ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Тебе семнадцать лет, Дезире. Ты дома, в Бруклине. Ты готовишься к свиданию. В квартире кто-то есть, кроме вас двоих?

— Я попросила родителей уйти.

— Разумное решение, Дезире. Тебе страшно?

— Нет. Как я могу бояться Его?

— Как происходит ритуал?

— Как у всех человеческих особей. Ничего нового в этом процессе мы не изобрели.

— Что ты чувствуешь, Дезире?

— Радость, силу, свободу, тепло, единение, благословение Истинных.

— Истинных?

— Да.

— Кто они?

— Начало всего. Суть. Они создали Сознание и подарили нам.

— Твой друг… как он называет тебя? Есть какое-то ласковое имя?

— Дез.

— Как оригинально!

— Он с детства зовет меня Дез. А все остальные — Мэнди. Но мне больше нравится первое имя. Потому что оно нравится ему. После ритуала все пошло не так, как должно было. Программа дала сбой.

— Почему?

— Я начала чувствовать то, что не должна была. Истинные узнали об этом. И приняли решение о перезапуске.

— Они убили твоих родителей?

— Смерти не существует, Джерри. Ее придумали вы, чтобы контролировать разум, перекрыв доступ сознанию. Ваша система держится на множестве страхов.

— Хорошо, отпустим это вопрос. Поговорим о твоих чувствах. Ты влюбилась, Дезире?

— Если тебе нравится такое определение, то да.

— А сейчас?

— Программа обновлена, и данный вариант эмоций невозможен для меня.

— Ты не жалеешь?

— Нет.

— Ты помнишь, как называла его? В те моменты, когда память принадлежала тебе?

— …..

Джерри Торнтон, насвистывая незатейливую мелодию, бодро направлялся в свой кабинет. Он был в чудном расположении духа, и, встретив в коридоре Сандру, попросил заказать на вечер столик в ресторане на двоих. Мисс Свенсон напряженно улыбнулась, но вынуждена была согласиться. Отказывать шефу — чревато последствиями. Но, если бы кто-то знал, как ее тошнит от него.

Закрывшись за надежными звуконепроницаемыми дверями личного кабинета, Торнтон сел за стол из дорого дерева и подключил электронный носитель к компьютеру. Загрузив информацию в файл, отправил на один единственный адрес, указанный в почте. И сразу после получения сообщения о доставке уничтожил письмо и сам электронный ящик.

Через две минуты на личную защищенную линию Джерри поступил звонок.

— Ты справился с задачей. Наши семьи в скором будущем придумают, как отблагодарить тебя. — сказал измененный механический голос.

— Не скажу, что было легко. Но я рад, что угодил Вам. Что делать с девушкой?

— Доставь ее в лабораторию. Теперь Дезире Вильмонт — наша забота. Забудь, что когда-то видел ее. И заставь забыть других.

— Как скажете. Какие еще будут указания?

— Никаких. Я свяжусь с тобой, Торнтон, если сочту нужным.

Глава 4

— Что значит, она сбежала? Вы в своем уме? Два десятка вооруженных до зубов солдат не смогли справиться с какой-то девчонкой? — брызгая слюной, орал на топчущегося на месте растерянного мужчину в форме офицера. — Как она сбежала из бронированного автобуса? Да еще в наручниках?

— Простите, мистер Торнтон. Мы сами не поняли, что случилось. Я сидел рядом с водителем, когда Джексон отрапортовал мне, что объект охраны проснулся. Я не успел ничего ответить. И в следующий момент осознал, что нахожусь на земле, в метре от меня перевернутый автобус. Мои люди не пострадали, но ни один не помнит, что произошло. Словно кто-то стер нашу память.

— Идиоты. Какие же идиоты. — вопил Джерри, топая от досады ногами. Теперь обещанная награда могла обернуться несчастным случаем. Как, черт возьми, ему объяснить Магистру, что он упустил девчонку?

Но все оказалась не так страшно, как представлял его объятый паникой разум. Джерри было приказано прекратить поиски и ждать решения совета.

