ЛитМир - Электронная Библиотека

— Так ты нашел учебник? — спросила Ольга, стараясь преодолеть неловкость и твердо решив при первой же возможности сменить замок.

— Нашел… — нерешительно ответил тот.

— Надеюсь, не забыл закрыть дверь?

— Да я-то закрыл, но дело в том… — Он запнулся. — Дело в том, что ты сама… сама забыла запереть квартиру… Дверь была открыта…

При этих словах сердце у нее подпрыгнуло, застучало громко и неровно, и Ольга побледнела так, что Игорь в испуге побежал за тещей. В следующее мгновение в светелку сбежались все женщины и наперебой стали требовать ответа на вопрос, что случилось: мать и тетя Тамара — у Ольги, ну а Ирина, естественно, у Игоря.

— Что ты сказал Оле? — наступала она на мужа, и без того напуганного тем, что может всплыть факт посещения им квартиры ее сестры.

Игорь был поражен Ольгиной реакцией. Ну, забыла закрыть дверь, велика важность, он ведь все проверил, вроде все на месте, ничего не пропало. Да это и понятно, никому в голову не пришло, что квартира открыта, он и сам сначала долго звонил в дверь, не подозревая, что стоит нажать на ручку, как защелка тут же отойдет и дверь распахнется.

С другой стороны, Ольга ведь даже не спросила его, все ли на месте в квартире, значит, наверное, не вопрос грабежа так взволновал ее. А что? И еще один момент удивил Игоря и показался ему странным: в двери было три замка, одним из которых Ольга пользовалась постоянно, а два других задействовала только в случае своего отъезда дольше чем на день. Не могла же она быть до такой степени рассеянной, чтобы, уезжая в Александровку на несколько дней, не закрыть ни один из них!

Все эти загадки моментально пронеслись в голове у Игоря, вызвав недоумение и оставшись без ответа. Но больше всего его волновало сейчас, что скажет Ольга пристававшим к ней с расспросами родственникам.

Тетя Тамара уже мерила ей давление, мать совала под язык таблетку валидола, а Ирина убежала готовить липовый отвар.

Ольга лежала на топчане и каким-то отсутствующим взглядом наблюдала за их суетой.

— Да что же такое, Оленька? — не унималась мать. — Объясни наконец, что произошло? — В голосе ее чувствовалась неподдельная тревога.

— Ничего не случилось, — тихо произнесла Ольга, постепенно выходя из оцепенения. — И Игорь тут ни при чем. Я ему рассказала о работе, и вдруг мне стало плохо. — Заметив недоверчивый взгляд матери, она упрямо повторила: — Да, вдруг, ни с того ни с сего.

— Переутомление, — констатировала тетя Тамара. — Это бывает. И давление у тебя выше нормы.

— Ты очень много работаешь, доченька, — сказала мать, которую немного успокоил диагноз, поставленный сестрой. — Я помню, ты говорила, у тебя по графику отпуск только в октябре? Так ты возьми сейчас за свой счет.

— Я попробую, — ответила та.

На следующий день Ольгу не хотели отпускать в Пушкино вместе с Игорем и Ириной, но она настояла, объяснив, что необходимо срочно позвонить на работу и выяснить ряд важных вопросов. Ей действительно не терпелось сообщить Шурику со Светкой ошеломляющее известие о посещении ее квартиры незнакомыми лицами. Приехав в Пушкино, Игорь с Ириной направились в больницу, чтобы оформить необходимые бумаги и забрать дядю Пашу, а Ольга, договорившись встретиться с ними в скверике, помчалась на переговорный пункт, находившийся недалеко от станции.

Трубку взяла Светка и сказала, что утром Шурик повез Киру Петровну к своей двоюродной тетке под Архангельск и что та согласилась ехать лишь с условием, что через неделю к ней присоединится сама Светка.

— А вот почему она так сразу согласилась, — добавила подруга, — это отдельная история, расскажу при встрече. Ну, как у тебя там дела? Работу сделала?

Ольга поняла, что не в состоянии подробно рассказывать о случившемся под пристальным взглядом нескольких пар глаз и при таком же количестве ушей тех посетителей, которые терпеливо ждали своей очереди на стульях и стоя возле кабины.

— У меня дела плохи, — только и смогла выговорить она.

— Что такое? — встревожилась Светка. — С дядей Пашей что-нибудь?

