ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Мужской гарем
Боги Лавкрафта
Отсутствующая структура. Введение в семиологию
Анатомия одной семьи
Космос. Прошлое, настоящее, будущее
Бизнес ручной работы. Как научиться зарабатывать на том, что любишь и умеешь
Моана. Легенда океана
Академия грёз. Пайпер и сила снов
Незнакомка в роли жены
A
A

Мы вместе размотали цепь на ограде и вошли в заросший сад.

— Давненько тут не прибирались. — заметила я, пока мы пробирались сквозь заросли кустов и лиан к крыльцу дома, который оказался громадный серым готическим строением с башнями и колоннами. Наверно, вечером в сумерках поместье выглядит весьма мрачно и зловеще. У меня и сейчас от открывшейся панорамы холодок бежал по спине. Стены утопали в плюще, и от них шла резкая отрицательная энергетика. Черные шпили башен грозно устремлялись в небо, как антенны, металл на высоких мощных дверях местами заржавел. Я успела разглядеть почти стертые знаки, прежде чем, двери со скрипом открылись. Перевернутая звезда. Пентаграмма. И глаз в треугольнике под самым козырьком крыльца. Меня обуял суеверный ужас, и я застыла на пороге, боясь переступить зловещую грань.

— Что это за место, Кларк? Куда ты меня привез?

— Успокойся. — Кларк улыбнулся и взял меня за руку. — Это семейное гнездо моих предков. Последние десять лет тут никто не живет. Прежние хозяева умерли, и пока никто не выразил желание переехать в опустевшее поместье.

— И вряд ли выразит. — сказала я. — Мне тут не нравится. Жутко.

— Просто все заброшено. Приведений нет. Не бойся. Идем. — он потянул меня за собой, посмеиваясь над моими страхами. Пришлось войти.

Внутри оказалось не так страшно, как снаружи. Обычный холл. Гостиная. Камин. Повсюду пыль. Портреты, старинная мебель.

Кларк зажег свет в доисторических светильниках встроенных в стены и подвел меня к дивану с резными подлокотниками. Снял дряхлое покрывало и встряхнув его пару раз, подняв облако пыли, постелил обратно.

— Можешь присесть, а я разведу огонь в камине. — сказал он.

Его шаги по паркетному полу в огромной комнате отдавались зловещим эхом. Я поежилась, испуганно оглядываясь по сторонам. С портретов на меня смотрели не дружелюбные глаза незнакомых людей в одеждах различных эпох, подозрительно похожих друг на друга.

— Твои предки? — спросила я у Кларка, склонившегося перед камином.

— Да. — ответил он, не оборачиваясь.

— Красивые. Но злые.

— Это только так кажется. — усмехнулся он, чиркая зажигалкой над маленькой кучкой опилок. — Вот так. Сейчас согреешься, и успокоишься. А я найду тебе одежду, слазаю в подполье. Там должны остаться съедобные припасы.

— Десятилетней давности? — скептически заметила я.

Огонек в камине разгорелся на славу, и молодой человек подбросил в топку несколько дров.

— Нет, что ты — рассмеялся Кларк, отряхивая руки, и вставая. Он развернулся ко мне. — Папа приезжает сюда раз в год с коллегами. Привозят еду.

— А он не нагрянет? — испугалась я.

— У него сейчас сложное время. Ни минуты свободной. Так что, волноваться не о чем. Подойди к огню, быстрее согреешься. — предложил Кларк.

— Спасибо. Я здесь пригрелась. — отказалась я.

— Не забоишься, пока я ищу продукты и одежду?

— Нет. Умираю с голода. А ванна есть?

— Есть.

— А вода?

— Надо греть.

— Черт. Потом. Сначала есть, одеваться и спать. А где спать?

— Можешь здесь. В спальнях нужно топить.

— А ты?

— А я с тобой.

Я прищурилась, глядя на Кларка. Перевела взгляд на диван. Большой, в принципе. Места хватит. А мы оба не в том состоянии, чтобы опасаться необдуманных порывов.

Через пять минут Кларк Винзор вернулся с охапкой одежды для меня, а пока я примеряла различные шерстяные платья и юбки, он успел принести подушки, одеяла, чистое постельное и корзинку с едой. Выбрав длинное голубое вязанное платье с хомутом и широкими рукавами и надев, наконец, на ноги носки и простые кожаные туфли без каблука, я почувствовала себя значительно лучше. В корзинке оказалось много интересного. Различные соления, банки с консервами, малиновее варенье и бутылка красного вина.

