ЛитМир - Электронная Библиотека

— Мисс Йорк, у меня возникли проблемы в отеле. Не могли бы Вы мне помочь? — Хоуп повернулась на поразивший ее знакомый голос и заглянула в светло-голубые глаза, заставляющие ее колени дрожать. Мгновение они молча глядели друг на друга. Девушка приметила едва вздернутые уголки губ и легкий намек на ямочки.

— Гмм, да, конечно, мистер Дженнер, я Вам помогу.

Она встала, чтобы отойти от Шоны и двух мужчин, один из которых поднялся вслед за ней и улыбнулся.

— Я буду ждать Вас здесь, Хоуп.

Пытаясь держать себя в руках, Кеннеди сделал два шага в направлении улыбающегося мужчины. Встав к нему лицом, он дождался, пока улыбка сползет с губ соперника, а потом произнес:

— Она не вернется.

Улыбающаяся Шона рассмеялась и, подмигнув мужчине, обняла подругу.

******

Кеннеди опустил ладонь на изгиб моей спины и победно увел из бара. Тепло от его прикосновения разливалось по моему телу, а кожа, где его пальцы касались спины, начала гореть. В коридоре мои щеки заалели, я не могла поднять глаза на мужчину от непонятной мне смеси желания и смущения.

— Что там с вашей проблемой, мистер Дженнер? — прошептала я, не в состоянии говорить громче.

— Моя проблема в том, что сегодня у меня не было десерта, и я хотел бы узнать, не присоединитесь ли Вы ко мне? — Его красивое лицо оставалось серьезным, пока на губах не начала появляться улыбка, открывая вид на ямочки на щеках.

— Вы хотите сказать, что обманом увели меня от лучшей подруги и двух наших новых друзей?

Пару секунд мужчина молчал, а затем спросил:

— Ты с кем-нибудь спишь? — спросил он спокойным тоном, будто спрашивая у кого-то дорогу.

Вопрос застал меня врасплох. Я в замешательстве посмотрела на мужчину.

— Сплю ли я с кем-нибудь?

Кеннеди подошел ближе.

— Да, я спросил именно об этом. Хочешь узнать, сплю ли я с кем-то, прежде чем ответишь сама?

Глубоко вдохнув, я сделала шаг назад.

— Вас не касается, с кем я сплю, мистер Дженнер.

Еще один шаг, и мужчина наклонил свое красивое лицо к моему уху.

— Я хочу быть единственным, кто трахает тебя, Хоуп.

Мои колени ослабли. Я вскинула голову так быстро, что, потеряв равновесие, слегка покачнулась.

Его шаг мне навстречу. Мой шаг дальше от него. И вот я уже уперлась спиной на стену. Разместив руки по обеим сторонам от меня, он улыбнулся, и я тут же ощутила ноющую боль между бедер.

Прежняя Хоуп в ужасе бы стремительно убежала, новая же ответила:

— Нет, сейчас я ни с кем не сплю.

Мы смотрели друг на друга в течении долгой минуты, и в какой-то момент я подумала, что он меня поцелует. Вместо этого Кеннеди поднес мою ладонь к губам и осторожно коснулся ее губами. Неожиданно я почувствовала касание его языка в самом центре ладони. Он испытывает меня? Прежде чем я успела подумать о чем-то еще, мужчина взял меня за руку и повел к лифту. Он стоял так близко, что я могла ощущать его дыхание. Я практически ждала, что он нажмет кнопку 44-го этажа, на котором, как я знала, располагался его номер, но Кеннеди отправил лифт вниз, в лобби, что, кстати, немного меня разочаровало.

Мужчина стоял так близко ко мне, что, вдохнув, я могла ощущать исходящий от него аромат мыла и мускуса. Когда двери лифта распахнулись, Кеннеди вновь положил руку мне на спину и без разговоров повел через лобби на улицу.

— Куда мы идем? — Впервые с тех пор, как мы покинули 45-й этаж, я взглянула на него.

— Хочу посмотреть, сработает ли это, — ответил он своим бархатным голосом, вновь схватив меня за руку.

Полагаю, я должна была нервничать и беспокоиться о своей безопасности, но ничего такого я делать не собиралась. Напротив, во мне теплилась надежда, что в том месте, куда мы направляемся, будет столь же узкое пространство, как и в лифте. Мы прошли пару кварталов и остановились у небольшого старомодного кафе-мороженого. Кеннеди открыл для меня дверь и пригласил войти.

— Столик на двоих, желательно наиболее уединенный.

