ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
#МАМАмания. Забавные заметки из жизни современной мамы. Книга-дневник
Похищенная для дракона
Назначаешься принцем. Принцы на войне
Сториномика. Маркетинг, основанный на историях, в пострекламном мире
Не работайте с м*даками. И что делать, если они вокруг вас
Как оставаться человеком на работе
Карта желаний. Подари себе новую жизнь
Норвежский лес
Зимняя война. Дороги чужого севера

Даже не интересуясь, попала она, или нет, Николь развернулась и быстро зашагала к своей части поля. По громкому гулу она могла понять, что пенальти засчитан. Теперь счет 46 : 47 был в пользу "Вэйланд", что несказанно радовало, пусть и отрыв был незначительным.

Любое преимущество здесь как никогда было нужным. И если это только начало, то Николь даже боялась представить, с кем же они столкнуться в следующих играх. Но им оставалось только одно: выкидывать остальных из турнирной таблицы как только могут. Разумеется, в пределах разумного. Поэтому они уже в более спокойном темпе доиграли оставшуюся минуту, просто не давая приблизиться незадачливому нападению к своей зачетной зоне.

И когда прозвучал гудок, оповещающий о конце тайма, Николь не может сдержать облегченного вздоха. Небольшая передышка была именно тем, что им нужно.

Но она снова смотрит на трибуны, следя взглядом за Харди, который пытливо щурился, словно что-то обдумывая. Ох, что-то ей это жуть как не понравилось. Это еще больше давило на напряженные нервы, заставляя едва ли не подорваться к трибунам, чтобы просто выкинуть оттуда этого... человека! Николь не хочет видеть его рядом с ее малышкой даже на расстоянии километра. Но она несколько расслабляется, когда видит, что тот, слава Богу, не думает прикасаться к ее девочке, а просто смотрит. Наверное, так на него действует не такой уж и безобидный, как кажется на первый взгляд, Игорь.

Но, судя по напряженному виду последнего, что-то произошло... Рыжая чуть рыкнула, досадуя на то, что подойти она сейчас не может- Одри срочно требует ее подойти к врачу, чтобы тот, как и всю команду, осмотрел на тяжелые повреждения. Сжав зубы, она посмотрела в глаза Игорю, когда тот повернулся к ней. Хот чуть кивнула, как бы благодаря его за то, что он выполнил ее просьбу.

Тот улыбнулся. Однако, даже отсюда Николь могла разглядеть в его глазах злость. Значит, точно что-то произошло: Игорь был именно тем человеком по которому сразу же видно, что он чувствует и что могло случиться. Но заставить его злиться трудно - это было сродни чему-то из ряда вон выходящего.

Решив, что при следующей стычке Николь уж точно не будет сдерживаться и поддастся на его провокацию, она быстро двинулась к врачу для беглого осмотра.

Почему Вейверли до сих пор молчала Николь понять не могла. Обычно ведь шатенка болтает без умолку или бурчит что-то про себя после такой вот игры. И что греха таить, Николь это молчание ох как не нравилось. Простая тревога сильнее вцепилась в ее сердце, хотя Игорь заверил ее, что Харди просто напрягал их всех своим присутствием, ничего более.

Решив, что они смогут поговорить об этом в номере, - ребята как раз предупредили, что они задержаться с Одри и остальными - рыжая покорно шла за маленькой девушкой по коридору в направлении их номера. И опять же молча. Ни звука, только перед уходом какое-то скомканное поздравление с отличной, а главное выигранной, игрой.

По спине рыжей невольно прошелся холодок. Черт... да что происходит? Здесь явно дело еще и в ней самой, иначе почему та вообще как-будто игнорирует ее?

— Вейв, да что уже случилось-то? — Николь не выдерживает и, когда они уже оказались в номере, красноречиво с громким хлопком закрывает двери.

— Что случилось? Это ты у меня еще спрашиваешь?! — собственно, Вейверли и ожидала этого момента, когда они окажутся в номере, как можно дальше от чужих глаз.

— Да, потому что ты молчишь!

Николь на всякий случай отбрасывает сумку на стоящее в дальнем углу кресло. Кто же знает, захочется ли им чем-нибудь бросаться друг в друга, потому что лично рыжая уже была готова так сделать. Конечно, будь перед ней чужой ей человек, она бы немедленно познакомила нелегкую сумку с чьим-то лицом, но не здесь. Осознание того, что перед ней ее малышка немного остудило ее пыл.Ей Николь уж точно не хочет причинить вреда, но держать себя в руках при такой напряженной ситуации не очень-то и легко.

Да и Вейверли тоже на нервах. Все-таки, присутствие Чемпа даже в одном помещении с ней заставляет чувствовать тот пережитый ею три месяца назад ужас.

