ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Город женщин
Одураченные случайностью
Доктор Евгений Божьев советует. Зарядка на каждый день
Я тебя отпускаю
Мой любимый Бес
Ненавижу босса!
Мой красавчик
Озорная классика для взрослых
Мой идеальный монстр

— Как их зовут? Если они живы, то они могут, наверное, подать знак. — молодой паренек, явно недавно пришедший на станцию спасателей, пытался кивнуть. Слишком холодно, даже для начала марта.

— Николь и Вик.

Я повернулась к собакам, которые, кажется, стали бесноваться еще больше. Что это с ними вообще такое? Не знаю, но нужно выяснить. Посильнее закутываюсь в куртку, только сейчас поняв, что на Уилле же была куртка Николь... Что они тут вообще делали?

— Пожалуйста, не делай глупостей, хорошо? — Роберт схватил меня за руку.

— Хорошо. Я постараюсь. — чуть сжимаю его руку, сжимающую мою ладонь, и быстро подбегаю к спасателю, который быстро раскапывал снежный завал, раскидывая в стороны небольшие горки снега.

— О, пришла? Давай, помогай. — он отвлекся всего не секунду, и бросил мне легкую лопату, которую я поймала.

Только киваю, начиная активно работать руками. Спасатель на меня даже не обращал внимания, за что я была ему благодарна. Уверена, если бы он увидел меня сейчас, точнее, мой взгляд, то явно бы отослал куда подальше приходить в чувство. Сильнее начинаю сжимать рукоять лопаты, когда чувствую, что начинаю выдыхаться. Черт, слишком быстро.

Злюсь на себя. Почему я такая слабачка? Действительно, я бы не смогла дать Вику отпор. Вспоминая этого борова, у меня теперь не возникало сомнений в том, что он бы меня прихлопнул одной левой.

— Черт. Здесь слишком глубоко. Нужно убрать эту ель. — спасатель чертыхается.

Поднимаю на него глаза, действительно замечая эту самую ель, которая, наверное, мешала ему копнуть глубже. Господи, сколько здесь снега? Кажется, вполне на могилу хватит. Два метра вниз точно есть. Перевожу дыхание, снова принимаясь за работу. Нельзя останавливаться. Сколько мы здесь находимся? Час? Два? Не знаю, но мы итак потеряли слишком много времени.

— Достала до ели? — спасатель , все-таки, опроверг мою мысль о том, что он-робот, когда он на пару минут остановился, чтобы перевести дыхание.

Качаю головой, пока резко не почувствовала, как лопата уперлась во что-то... Есть! Отбрасываю лопату, едва успев словить оперативно отпиленный кусок ели прежде, чем он разобьет мне лицо. Отбрасываю его в сторону, только поражаясь проворности этого мужчины. Пытаюсь успеть за ним, а ведь он действовал очень быстро. Пара минут, и вот, вся ель уже распилена на куски, и мы копаем ниже.

— Тут небольшое углубление. Если там действительно человек, то он вполне мог выжить. Доступ воздуха-то есть. — спасатель отбрасывает лопату в сторону. — Позови пару человек сюда. Тут девушка!

Девушка? Мое сердце забилось чаще, и я быстро кивнула, сглатывая ком в горле. Есть ли вероятность, что это Николь, учитывая то, что неизвестно, кто был здесь еще в момент схода лавины? Я надеялась на это.

Бегу к паре спасателям, которые сразу же сорвались с места к своему командиру, как я поняла.

— Давай отойдем в сторону. Здесь мы не помощники, мы можем сделать только хуже. — Роберт тяжело опирался на трость. Он часто дышал, пытаясь оттереть от рук смолу.

— Я не могут просто так сидеть. —я покачала головой. Действительно, не могу. Колени неистово дрожали, в горле пересохло, в руки вообще отказывались подниматься, гудя от едва заметной боли.

— Понимаю. Но, во-первых, мы не знаем, как их оттуда вытаскивать. Мы можем им сломать еще что-то. а во-вторых... мы просто не в состоянии. Мы помогли. Мы не сидели сложа руки. Но есть такое, что мы не можем сделать. — Роберт сжимал зубы, говоря это. Словно ему не хочется так думать, но он знает, что это- правда. Действительно, так и было.

— Хорошо. Кто тут мог быть еще? Что случилось вообще? — я отошла чуть в сторону, чтобы не преграждать им уже протоптанную наглухо дорожку.

— Это мы и спросим у них. — Роберт кивнул на машину скорой помощи, готовую уже отъезжать вместе с Вайноной и Уиллой, которых привели в чувство и быстро попытались согреть прежде, чем наступит такое обморожение, от которого придется отрезать руки-ноги.

— Спросим. Хочешь поехать с ними? Я могу остаться здесь, чтобы потом приехать вместе с Николь. — я киваю ему на машину.