— Да нет, мы сейчас увозим его в Александровку, — ответила Ольга. — Он чувствует себя нормально.

— А что же тогда? — допытывалась подруга. — Работа горит?

— Да работу я надеюсь завтра закончить, — слабо отмахнулась Ольга. — Не в этом дело. Просто я не могу тебе по телефону рассказать…

— Я бы к тебе приехала, — с готовностью сказала Светка, — но Шурик считает, что мне вообще нельзя из дома выходить.

— Нет-нет, ни в коем случае, — запротестовала Ольга. — Давай лучше я сама приеду… ну, наверное, послезавтра, когда повезу рукопись в издательство. Заодно хочу попросить у Искры отпуск за свой счет.

— Ну ладно, — поскучнела Светка, которой хотелось немедленно узнать, что же случилось, а не ждать целых два дня. Она предполагала, что это, должно быть, как-то связано с Игорем. — Шурик тоже обещал послезавтра вернуться. Кстати, он просил тебе передать, чтобы ты домой к себе не заходила, мало ли что…

— Даже если бы он умолял меня зайти, — усмехнулась Ольга, — я бы и то отказалась.

До Светки наконец дошло, что случилось у подруги.

— Неужели там у тебя кто-то побывал? — от волнения понизив голос, спросила она.

— Вот именно, — коротко ответила Ольга.

— Как же ты узнала об этом? Когда? — недоумевала Светка.

— Ладно, Свет, об этом при встрече, — ответила та и закруглила разговор.

В скверике ее поджидал Игорь, он сказал, что Ирина с отцом сейчас спустятся и что машина уже стоит у входа в больницу. Ольга поняла, что Игорь не случайно оказался здесь один, он хотел поговорить с ней с глазу на глаз.

— Оля, мне-то ты хоть можешь объяснить, что случилось? — сразу спросил он.

— Ты о чем? — разыграла удивление Ольга.

— Сама знаешь о чем, — нервно проговорил он.

— А-а, ты о квартире, — сказала она. — Ну, забыла закрыть, с кем не бывает. Но ты же сказал, ничего не пропало, значит, ничего и не случилось.

Но Игорь за три года общения с ней слишком хорошо изучил ее повадки и способен был отличить наигранное удивление от искреннего.

— Но ты ведь даже не спросила меня об этом. Значит, тебя что-то другое напугало. Что, Оля? — настаивал он.

Ольга смотрела в непроницаемо черные глаза и видела в них свое отражение. Случись все несколькими месяцами раньше, она, конечно же, в первую очередь поставила бы в известность Игоря и, возможно, ей не пришлось бы обращаться к Шурику. Только теперь уже поздно, у Игоря появились заботы, и совсем ни к чему впутывать его в свои дела.

Но тот был не на шутку встревожен и необычайно настойчив, он чувствовал, что тут что-то не то и над Ольгой нависла какая-то опасность.

— Ну, если ты так настаиваешь, — нехотя протянула она, — я скажу. — Мысль, как отвязаться от его докучливых расспросов, быстро созрела у нее в голове, и она, опустив глаза якобы от смущения, а на самом деле из соображений, как бы ненароком не выдать себя взглядом, произнесла: — Дело в том, что… ну, в общем, в квартире находился один мои знакомый… и я испугалась, что он мог бы встретиться с тобой.

— То есть — твой любовник, — отчасти насмешливо, отчасти неприязненно сказал он. — И как же его зовут, если это, конечно, не секрет?

— Кирилл, — непроизвольно вырвалось у нее.

— Красивое имя… — проговорил он раздумчиво, как бы соизмеряя ее вчерашнюю реакцию со степенью испуга от возможности нежелательной встречи двух возлюбленных — бывшего и настоящего. — Ну что ж, передай Кириллу, чтобы не забывал впредь дверь запирать, когда уходит, — произнес он наконец, и непонятно было, достаточно ли убедительным показалось ему Ольгино объяснение, потому что некоторая настороженность все-таки осталась в его взгляде.

Когда они вместе с дядей Пашей приехали в Александровку, стол на террасе был уже празднично накрыт и ждал лишь их появления. Дружная семья в полном составе уселась обедать, и дядя Паша, как виновник этого небольшого семейного торжества, счастливый от сознания, что наконец-то он дома, со своими близкими, пустился рассказывать всевозможные смешные случаи из больничной жизни.

33
{"b":"569053","o":1}