ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Академия Стихий. Танец Огня
Книга Лазаря
Факультет форменных мерзавцев
Магическая Академия, или Жизнь без красок
Чистый мозг. Что будет, если выгнать всех «тараканов» и влюбиться в мечты
Порочная связь
Безмолвный пациент
Предвестник землетрясения
Клеймо сатаны

Вашингтон просыпался. Надоедливо жужжащие машины давно заполонили дороги, люди уже сновали туда-сюда, словно и не замечая друг друга. Хотя, так оно и было- каждый занят своим делом, у каждого свои проблемы и у них нет времени общаться с другими. Каждый погружен в свое личное "болото", которое затягивало его все глубже в свою пучину.

Просто проходя мимо людей, Николь часто допускала себе мысль о том, что каждый человек один. Невозможно иметь сто друзей, с лучшем случае, нужно иметь хотя бы одного, но настоящего, а приятелей у тебя может быть хоть несколько сотен. Только один из них может быть для тебя самым близким и дорогим. И кто же из этих нескольких сотен дорог для Николь?

Однозначно, первым дорогим человеком для нее была мать, на которую Николь попросту не могла злиться. Вторым был Игорь -первый настоящий и верный друг, который и остался таковым до сих пор. Третьим человеком стала та потерянная и зажатая девочка, нет, все же девушка, которая так быстро занята все ее мысли... А после Роберт, Лео, Вайнона и Уилла. Все так быстро поменялось, и от этого невольно кружилась голова.

— О чем думаешь? — мягкий голос Вейверли немного вывел Николь из транса, в который она погружалась довольно-таки часто. Девушка рассеяно перевела взгляд на Вейверли.

— Да так, о разном. Ты замечала, что все эти люди будто и не знают о существовании друг друга? — рыжая вперилась взглядом в проходящую мимо толпу. — Просто я тут подумала: А что, если бы действительно было бы так? Кем бы они были бы друг другу, даже если бы были одной семьей и также не замечали друг друга?

— Я как-то не задумывалась над этим. — Вейверли слушала внимательно, не перебивая. — Ну, я думаю, так просто быть не может. Не может же быть так, что каждый сам по себе. Вот и все.

— Ты права. — Николь переводит взгляд на светлую макушку, после прижимаясь к ней щекой.

Идея пойти прогуляться была весьма кстати, Николь хотела вывести Вейверли из-под удара безобидных и смущающих ее колкостей сестер. Да и побыть наедине с ней тоже хотелось как раз перед тем, чтобы пойти играть на поле. Это как глоток свежего воздуха, как некий стимул для победы: такие вот встречи, только они двое и больше никого, если не считать еще и безликую толпу.

— Я не уйду, если ты думала о том, что каждый уходит и приходит. — надо же, кажется, Николь уже привыкла к тому, что Вейверли словно читает ее мысли.

— Детка, да тебе на "Битву экстрасенсов" нужно, ты, наверное, мои мысли читаешь. — Николь тихо фыркнула, чуть защекотав девушку, которая с ребяческим смехом пыталась увернуться.

— Николь, прекрати! — наверное, если бы не этот умоляющий голос, смешанный со смехом, то рыжая бы не послушала девушку. Она просто хочет слышать смех Вейверли, который был похож на мягкий перезвон колокольчиков.

Они молча последовали дальше по улице, не обращая внимания на проходящих мимо людей. Николь рассеяно оглядывала окружающие их однообразные картины, больше концентрируясь на своих чувствах и ощущениях. Однако, когда на лицо упало что-то холодное, тут же растаяв, Николь подняла взгляд на небо, чуть заморгав от попавшего в глаза снега.

— Снег. — Николь как-о по-детски улыбнулась, смотря наверх. Вейверли улыбнулась, тоже посмотрев наверх. — Надеюсь, что это не на час максимум.

— Я тоже. — Вейверли переводит взгляд на рыжую, чуть улыбаясь.

Глаза Николь были полны детского восторга, а на губах была легкая улыбка. Вейверли готова была каким-то образом сама вызвать снег, чтобы видеть эту улыбку почаще. Сжимает руку рыжей, переплетая их пальцы в замок в некотором сакральном и личном жесте. Николь смотрит на девушку, сжимая ее руку в ответ и мягко притягивая к себе. Ей было все равно, что тут столько людей, наверняка не очень-то и одобряющих такие отношения, как у них.

Поцелуй был мягким. Наверное, Николь никогда так нежно не целовала Вейверли, как сейчас. Мягко скользит по губам, углубляя прикосновение, запуская ладонь в мягкую копну каштановых волос.