Кларк расстелил перед камином большое теплое одеяло, и мы устроились на нем. Маленький пикник у теплого огня, потрескивающие дрова, рубиновое вино в бокалах и обычная беседа. Я не хочу говорить о грустном, сложном, необъяснимом. Я устала.

Под действием алкоголя страхи и напряжение рассеиваются, кровь растекается по венам, расслабляя онемевшие мышцы. Я медленно дышу, медленно мыслю. Мне спокойно. Впервые за последние дни. Разум дремлет в дымчатом полумраке туманной реальности, обнимающей меня, баюкающей в своих невесомых объятиях. Взгляд неспешно скользит по укрытым мягким сумраком очертаниям гостиной. Портреты больше не пугают, а вызывают интерес. Я замечаю среди взрослых предком Кларка маленькую девочку в голубом платье. Она очень хорошенькая, золотистые кудряшки, большие светлые глаза.

— Какая красивая девочка. — поставив на пол бокал с вином, говорю я, показывая на портрет малышки. — У вас одинаковые глаза. И улыбка.

— Это Каролина, моя сестра. Кузина. — сухо отвечает Кларк, не отрывая глаз от пламени костра в камине. — Мы выросли вместе. Этот дом принадлежал моему деду, потом в нем жила ее мать и отец. Они умерли, когда Каро было шесть лет. И она переехала к нам.

— Вы не ладите? — спросила, почувствовав холодок в голосе Винзора.

— Почему ты так решила?

Наши взгляды встретились. В его — смущение и удивление.

— Не знаю, показалось. — пожала плечами я.

— Мы дружили в детстве. Играли в одни и те же игры, делились игрушками, ругались, как все дети. Мама умерла рано, а отец всегда был занят, много работал. У нас с Каролиной были только мы. Пока папа не начал посвящать нас в таинства службы. Появились новые люди, незнакомцы с равнодушными лицами, книги, за прочтением коих я засыпал, ритуалы, которых не понимал. Каро всегда была смышленее меня. У нее все получалось. А отец ставил ее в пример.

— Неприятно, наверно. Быть недооцененным. — понимающе кивнула я. Кларк грустно улыбнулся. В отблесках пламени лицо его приняло зеленоватый оттенок, скулы запали, а глаза казались неестественно большими и темными. Игра света не всех красит.

— Да. Неприятно, — согласился он. — Я чувствовал себя лишним. Не похожим на них.

— Так и есть. Раз ты сейчас со мной. — прошептала я, взяв его за руку. — Ты все делаешь правильно. Я уверена.

— Мы не можем прятаться вечно. Нас все равно найдут. На земле нет места, которое бы не было подвластно контролю тайных правителей.

— Я найду способ, Кларк.

— Какой? — безнадежно вздохнул Винзор. Я загадочно улыбнулась.

— Там, где держал меня Блейк, я многому научилась. Я создавала иллюзии, миры, которых нет, не существует. Понимаешь? Мы можем уйти туда, как только я снова смогу…

— Все миры существуют, Дез. Тебе только кажется, что ты создаешь, а на самом деле ты открываешь, снимаешь вуали, видишь то, что другим не под силу. Каждая мысль, мечта, желание — материальны, но в другом временном и частотном спектре. Ты та, что видит сквозь вуаль сознания, ограниченного физическим существованием в этом размерении.

— А говорил, что плохо учился. — улыбнулась я, дотронувшись до плеча Кларка. — А ты так умеешь?

— Нет. — он покачал головой, подавая мне наполненный бокал.

— А другие? Те, кто выше.

— Четвертое измерение — их предел.

— А в каком мы?

— В третьем.

— Всего сколько? — задаю вопрос, и сама не верю в реальность происходящего. О чем мы говорим? Я не брежу?

— Девять.

— А что за девятым?

— Никто не знает. Но хотят узнать. Цель высших сущностей попасть туда. Но они не могут, не способны, и все время ищут лазейку.

— Мне кажется, что я могу. — задумчиво произнесла я. — Странно звучит, согласна…. Я даже не знаю, что такое измерение.

— Сознанию не нужно учиться. Оно уже содержит в себе знание. Люди обладали сознанием сто тысяч лет назад, но пришли высшие существа из четвертого измерения и заставили их забыть, они спрятали ключи, но и сами не могут ими воспользоваться.

— И ты просишь меня поддержать сторону воров? — я распахнула глаза, возмущенно поджав губы. Кларк вытянулся на одеяле, опустив длинные ресницы. На долю секунды мне показалось, что он уснул. Но Кларк неожиданно заговорил.

40
{"b":"569039","o":1}