Вижу его желание тут же метнуться к Уилле. Я бы тоже так сделала, но Николь была где-то здесь, под снегом, и ранена, скорее всего. Я не могла ее оставить. но и не могла оставить и девчонок. Впервые разрываюсь за таким выбором, ведь Николь мне столь же дорога, как и они.

— Я останусь здесь. Если сейчас нашли николь, то сразу же поедем. Тем более, в той машине больше нет места, ведь там с ними для официальных показаний поедет спасатель, пара парамедиков тоже не особо прибавляет места.

— Отлично. Пошли, они, кажется, заканчивают.

Мы относительно быстро пошли по тропинке наверх. Чувствую, что такая прогулка не пойдет Роберту на пользу, но ему было все равно. Я также не могла сидеть на месте. Нужно помочь. Им всем тут нужна помощь.

— Есть!

Мы ускоряемся, когда спасатель оборачивает высвобожденную девушку в теплый плед. Рыжие волосы... Николь! Мы с Робертом быстро принимаем указания от командира спасателей, который после бросил одному из парней дежурную фразу вроде “поедешь с ними”.

Я помогаю Николь подняться, хотя той вообще нужно было лечь, ведь ее ноги постоянно подкашивались. Мы с Робертом и спасателем буквально дотащили ее до машины скорой помощи, после уложив на жесткую каталку. Она слабо сопротивлялась, но явно была не в силах нам перечить.

— Сколько времени они все пролежали под снегом? — парамедик только сейчас посмотрела на нас с Робертом, забравшихся в машину. — А вы кем ей приходитесь?

— Я-брат. — Роберт чуть оскалился. Он был на грани срыва, отчего я усадила его на небольшой выступ в машине, чтобы он чуть остыл.

— Я ее девушка. — говорю с нажимом.

Если медик и удивился, то виду не подал. Паренек-спасатель только усмехнулся, пока Роберт даже чуть устало ухмыльнулся. Мне было все равно. Я старалась держать себя в руках, понимая, что дальше нас ждут очень длинная ночь.

Но они в порядке. Будут в порядке. Это все, что мне нужно для того, чтобы быть сильной ради них.

За этот месяц полиция допросила меня уже третий раз. Могла ли я раньше думать, что будет хотя бы один? Разумеется, нет.

Потираю переносицу, чувствуя, как глаза слипаются. Уже около часа ночи, мы в больнице провели весь день и ночь, то допрашиваемые полицией, то осматриваемые врачами. В городе только и можно было слышать, как все обсуждают произошедшее, но мне было все равно.

— Малышка, может, пойдешь поспишь немного? — Вайнона заметила, кажется. мое состояние.

Качаю головой, не желая уходить. Николь до сих пор не пришла в себя, что немного напрягало, хотя врачи говорили, что для нее сон-теперь будет нормальное состояние, в котором ее можно будет видеть часто из-за курса лечения... Ушиб средней тяжести шейного и грудного отдела позвоночника не пройдет без последствий, но тут больше речь о том, что произошедшее может очень сильно повлиять на ее психику. Да и переломы грудины и ребер не пройдут бесследно.

Кстати о произошедшем...

— Так, что это был за хлопок? — ух ты, я смогла сейчас в своем состоянии сложить целое предложение? Похвально.

— Хлопок? Это был взрыв, Малышка. И, скажу тебе честно, до сих пор в ушах звенит. — Вайнона поморщилась.

— Откуда там бомба? — я решительным образом ничего не понимала. Что произошло на самом деле? Потому что никто не хотел ничего объяснять.

— Вик подошел со спины во время звонка. Я была как всегда на спортивной площадке. Сказал, что если я не пойду за ним, то он подорвет себя. Я хотела предупредить, но Николь повалила нас на снег быстрее. — Уилла с силой сжимает челюсти, процеживая слова сквозь зубы.

Ее глаза просто горят от злости. На Вика? Или на себя? Я вздрагиваю от ее взгляда, но тот быстро смягчается, когда Роберт сжимает ее руку своей. Как же я благодарна тебе, Роберт, за то, что ты у нее есть. Если нам с Вайноной она не откроется, то тебе она сможет довериться. Прикрываю глаза, пытаясь не зевать.

43
{"b":"568995","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Эпоха мертворожденных. Антиутопия, ставшая реальностью. Предисловие Дмитрий Goblin Пучков
Практика радости. Жизнь без смерти и страха
Лжец на кушетке
Метро 2033: Харам Бурум
Уверенность
Наполеонов обоз. Книга 3. Ангельский рожок
Лечение цитрусовыми. От авитаминоза, простуды, гипертонии, ожирения, атеросклероза, сердечно-сосудистых заболеваний…
Теория игр в комиксах
Сталинский сокол. Комдив