычка казалась естественным продолжением всей происходящей с ним последнее время бессмыслицы - как будто жизнь специально решила показать, какой ерундой она может быть наполнена. Его сейчас банально поколотит местная шпана - конечно же, чего ещё следовало ждать от такого дурацкого дня? Клим обречённо вздохнул и принялся ждать своей участи - развлекать драчунов спорами или мольбами ему совершенно не хотелось. Щуплый мальчишка тем временем поднёс светящийся телефон к листу рукописи и попытался прочесть:

- "Не гоже зверем задирать чужую скотину..." - тут что-то по-старославянски! Малой, да ты историей интересуешься?

Клим молчал и терпеливо ждал начала экзекуции. Было уже довольно темно, а ближайший фонарь светил метрах в двадцати от них. Мальчишки медленно обступали Клима, но он даже не мог разглядеть их лиц. Играли они ужасно - даже не старались скрыть простого желания покуражиться над случайной жертвой. Клим испытал что-то вроде разочарования, ведь могли же его мучители немного напрячься, чтобы экзекуция выглядела имеющей хотя бы малейшую причину.

- Нехорошо, историк, так грубить! - услышал он и тут же получил под дых. Непроизвольно согнувшись, Клим всё же сумел сдержать стон. Следующие два удара пришлись по касательной - видимо, нападавшие намеревались бить его по почкам. Кто-то схватил его за волосы и разогнул, а потом новая вспышка боли в животе вынудила Клима мешком упасть на асфальт. Там его догнал удар ногой в левый бок. Хотя теперь было нестерпимо больно, Клим сцепил зубы и молчал. Нападавшие тоже замерли:

- Не-е, так совсем не интересно - даже не поймёшь, вдруг мы его насмерть зашибли. Эй, малой, ты жив там ещё?

Климу посветили в лицо мобильником:

- Вроде, моргает. Что ж ты тихий-то такой?

- "Сильная боль есть первопричина быстрых обращений" - что за чушь у него тут написана? - это опять процитировал рукопись первый задира.

Клим поднял голову на нападавших. Внезапно из-за облаков выглянула луна - на какое-то мгновение, чтобы только посеребрить плечи и шевелюры обступивших его мальчишек. Но время для Клима будто остановилось - всплеск серебристого света идеально совпал с фразами, зачитанными только что вслух из старой рукописи. Да он же - оборотень, в конце концов, а не лох какой-нибудь! Боль из живота начала подниматься изнутри и вдруг застряла в горле. Там она стала набухать и в один момент взорвалась. Клим сделал всего три почти одновременных движения - ударил когтями по одному из нападавших, резанул зубами другого и выпрыгнул из сжимавшегося вокруг него круга. Там он выпрямился и услышал дружный вопль - двое мальчишек скрючились и истошно заорали. Остальные словно замерли. Клим тем временем выхватил свою папку из рук задиры и торопливо зашагал в сторону метро. В его голове было совершенно пусто.

Первые мысли появились, когда Клим вышел из подземки на улицу рядом со своим домом. Очевидно, что он перевоплотился ненадолго в какого-то зверя - ощущение от рвущейся на зубах чужой плоти ничем нельзя было заглушить. То, что ему удалось это самому и так быстро - явная заслуга рукописи - тех нечаянно зачитанных задирой двух фраз. Оказывается, боль делает метаморфозу практически молниеносной. Возможно, чем-то и луна помогла.

Раздался телефонный звонок - звонила Варвара:

- Эй, племянничек, с тобой всё в порядке?

- Да, вполне... - хрипло отозвался Клим. - А что?

- Просто у нас тут сначала орали под окнами, как резанные, а потом три "скорые" прикатили. Сразу после твоего ухода...

- Да в порядке со мной всё, - более уверенным голосом отрезал Клим. - Ладно, пока! Я уже в подъезд к себе вхожу.

Он положил телефон в карман и в отчаянии ударил кулаком по двери подъезда - он же ранил этих мальчишек! Вспомнились их вопли - видимо, неслабо им досталось. Но не насмерть же! Может, и поделом - нечего всемером на одного нападать! Клим опять вспомнил - во время укуса ему в нёбо ударил фонтанчик крови. Он вытер тыльной стороной ладони рот и увидел на ней красную полоску засохших комочков крови. И в таком виде он ехал в метро? Клима вырвало - быстро и так сильно, что в глазах запрыгали светящиеся звёздочки. Когда желудок опустел, накатила сильнейшая усталость - с трудом удалось сделать пару шагов до лавочки у входа в подъезд. Клим повалился на неё неловко, боком и так замер.

Когда тело, наконец, смирилось с воспоминаниями, снова появились мысли. И теперь больше всего волновало: была ли метаморфоза в зверя вызвана его, Клима, волей или случилась сама собой? Он смотрел на мелькавшую между туч луну и снова прокручивал старые страхи - как он в облике волка мечется по залитой огнями Москве. Но в том дворе было темно, так что его звериное обращение могли даже не заметить. А без тех фраз из рукописи тоже вряд ли что-то произошло. Значит, он сам так захотел. Клим поднёс к лицу папку с рукописью и всмотрелся в блеклые старомодные буквы - оказывается, тут не всё так просто!

Он вытер краем футболки рот, потом окончательно привёл себя в более-менее приличный вид перед зеркалом в лифте. Впрочем, это было излишним - отец только на мгновенье показался из своей комнаты, чтобы поздороваться. Мать уже неделю сопровождала очередную знаменитость в туре по стране, так что в холодильнике было пустынно и скучно. Клим налил себе и быстро выпил чашку холодного молока. В ванной он почистил зубы, после чего сказал себе вслух "Ага, тройное омовение" и три раза сунул голову под кран с холодной водой. Тело неожиданно спокойно восприняло эту процедуру - вдоль позвоночника и по рукам разлилось тепло. Клим насухо вытерся, после чего в своей комнате повалился на кровать и проспал почти до полудня.

Разбудил его звонок Варвары - она приглашала к себе, таинственно намекая на какой-то сюрприз. "Как же она переигрывает!" - профессионально заключил про себя Клим. Видимо, у девушки созрела в голове очередная авантюра, где нашлось место и его скромной персоне.

- Извини, - ответил Клим, - но мне пока к вам нельзя.

- А... Так это всё-таки ты их вчера... - многозначительно протянула Варвара. Клим утвердительно промолчал. Девушка тоже молчала и даже выключила микрофон - видимо, она с кем-то совещалась. Потом в телефоне щёлкнуло, и снова раздался её голос: - Тогда мы к тебе в гости сами придём - у мамаши есть твой адрес. Когда ты сможешь нас принять?

- В любое время. Ольге Сергеевне не нужно узнать, когда отец будет дома?

Опять микрофон отключился, после десятисекундной паузы Варвара выдала ответ:

- Не обязательно. Он же теперь её может не признать. В три нормально будет?

Действительно, как он мог забыть - трудно будет выдать молодую баскетболистку за тётку отца. Предстоящий визит тревожил Клима - мать Варвары после омоложения стала казаться копией дочери - с точки зрения благоразумия. Он вспомнил их вчерашние дикие пляски и похолодел. От голода заурчал желудок, поэтому Клим решил пока не думать о гостях, а заняться завтраком. Сделав себе яичницу из пяти яиц, он, почти не жуя, уплёл её с половиной батона. Ещё за завтраком Клим запланировал следующим шагом сесть за изучение рукописи - иначе можно с ума сойти, предполагая, какой сюрприз приготовили ему родственницы.

25
{"b":"568982","o":1}