ЛитМир - Электронная Библиотека

Вот так оно и было. Потом, лет через полтораста по Галактическому Стандарту, транспорт «Эпсилон Эридана» совершил аварийную посадку на заброшенный космопорт Кинсолвинга*1. Потребовалась рекалибровка Движителя Манншенна, а эту операцию, как ты знаешь, лучше производить, стоя на твердой почве. Возможно, дело было в остаточном поле темпоральной прецессии — из-за него в континууме началось что-то вроде цепной реакции… Как бы то ни было, несколько офицеров получили разрешение прогуляться по округе. Первым делом они решили обследовать знаменитые пещеры, которые находятся как раз неподалеку от космопорта. В этих пещерах сохранились — кстати, до сих пор сохранились! — великолепные наскальные рисунки, сделанные еще в Каменном Веке аборигенами Кинсолвинга. Что случилось с этим племенем и куда оно подевалось, неизвестно. Они просто исчезли примерно за тысячу лет до того, как на Кинсолвинг высадилась первая экспедиция. Так вот, возвращаясь к нашим офицерам. Они явились на корабль в состоянии легкого шока и доложили, что краска, которой сделаны некоторые изображения животных, совсем свежая.

В конце концов, эта новость достигла ушей Федеральной Исследовательской и Контрольной службы. На Кинсолвинг была направлена маленькая команда исследователей, и среди них — весьма компетентная молодая леди из Райновского Института. Само собой, пещеру с рисунками они отыскали без труда — и обнаружили новое изображение. Человека в современной форме космолетчика. Пока наша компания приходила в себя от изумления, непонятно откуда появилась толпа пещерных людей, набросилась на них и захватила в плен.

Однако наша звезда Райновского института оказалась на высоте. Телепатия, пирокинез, психокинез… кажется, это так называется… в общем, всем этим она владела в совершенстве. Благодаря ее талантам группа спаслась, а заодно привела на корабль пленника — это был художник собственной персоной. Его звали Рауль.

По возвращении на Землю Рауля с распростертыми объятиями принял Райновский институт. У этого парня был талант особого свойства. Когда он делал изображение какого-то животного, это животное как будто слышало зов и являлось туда, где его ждало оружие охотника. Кроме того, Рауль был телепатом. После того, как в Институте с ним вдоволь наигрались, он переселился на Франциско, где стал главным офицером-псиоником на местной Станции связи с Глубоким Космосом, и женился на той самой ведьмочке, благодаря которой оказался в нашем мире. Строго говоря, он не был человеком, но наши инженеры-генетики немного поработали над его организмом, и этот брак был счастливым во всех отношениях.

Ты, конечно, бывала на Франциско. И знаешь, что религия на этой планете — основная отрасль промышленности. Неудивительно, что Рауль стал неокальвинистом, как и все его семейство. Впрочем, его правнучка впала в ересь, чем вызвала грандиозный скандал, и примкнула к называемым «людям-цветам».

— Значит, в деле, как всегда, замешана женщина, — прокомментировала Соня.

— Оглянись кругом, дорогая, и ты увидишь, что ни одно дело в этом мире не обходится без женщин. Так, о чем я? А, о Клариссе. Какое-то время она предавалась всякого рода развлечениям — секс, выпивка, легкие наркотики и все такое. Наконец церковь решила вытащить свою заблудшую дщерь из грязи и вернуть в свое лоно. Но неокальвинисты не из тех, кто делает благо ради блага. Они знали, что Кларисса унаследовала от своего предка его способности, а употребление некоторых наркотиков эти способности чрезвычайно обостряло. И тогда…

— И тогда?…

— И тогда у каких-то гениальных извращенцев родилась идея, о которой я до сих пор вспоминаю с содроганием. Идея заключалась в следующем: доставить Клариссу на Кинсолвинг, чтобы она, поднявшись на вершину горы, при помощи своей магии призвала Бога Ветхого Завета — им почему-то взбрело в голову, что Господь дарует им новую редакцию Десяти Заповедей. Само собой, для высадки на Кинсолвинге недостаточно религиозного рвения — требуется получить разрешение от правительства Конфедерации. И наши лорды и хозяева не нашли ничего лучшего, как направить Джона Граймса, Коммодора Флота Миров Приграничья в запасе, со всей этой милой компанией в качестве наблюдателя…

— Ты никогда мне об этом не рассказывал.

