ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Баба с возу, кобыле – скучно. Книга 1
Счастливая Россия
Глубокий поиск. Книга 1. Посвящение
Зеркало грядущего
Дыхательная гимнастика китайских долгожителей
Сладкое зло
Я тебя отпускаю
(Не) умереть от разбитого сердца
Похищение Энни Торн

Валю ее на траву за секунду до того, как машина бы сбила ее насмерть на такой огромной скорости. Чувствую легкую боль в боку, когда все-таки меня цепляет “задом” машины.

Опираюсь руками о землю, чтобы не придавить собой поваленную девушку, когда слышу, как машина с грохотом врезается куда-то. Черт! Что делать?

Чувствую подкатывающую к горлу панику. Кому помочь? Тут и Вейверли лежит как в анабиозе, и водитель, наверное, еще живой!!! Блядь!

— Давай поможем водителю. Позвони в скорую. — Эрп неожиданно приходит в себя. Киваю, не в силах собраться с мыслями.

Просто не могу держать это все во мне. Я скоро сорвусь. И тогда плохо будет всем.

====== Во мне-2 ======

Комментарий к Во мне-2 Писала наспех, поэтому буду рада, если будете выделять ошибки)

Легче всего просто промолчать

Но видя зло я хочу кричать

Проще все взять и забыть, как в кошмарном сне

Но больше нет сил держать это всё во мне...

Ноги гудят от длительного бега по больнице, в которую мы с Вейв поехали вместе с пострадавшим водителем. Я ... я не знаю, что сказать на это. Пока адреналин был в моей крови, я не шибко- то и думала о том, что могло произойти, у меня в голове билось только “Нужно помочь” и “Просто отстаньте от меня все до единого”.

Я хотела спрятаться от всего этого. От боли, что пронзала остроконечной стрелой правый бок. От страха, который овладел мной уже после произошедшего на “накрыл” в машине скорой. От той мысли, что было бы, если бы я не успела столкнуть Вейверли с дороги.

Вейверли была сильнее меня. Она смогла остаться там и отвечать на вопросы полицейских, остаться среди людей. Она была сильна.

А я сбегала. И не чувствовала угрызений совести. Я прекрасно знала, что буду так делать ровно до тех пор, пока не “переварю” все эти эмоции в себе и не успокоюсь. Зная меня, я бы сама уже была под присмотром полицейского, который бы получил от меня в нос.

Чуть ли не падаю на пол, когда вдруг чувствую, что дверь резко открывается, выпуская меня на крышу госпиталя. Черт... Опять эти мысли! Нельзя придумать лучше отравы, чем они!

Рычу как подбитый зверь, больше не в силах сдерживаться. Рывком с громким хлопком закрываю дверь, ведущую сюда, и бью по стене. Что есть силы. Мне нужно успокоиться. Конечно, руки будут дрожать еще несколько часов, но это единственный выход. Я просто физически не могла преодолеть этот барьер, который мешал мне рассказать о произошедшем.

Руки болели ужасно. Интересно, было бы больнее, если бы машина все-таки не ударила меня своей задницей, а просто сбила? Черт, почему я об этом думаю?! Не могу ничего с собой поделать, бью сильнее, чувствуя, как все тело сводит невыносимой дрожью.

Что это? Ужас? Истерика? Понятия не имею, хотя, впрочем, мне было все равно. Главное- успокоиться. Выпустить пар. Расслабиться, хотя разве можно совершить подобное в такой ситуации?!

Кулаки горят. Чувствую, как что-то горячее стекает по рукам на пол. Становится легче. Но не надолго.

Что я бы делала, если бы не успела? Кто вообще этот урод, который садится за руль в таком состоянии? А если бы там были дети? Такое часто бывало летом, и мне становится больнее от мысли, что он мог сделать такое еще раньше, и кто-то мог пострадать. Точнее, не кто-то, а ребенок! Блядь!

Хотелось расстрелять таких людей. Нет, избить до смерти. Им что, настолько пойло или наркота затмевают мозг, что они без страха садятся в машину?

Чувствую, как гнев уверено берет верх над страхом и нервозностью. Конечно, говорить так нельзя о человеке, но я надеюсь, что его в тюрьме сломают. Втопчут в землю. Не знаю, что там делают, но мне хотелось, чтобы он почувствовал и наконец понял, почему же за вождение в пьяном виде садят и надолго.

Наконец, я останавливаюсь, почувствовав, как руки затекли, и и прижимаюсь лбом к холодному камню. Нет, это не дело. С каких это пор я стала такой жестокой? Хотя, разве это не жестоко- избивать человека на ринге до нокаута? Черт, я уже не понимаю, кто я на самом деле. Откуда эта вся бессмысленная жестокость и хладнокровие?