— Я люблю тебя. — внутри все словно взрывается, когда Вейверли тихо шепчет ей эти слова, словно говорит ей самую сокровенную тайну. Эти слова только для одного человека. Для Николь. Никто другой не должен слышать их, кроме нее. Она чуть хихикнула, стряхивая с рыжих волос снег.

— Я тоже тебя люблю. — Николь немного прикрывает глаза, чувствуя, как внутри буря только начинает набирать обороты.

Да, ради этих слов нужно побеждать. Нет, ради этих слов нужно жить. Точнее, жить ради того человека, кто говорит вам это. Не лукавя, смотря прямо в глаза так, как только может смотреть человек на своего любимого.

Определенно, Николь будет сражаться за нее. За Вейверли.

Трибуны стремительно заполнялись людьми, хотя до игры был еще целый час.

Николь впервые видела такое количество людей в одном месте, от чего невольно было приятно. Столько людей пришли посмотреть на матч, на яростную схватку, которая обещала быть захватывающей. Так, зачем же разочаровывать людей? Николь чуть оскалилась, чувствуя, как ей уже хочется разорвать "шотландцев" в клочья, ведь клетчатая форма "Скоттленд Эйгс" ее уже порядком взбесила, как бы глупо это не звучало. А вообще, что команда сборной из Шотландии делает в Америке? Скорее всего, конечно, это филиал спортивного клуба, нов се равно они раздражали.

— Николь, тут тебя просят. — Одри говорила спокойно, даже сосредоточено, даже небольшая морщинка появилась между бровями от того, что она хмурилась. Николь обернулась, смотря на Игоря, который несколько зажато стоял рядом с Одри, переминаясь с пятки на носок.

Сама женщина удалилась, оставив ребят наедине. Николь чуть хмурилась, видя Игоря сейчас. Черт, такого Николь никогда его не видела и надеялась, что это не связано с просьбой Николь отнести ту бутылку с водой в лабораторию для анализа. Но тогда почему он такой мрачный? Рыжая глубоко вдыхается, собираясь услышать правду.

— Что случилось? — Николь обеспокоенно склоняет голову на бок.

— Я по поводу твоей просьбы. — Игорь немного сглотнул. Он явно нервничал, от чего говорить правду ему не хотелось, но он должен был сказать. Это было не очень, мягко говоря.

— Уже пришел ответ? — Николь сжимает руки в кулаки, засовывая их в карманы кофты.

— Да. И он тебе не понравится. — последнюю фразу он сказал почти неслышно.

— Блядь, да не тяни ты кота за хвост! — Николь не выдержала, чуть рыкнув. Сказать, что она была на взводе - это, значит, не сказать ничего.

— В воде был растворен амитал натрия*. — тихо сказал парень. — Доза очень маленькая, даже мизерная, но ее хватает на то, чтобы развязать человеку язык или ввести его в некоторое состояние транса.

Да. Ответ Николь не понравился. Она не понаслышке знала, что это за штука такая, ей самой еще в раннем детстве, когда она только попала в частную школу, однако, ее еще некоторое время "лечили" этой дрянью. И прекрасно понимала, как эта штука действует. Она сама начинала говорить все то, что у нее на уме, при этом будучи смертельно спокойной и уравновешенной.

— Николь, ты же знаешь, что эта штука не вызывает зависимость после первого применения, тем более, как я сказал, доза была слишком мала. — Эмильянов немного погладил девушку по плечам, пытаясь успокоить взбешенную девушку. — Особого вреда кроме излишней болтливости эта штука бы не принесла так, тем более, учитывая ее вес и количество выпитой ей воды.

— Я знаю. — Николь чуть потерла переносицу, чувствуя, как ей хочется просто рвать и метать.

Это просто не укладывалось в голове. Он что, так просто смог сделать такое со своей бывшей? Сейчас злость начала еще сильнее разгораться в девушке, как бы она не пыталась ее подавить. Очень знакомая красная пелена снова начинала застилать разум. Нет, Николь, ты должна держать себя в руках. Так, вдох-выдох, вдох-выдох... да какое там успокоиться?!

— Я слышал, вы что-то сильно шумели вчера? Что-то случилось? — Николь мгновенно обернулась на голос, однако, Игорь вовремя ее придержал за локоть. Он чувствовал, что Николь сейчас явно не гладить его по голове будет, да еще и он сам хотел таким образом сдержаться от необдуманных поступков, так как он был зол сам.

39
{"b":"568997","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Нет оправданий! Сила самодисциплины. 21 путь к стабильному успеху и счастью
Трансерфинг реальности. Ступень I: Пространство вариантов
Волчья река
Замуж за бывшего мужа
Психология глупости
Заложница чужих желаний
Массажист
Мысли и парадоксы
Тренажер по чтению