— Я тебе писал. Вся эта история весьма подробно изложена в моих рапортах. И ты, как старший по званию сотрудник Разведотдела ФИКС в Мирах Приграничья, должна была счесть своим долгом ознакомиться с ними. К тому же мне вообще нелегко о чем-нибудь говорить, когда ты появляешься дома.

— Я бы так не сказала. Так что случилось дальше?

— Наши блюстители благочестия расположились на вершине горы, которой суждено было стать новым Синаем. Кларисса произвела соответствующие приготовления и изобразила на полотне некоего белобородого старца, исполненного праведным гневом. Вся беда заключается в том, что многие патриархальные божества выглядят подобным образом… В двух словах, конец этой длинной и печальной истории таков: вместо Синая мы получили Олимп.

Последовала долгая пауза.

— Если бы я не знала тебя — и не узнала на собственном опыте, какие странные вещи происходят порой на Границе Галактики… Я могла бы сказать только одно: ты ошибся в выборе профессии. Тебе следовало стать писателем-фантастом. И ты хочешь сказать, что все это написал в рапорте?

— Само собой. Кстати, Кларисса до сих пор на Лорне. Она вышла замуж за Мэйхью. Полагаю, мы можем с ними повидаться… допустим, завтра вечером. В любом случае, они летят вместе с нами на «Поиске».

— И ради чего, по-твоему, затевается наша экспедиция? — спросила Соня. — Ты ее возглавляешь, а я, если не ошибаюсь, оказываюсь в роли помощника главнокомандующего. И нас сопровождает эта экзотическая парочка, вовлеченная в какие-то религиозные изыскания, о которых я понятия не имею.

Коммодор улыбнулся — чуть лукаво.

— Знаешь, что Кравински сказал мне? «Ситуация дошла до точки кипения, Граймс. И Конфедерация, и наши Большие Братья из Федерации ломают головы — что делать дальше с Кинсолвингом. Ответа на этот вопрос никто не знает. Так что собирайте Вашу команду непризнанных гениев — и действуйте. У Вас неподражаемая манера совать нос куда можно и нельзя — так, может быть, что-нибудь учуете…»

Соня усмехнулась.

— Людям свойственно иногда не ошибаться, — сказала она.

Наконец — восстановление судна после долгого простоя требует немалого времени — «Дальний поиск» под командованием коммодора Джона Граймса плавно поднялся над космодромом Порта Форлорна. Команда была подобрана на славу. Граймс с равной тщательностью подбирал команду, ученых, не состоящих на военной службе, и техперсонал. Все офицеры, подобно самому коммодору, были резервистами, и каждый прекрасно разбирался в астронавигации, корабельном вооружении, двигателях и даже биохимии. Майор, командующий группой десантников, тоже был профессионалом высшей пробы, равно как и вся его команда. Правда, Граймс от души надеялся, что помощь вооруженной группы не потребуется — но, как бы то ни было, лучше перестраховаться, чем недостраховаться. Также присутствовали супруги Мэйхью: Кен, офицер-псионик, выглядевший не по годам молодо — один из немногих, кто все еще состоял на действительной службе, и Кларисса, которой явно пошли на пользу замужество и новый разрыв с неокальвинистами — последние, как известно, являются сторонниками весьма строгих ограничений, в том числе это касается одежды и украшений. Ее волосы, заколотые наверх, позволяли видеть заостренные ушки — наследство предков, которые принадлежали к гуманоидной, но не вполне человеческой расе. Были двое жизнерадостных толстяков из Гильдии Лозоходцев, на которых даже в наше время косо смотрят как ученые, так и псионики. Мужчины и женщины — специалисты по радиации, органической химии, неорганической химии, археологи, палеонтологи…

— Еще один научный сотрудник, — хохотнул адмирал Кравински, — и Ваш ветеран не сможет оторваться от площадки даже на миллиметр.

вернуться

1

События, о которых рассказывает Граймс, более подробно описаны в новелле «Непросохшая краска» (сборник «Легенды Приграничья») (Прим. перев. )

2
{"b":"5690","o":1}