Девушка-администратор, одетая в костюм, который создавал ей образ девушки из пятидесятых и выделял ее огромную грудь, едва смогла подобрать челюсть при виде такого Адониса. Как оказалось, я была единственной из нас, кто заметил поразительную девушку, пытающуюся своей полной грудью привлечь внимание Кеннеди, взгляд которого, кстати, не отрывался от меня ни на секунду. Мы проследовали за администратором в кабинку в задней части зала. Я уселась напротив мужчины, ощущая, что мне уже не хватает его прикосновений.

Сидящий напротив меня Кеннеди удерживал мой взгляд, не позволяя отвернуться.

— Ты мне нравишься, Хоуп. Я могу дать тебе всё, что ты пожелаешь, взамен же я хочу лишь одного... — Я закрыла глаза, уже догадываясь, что последует дальше. Мужчины хотят одного. Я заставила себя открыть глаза, физически ощущая его близость и пристальное внимание. Скрестив ноги, я поерзала, пытаясь утихомирить пульсацию между бедер. Легкая ухмылка и намек на ямочки говорили мне, что Кеннеди догадывался о том, что я чувствую.

— Что если я не хочу давать Вам желаемое, мистер Дженнер?

Его светло-голубые глаза потемнели.

— Прежде чем примешь решение, поцелуй меня.

От его слов мое дыхание сбилось, и я заметила, как взгляд мужчины остановился на моих губах. Мое тело предало разум. Застонав, Кеннеди поднял пристальный взгляд к моим глазам и, потянувшись через стол, положил руку мне на шею и притянул ближе к себе. Прежде чем я что-то смогла сообразить, его губы накрыли мои. Жесткого напора с ноткой агрессии хватило, чтобы мои губы раскрылись. Мужчина зарычал и, наклонив голову, углубил поцелуй. Я ощутила, как сердце бешено заколотилось в груди. Кеннеди смягчился и, заканчивая поцелуй, слегка прикусил мою нижнюю губу. Наши лица по-прежнему оставались рядом: нос к носу, дыхание к дыханию.

— Я не хочу никакой лжи, Хоуп. Никогда.

И это то, чего он хочет? Я ожидала немного не этого.

Я смутно осознала, что рядом с открытым ртом стоит официантка. Кашлянув, она вернула нас к реальности. Смущенная чужим вторжением в наш личный мирок, я отпрянула и уселась на место. Кеннеди сделал заказ, получив от большегрудой официантки улыбку. Мой же мозг был не в состоянии воспринимать его слова. Мне нужно прочистить голову и вернуть нашу беседу в русло типичных разговоров на свидании, прежде чем я сделаю что-нибудь глупое.

— Итак, мистер Дженнер, что привело вас в Нью-Йорк? — Уже знакомый румянец окрасил мое лицо. Что в этом мужчине такого, отчего я краснею всякий раз, находясь рядом с ним?

— Бизнес. И пусть мне нравится мысль, что лежа подо мной в спальне, ты зовешь меня мистер Дженнер, сейчас всё же уместнее будет Кеннеди, тебе не кажется?

Он просто не мог сказать этого, да?

— Извините? — Мои брови взметнулись вверх.

Кеннеди наклонился ближе и медленно, с легким намеком на веселость произнес:

— Ты всё правильно услышала, Хоуп. Сейчас Кеннеди, а потом, в будущем, мистер Дженнер.

— Эм... Вы часто приезжаете в город?

Красивое лицо мужчины озарилось ленивой улыбкой, а при виде ямочек на его щеках я забыла, как надо дышать.

— Я здесь сейчас, Хоуп.

На сей раз полногрудая официантка, прервавшая нас разговор, стала для меня спасением. Его улыбка, озарившая губы сразу после нашего поцелуя, предательская реакция моего тела — и я уже не в состоянии поддержать беседу.

Официантка вручила мне большой шоколадный рожок с мороженым, политый красным топингом, и сразу исчезла.

— А где ваш десерт? — Брови мужчины выгнулась, а легкая ухмылка стала более чувственной.

— Мое десерт – наблюдать, как ты ешь мороженое.

В моей голове тут же пронеслось видение, как ужасно я выгляжу, медленно облизывая мороженое. Но решительный взгляд и красивые светлые полные желания глаза Кеннеди говорили о том, что мне стоит отбросить прежнюю Хоуп в сторону и превратиться в новую женщину, которой я так отчаянно хотела стать. Прикрыв глаза, я несколько раз по кругу облизала мороженое и, откусив его, пососала.

4
{"b":"569035","o":1}