ЛитМир - Электронная Библиотека

- Сначала нужно перебрать про себя все значимые детали, но потом обязательно представить весь образ целиком. Отбросить мелочи, отбросить частности и оценки - ничего не должно рваться, уходить на первый или второй план - только целиком...

Клим взглянул на воодушевленное лицо Лин и запер входную дверь. Они погасили весь свет, обойдя корпус по периметру - оставили только лампочку над входом. Потом сели на ту же самую скамейку. Клим вывел на экран телефона фото старшего воспитателя Клопэна и поймал руки Лин. Затем стал представлять свой объект: вначале по деталям - мясистое, вечно нахмуренное лицо; выцветшие глаза - неподвижные, но мигающие чаще обычного; размашистые движения рук... Потом представил всего Клопэна - громадой в вечных спортивных штанах, громогласного и строгого.

- Получается, - услышал Клим шёпот девочки.

Он округлил гортань и принялся втискиваться в образ, зыбкой тенью висевший перед глазами. Что-то погладило его по щекам и как будто щёлкнуло в затылке, сошлись швы, и молния застегнулась вдоль позвоночника - мыслеформа прочно окутала его со всех сторон. Совершенно простые и понятные ощущения - действительно, точно так же, как одеть новую одежду.

- С ума сойти! - снова не выдержала Лин. - Вроде, я тебе больше не нужна... Только с размером что-то не так.

Клим вскочил к зеркалу и убедился, что оттуда на него с недовольным лицом взирает воспитатель Клопэн. Только вот ростом он - всего на полголовы выше миниатюрной Лин.

- Чёрт! Опять Жиль чего-то недоговорил... - успел буркнуть Клим голосом Клопэна, как тут в дверь яростно застучали, и тот же самый голос загрохотал, но уже снаружи:

- Немедленно откройте! Мадмуазель Вонг, я видел, как мсье Веселков заходил к вам! Открывайте!

- Чёрт! Чёрт! Чёрт! - Клим уже не мог остановиться и шепотом продолжал чертыхаться.

Лин схватила его за руку:

- Где твоя фотография?

Клим бешено пытался хотя бы ввести в телефон пароль, но руки не слушались. Внезапно в замке звякнул ключ, и дверь тут же открылась. На пороге появился живот воспитателя Клопэна, обтянутый в блестящий дождевик, и грянул его голос:

- Кто это тут?

Клим втянул голову в плечи и обернулся. Глазами он встретился с остекленевшим взглядом Клопэна. Тот буквально остолбенел с вытянутой вперед рукой. Первой пришла в себя Лин - она пискнула:

- Я не одета, подождите! - и, навалившись на дверь всем своим худеньким телом, умудрилась её захлопнуть. Потом яростно зашептала Климу: - В окно! Лезь в окно, встретимся на нашем месте в парке.

Клим бросился в другой конец корпуса. Защёлка на оконной раме не слушалась, но он успел выскользнуть под дождь раньше, чем снова распахнулась дверь корпуса. Клим только успел услышать голос Лин за спиной:

- Извините, я заснула... Никого здесь нет... Вам показалось...

Клим упал на руки в густую траву, пропитавшуюся за три дня дождём. Его одежда тут же облепила кожу мокрым холодом. Поднявшись, он увидел двух девочек под зонтиками, которые взирали на него с явным любопытством. Клим не нашёлся, как только рявкнуть голосом Клопэна:

- Что встали?! Почему не на ужине?!

Девочки послушно засеменили прочь, хотя их прогнала уменьшенная один к двум копия старшего воспитателя, позорно выпавшая из окна женского корпуса. "Какие же эти дети доверчивые!" - подумал Клим, забыв на миг, что и сам - пока ещё ребёнок. Он спрятался от дождя и фонарей под деревом и ослабил ремень на брюках - комплектацией Клопэн, несмотря на спортивный штаны, был далеко не спортивной. В остальном одежда сидела, как на обычном Климе, даже ботинки не жали.

- Ну, а что я себе вообще думал? - вслух произнёс он. - Откуда во мне вдруг возьмётся ещё пятьдесят лишних килограмм? Закон сохранения массы тела оборотня - так это, видимо, называется.