Хотя, разве вашего любимого человека чуть не сбила машина, что бы вы чувствовали? Держу пари, что тоже самое. Не пожелала бы такого никому.

Судорожно выдыхаю, от чего в воздух поднимается белое облачко пара. Холодно. А внутри все просто горит неистовым пламенем, не давая замерзнуть. Однако, замерзнуть как? Телесно? Или душевно, став типичным “отморозком”? Блядь, нашла тут время для размышлений. Браво, Николь, браво.

Сжимаю руки в кулаки, с некоторым удовольствием чувствуя, как кожа натягивается. Больно. Это нормально, что больно. Значит, я все-таки жива. Но мне все равно казалось, что душой я словно в каком-то другом месте.

Вейверли могла погибнуть. Черт. Но обошлось же? Нужно только ответить на вопросы полицейских, и можно идти домой.

Прикрываю глаза, отрываясь от стены, измазанной кровавыми разводами. Н-да, надеюсь, меня простят за это. Засовываю руки в карманы куртки, решив, наконец, вернуться вниз. Было нечестно с моей стороны оставить Вейверли на съедение полицейским. Мы были там обе, и как-то неправильно то, что она отдувается за меня.

Так, веди себя непринужденно. Пытаюсь расслабить плечи и быстро оказываюсь на первом этаже, где повсюду сновали полицейские. Так, нужно поговорить с ними. Хочу знать имя того, кто был столь бессмертен, что решил сегодня попасться мне под горячую руку.

— Николь Хот? — поворачиваюсь лицом к офицеру, который подошел ко мне. Киваю, подтверждая, что это я. — У меня к вам несколько вопросов.

— Я отвечу на них. — говорю немного устало. Уже второй час ночи, и, до того, как сбежать на крышу, я пыталась спокойно отвечать на их вопросы.

Офицер, видимо, решив меня пощадить, просто попросил рассказать, что произошло. Пересказываю ему, опуская ту деталь, что Вейверли плакала, ведь проиграв эту ситуацию пару раз в голове без подобного факта, я пришла к выводу, что она могла не заметить машину и не только из-за слез. Я ее расстроила. А девушек расстраивать чревато.

— Хорошо, спасибо. Мы вам позвоним, если нужно будет ответить еще на несколько вопросов. — офицер кивает и уходит.

Вздыхаю. ладно, нужно найти Вейверли и извиниться. Не хочу, чтобы она на меня злилась. Тем более, я не ожидала, что мой вопрос вызовет у нее такую реакцию. Хотя, разве мы можем ожидать от кого-то такой реакции, которую хотим, при этом не зная человека? Многие просто говорят, что “не хотели, чтобы так вышло”. Вот только я действительно не хотела ее расстраивать.

Блядь, не узнаю себя. Когда это я должна была извиниться? Но и в тех случаях я не была виновата, а сейчас вся вина на мне и только на мне. Ну, может еще чуточку на этом гребаном водителе.

Подхожу к стойке медсестер, и спрашиваю, где же Вейверли.

— Она в процедурном. — медсестра так подозрительно уставилась, что мне стало как-то неловко. Руки же вроде ей не показывала, даже не хромаю... а нет, все-таки хромаю. Или это на нее так действует мой взгляд? Наверное, как у загнанного в угол волка.

— Спасибо. — отхожу от стойки. — Вы же еще не позвонили моей матери?

— Я собираюсь сделать это сейчас. — видимо, она начинает терять терпение. Я что, такая страшная? Хотя да, шрам на пол-лица, пусть и незаметный, но все же уродует.

— Я могу попросить Вас не делать этого? Просто она в положении, и мне не хочется ее беспокоить. А по дороге сюда, она может надумать невесть что. — умоляюще смотрю на нее.

— Простите, но таковы правила.

Сжимаю челюсть. Черт. Видно, что она не собирается уступать. Твою же мать, а? Надеюсь, что она не надумала столько всего, что уже собралась похоронить меня.

Молча разворачиваюсь и иду в указанном медсестрой направлении. Не хочу вообще говорить ни с кем. Только извинюсь и пойду домой. Нет, еще заберу отсюда Вейверли. И, надеюсь, произошедшее несколько часов назад забудется, как страшный сон.

— Вот, через пару дней будете как новенькая. — слышу голос медстестры и иду на него. — Выполняйте все рекомендации и быстро встанете на ноги. А лучше парочку дней вообще не напрягайтесь.

10
{"b":"568995","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Чудовище и чудовища
ПереКРЕСТок одиночества
Орден бесогонов
Двойная фамилия
Bella Германия
Nordic Dads
Растения-антивирусы. Гриппу – бой! Быстрое и надежное лечение вирусных заболеваний
Тексты, которым верят. Коротко, понятно, позитивно
Братство обмана