— Ах, значит, мы не понимаем? — голос шатенки чуть понизился. Она сейчас была похожа на котенка, который пытается скалиться на взрослых сильных котов. Это было одновременно и смешно и страшно. — То есть, ты хочешь сказать, что Игорь не был приставлен к нам как нянька?

Рыжие брови приподнялись, и Николь даже немного успокоилась. Так вот в чем дело... Нет, серьезно, от того, что, наконец, все стало ясно, намного легче. Мы ведь всегда страшимся неизвестности, ведь так?

Страх- не отъемная часть жизни, как бы кто-то не отрицал это. Страх помогал людям эволюционировать, изобретать все новые и новые вещи, которые и помогали им справиться с этим страхом. Дикари строили дома в пещерах, а после строили хижины из окружающих их деревьев, чтобы защититься от диких зверей. Создавали оружие, чтобы защитить себя и свое государство от посягательства других и не потерять свою свободу.

Но перестанет ли когда-нибудь человек бояться собственный чувств? Ведь нельзя ничего придумать, чтобы защититься от них.

— Да, я попросила его побыть рядом с вами, и ты прекрасно знаешь, почему. Если хочешь меня в чем-то обвинить, то давай, но это было ради вашего блага. — рыжая вовремя замолчала, чувствуя, как ей буквально хотелось сказать "Кому, как не тебе знать об этом?". Нет, она вовремя сдержалась. Причинить боль своими словами было самым последним, чтобы Николь хотела сделать. А особенно, причинять боль ее малышке.

— Черт, Николь, да у тебя паранойя! — Вейверли просто не может сдержаться, пусть и была согласна с Николь.

Но разве та не обещала не опекать их? Не ограничивать их свободу? Да, это ради их блага, за это даже стоит сказать спасибо... Но все равно Вейверли не могла промолчать! Просто... она не понимала, почему она вообще она злится на Николь, а такие оправдания словно сами собой приходят на ум. Все внутри просто как-то разрывалось, а хотелось говорить первое, что вообще придет на ум. Эрп чувствовала, что что-то не так... Но остановиться она уже не могла.

— С чего ты вообще взяла, что что-то может случиться?! — девушка начала ходить по комнате, негодующе уставившись на Николь. — Да и с чего ты взяла, что нам нужна нянька под боком?!

Рыжая щурится, чувствуя, как все внутри начинает снова закипать. Но... просто чувствовалось, что тут что-то не так. И когда Хот наконец-то смогла поймать взгляд ее глаз, то все словно стало на свои места. Зрачки широкие. Как-будто она пьяна. Или одурманена. От последней мысли все внутри сжалось в приступе слепой ярости.

— Вейверли, хватит.

Та и пискнуть не успела, как оказалась прижата к стене высокой девушкой. Губы накрыли жестким, грубым поцелуем, а запястья сковали железной хваткой над ее головой. Шатенка негодующе зарычала, сильнее прижимаясь к сильному телу. Все мысли просто вылетели из головы, ровно как и странный дурман, что окутал ее разум мягкой дымкой.

— Ты пьяна. — рыжая сильнее прижимает девушку к стене, и не собираясь быть нежной, как ранее.

Властно прижимает пышущее температурным жанром тело к себе, не давая вырваться из хватки. Шатенка чуть дернулась, пытаясь вырваться и перехватить первенство, от чего ее заставили обнять ногами талию рыжей, еще сильнее вжимая в стену, едва давая дышать. Сама Вейверли со стыдливым румянцем почувствовала, как внизу все пульсирует невыносимым жаром.

— Ты-моя. — в Николь словно проснулся сам Дьявол, пока ее горячая ладонь проскользнула под кофту Вейверли. Кожа ладони была холодной, от чего мурашки стремительно разбежались по коже Вейверли. Черт... Она чуть запрокинула голову, не собираясь сопротивляться, с немым восторгом ощутив на ней прикосновения губ Николь, которая сильно прикусывала кожу на правах хозяйки этого восхитительного, прижатого ей к стене, телу. — Слышишь меня?

Кажется, Эрп потеряла дар речи, стоило ей вообще посмотреть в эти горячие огнем глаза. Они просто сжигали внутри нее все сомнения и страхи, отгоняли эту пугающую дымку неги и некого дурмана, заменяя ее совершенно другими чувствами.

37
{"b":"568997","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Любовь к себе. Как справиться с эмоциональным выгоранием и получить все, что вы хотите
Когда пируют львы. И грянул гром
Под знаком Близнецов. Дикий горный тимьян. Карусель
Добровольно проклятые
Лед
Разводы (сборник)
Мысли и парадоксы
Икс
Чистый лист: Природа человека. Кто и почему отказывается признавать ее сегодня