Клим увидел: Лин под зонтиком выходит на улицу. Рядом с ней старший воспитатель Клопэн в огромном дождевике с капюшоном по обыкновению не размахивал руками, а стоял с понурой головой - видимо, ещё приходил в чувства от неожиданной встречи с самим собой. Когда они разошлись в разные стороны, Клим перебежками кинулся за девочкой. Ужин закончился, и обитатели лагеря высыпали на улицу. Приходилось оббегать людей на своей пути, но один раз Клим не выдержал и громким криком разогнал большую компанию, перекрывшую путь. Дети, как и ожидалось, послушно расступились, но так и не поняли, откуда доносился голос воспитателя. А тем временем по тропинке мимо них пробежал закрывающий руками лицо мальчишка.

Внезапно Клим налетел на кого-то, с чьего плаща на его голову хлынула целая волна холодных брызг. Тёмная фигура возникла из-за угла бесшумно, поэтому среагировать на неё оказалось невозможно. Клим непроизвольно поднял лицо и снова встретился глазами со старшим воспитателем Клопэном - причудливым образом траектории их движения по лагерю вновь пересеклись. Челюсть у Клопэна со слышным клацанием отвисла, на его кустистых бровях угрожающе замерли крупные капли дождя. Глаза старшего воспитателя расфокусировались, словно он смотрел сквозь Клима. Клопэн стоял неподвижно и молчал - больше всего в данную минуту он был похож на новое сюрреалистичное изваяние местных студентов. Это неожиданное молчание больше всего испугало Клима - тот понял, что ещё немного - и Клопэну придётся вызывать "неотложку". Клим сделал шаг в сторону - его никто не удерживал. И только после этого рванул в ближайшие кусты.

Нагнать Лин ему удалось только перед самым парком. Клим ухватился закоченевшей рукой за руку девочки и уставился в экран телефона, который Лин принесла с собой. Они замерли под зонтиком и довольно долго так стояли. Вокруг Клима бушевало море стихии, оно вымочило его тело насквозь, било дрожью и мешало сосредоточиться. А ещё было жалко Лин - дождь немилосердно хлестал её по ногам, а с его головы холодная вода текла прямо на её лицо. Но та стойко терпела, пока обратная метаморфоза не завершилась. Как только Клим это понял, то сразу скомандовал: "Бежим!". Бежать в своём обычном облике было намного проще. В корпусе он залез под тёплый душ и простоял там двадцать минут. Перед сном Клим позвонил девочке и выяснил, что та примерно так же согревалась. Успокоившись, он заснул, совсем забыв, что так и не поужинал.

Глава 4 "Животно

е "

На следующее утро вышло солнце. Дождливое вчера и метаморфоза с Клопэном казались теперь дурным сном. На Клима то и дело накатывали похожие на тошноту воспоминания - настолько неудобным и болезненным было тело старшего воспитателя. И прошлым вечером в душе он не столько грелся, сколько смывал густую слизь, которой казалась совсем недолго ношенная чужая плоть.

А потом началась суета по поводу исчезновения Роже. Это был мальчик, который утверждал, что ему уже пятнадцать, хотя выглядел он лет на двенадцать. Один из немногих коренных французов в лагере, он, тем не менее, говорил на каком-то невнятном северном диалекте, который мало кто понимал. Видимо, в северной глуши его актерские способности кого-то впечатлили, поэтому сюда он приехал играть только главные роли. Клим находил у него комедийный талант, но сам Роже считал себя призванным трагиком. Он очень не любил критику, был резок со всеми, поэтому друзей за время пребывания в лагере не завёл. В то самое утро он пропал - никто из обитателей корпуса не слышал, как он собрался и ушёл. Клим - тем более, ведь после метаморфозы в воспитателя Клопэна он спал беспробудно. Занятия в тот день пошли кувырком - директор лагеря сильно разнервничался и отправил на поиски беглеца всех воспитателей и преподавателей-мужчин.

9
{"b":"568982","o":1}