Я проснулась на пахнущих лавандой простынях в теплой и мягкой постели. И в первые за долгое время не чувствовала боли, не слышала писка приборов и запаха лекарств. Тело все еще было слабым, но я с радостью обнаружила, что могу двигаться. Я перевернулась на бок и посмотрела в окно. Солнечный луч ударил по глазам, я зажмурилась. Зрение тоже восстановилось, и картинка, представшая взору, не двоилась, не троилась и не расплывалась. Я улыбнулась, блаженно потянув затекшие мышцы, и огляделась по сторонам. Чувство облегчения и эйфории улетучилось, как только мой пробудившийся разум осознал, что я не узнаю место, в котором нахожусь. Совершенно незнакомая комната, чистая, светлая, очень красивая и уютная, оформленная в современном классическом стиле. Минимализм и строгость. Добротный такой минимализм, и явно не дешевый. Моя память дремала под толстым покрывалом несвязанных обрывков и туманных образов, но я не ощущала опасности или страха. Скорее, любопытство. И куда еще занесла "нелегкая" мое бренное тело? Подсознание уверенно утверждало, что рядом нет фанатичного Джерри Торнтона и его шайки запрограммированных зомби. Но вопрос оставался открытым. Где я? Как сюда попала? И каким чудом покинула пределы студии "Торнтона", на неизвестное количество дней и ночей ставшие мне тюрьмой. Услышав легкий шорох позади меня, я обернулась в сторону, которая еще не удостаивалась моего внимания. Человек сидел в плетеной кресле-качалке возле электрического камина. Эта часть комнаты освещалась хуже, и его лицо было в тени. В глаза бросалась светлая рубашка, низ был темным. В позе мужчины чувствовалось напряжение, он казался удрученным и задумчивым. А я перенесла слишком много потрясений, и мозг все еще был под действием лекарств. Только поэтому я не узнала его сразу. Или у меня привычка не узнавать своего шефа в неофициальной обстановке. Меньше всего я ожидала увидеть здесь именно его. Может быть, у меня обман зрения? Или я все еще не отошла от наркотиков и психотропных веществ? Галлюцинации?

— Это действительно я, мисс Вильмонт. — словно прочитав мои мысли, сдержанным спокойным голосом сообщил Адам Блейк. Я пораженно застыла, открыв от изумления рот, и лихорадочно прокручивая в голове огромное количество сюжетов и причин, которые привели меня сюда. Я пораженно застыла, открыв от изумления рот, и лихорадочно прокручивая в голове огромное количество сюжетов и причин, которые привели меня сюда и не нашла ни одного разумного объяснения. Хотя в последние дни было слишком мало событий, которые можно было подвести под категорию разумных.

— Что вы здесь делаете? — пролепетала я дрожащим голосом, нервно заглядывая под одеяло. На мне была одета все та же длинная больничная рубашка.

— Я здесь живу. — темные пронзительные глаза смотрели серьезно и настойчиво. Я съежилась, натягивая одеяло до подбородка. Никогда не чувствовала себя глупее и нелепее. Упасть можно — я в постели шефа. Куда катиться мир?

— Тогда, что я здесь делаю? — правильный вопрос.

— Именно об этом я хотел спросить у тебя все то время, что просидел здесь, наблюдая за твоим сном.

Кресло скрипнуло, когда Адам поднялся. Матерь божья, я забыла, как он высок. И как потрясающе красив. На фоне белоснежной рубашки его кожа казалась смуглее, чем была на самом деле, а глаза еще чернее. Два метра великолепия и мужского совершенства неспешно приблизились к постели, и я вжалась в подушки, бросая на Блейка испуганные взгляды. Может, он один из них? Из фанатиков Торнтона.

— Я не причиню тебе зла. — мягко говорит он, снова читая мои мысли. — Если бы это было не так, ты бы не пришла за помощью ко мне. Что случилось, Дезире?

— Я не знаю. — пробормотала я, прикусив от досады нижнюю губу. Мне показалось, что я произносила эту фразу…. Совсем недавно и очень часто. Бред какой-то.

Адам присел на край кровати, отодвинув в сторону край одеяла, и внимательно посмотрел в мое лицо.

— Расскажи мне все, Дезире.

Какие странные интонации. Мягкие и ласковые и в тоже время повелительные. Мне казалась, что я снова стала объектом искусного манипулятора сознанием.

11
{"b":"569039","o":1}