ЛитМир - Электронная Библиотека

От этого он даже не представлял себе жизнь в семье Вальтера.

— Вскоре после потери отца его мать скончалась от эмоционального потрясения. Лишь тогда он стал всерьёз задумываться о полёте в космос, но такое ощущение…

— Что он делает это назло отцу?

— Да.

Этот ответ вызвал кратковременную тишину.

После трёх тяжёлых вздохов, Оскар посмотрел Майеру в глаза.

— Майер.

— Я Вас слушаю.

— Разве Губер и Вальтер не похожи?

Заявление командира шокировало Майера.

— Они оба торопились вперёд, даже если это значило пожертвовать ближними, не правда ли? И разве не поэтому ты на него равнялся? Я не прав, Майер?

— Вы совершенно правы, — Майер вздохнул. — Я, несомненно, брал пример с его рвения. Но…

Я не могу поступать так же, как он, — подумал Майер.

Он всегда бежал по пути, проложенному для избранных, поэтому не мог опрометчиво полагаться на собственную силу, как Вальтер и Пауль.

Тем не менее, теперь он им противостоял.

И вот почему он задал нервный вопрос:

— Что случится, если я теперь сражусь с ними в лоб?

— Если будешь действовать как они, то проиграешь.

— Тогда как же мне сражаться?

Спрашивая, он наклонился вперёд, и Оскар на мгновение замолчал.

— Тебя не удовлетворила предыдущая стычка?

— Я не хочу думать, что это мои настоящие способности… Я просто застал их врасплох.

— Тогда что ты будешь делать, если сразишься изо всех сил и всё равно проиграешь?

Эта атака с неожиданного угла заставила Майера поднять взгляд. Он обнаружил, что Оскар смотрит прямо на него.

— Если будешь сражаться с ними напрямую, придётся использовать всё, что у тебя есть. Даже так, ты всё равно можешь проиграть. Ты сможешь вытерпеть такое поражение?

Что он будет делать, если собственная сила его подведёт?

Майер никогда не дрался изо всех сил или испытывал поражения, поэтому не мог тут же ответить на вопрос.

Но в то же время он сомневался, что Оскар ожидает ответа. Мужчина медленно продолжил говорить:

— И если ты всё же желаешь сражаться, услышав всё это, запомни следующее.

Он сделал глубокий вдох.

— Важней всего определить, кем именно ты должен быть.

Нависло непродолжительное молчание.

— Ты понимаешь, Майер?

— …Нет.

Оскар кивнул.

— Ты ещё молод, поэтому не торопись и хорошенько подумай. Тебе не нужно спешить, как те двое.

Когда Оскар скрестил руки на груди, Майер кое-что осознал.

— Те…двое?

— Хм?

— Нет, ну, я хотел сказать… разве не трое?

— О чём ты говоришь?

Взгляд глаз Оскара и его тон полностью изменился.

Майер почувствовал, как по спине пробежали мурашки.

— Когда я столкнулся с dp-XXX, в кабине находилось три человека.

— Что?!

— Вы хотите сказать, что корабль покинуло не трое?!

Майер слышал, что группу Майера взяли под стражу, но он не слышал о количестве людей. Это казалось столь очевидным, что он не озаботился спросить.

— Но по радио говорили только Вальтер и Пауль, — промычал Оскар, нахмурив лоб.

Майер осознал, что случилось.

Бладликбург был слишком далеко от dp-XXX, чтобы заглянуть внутрь, поэтому им следовало лишь умолчать о присутствии третьего человека и спрятать его.

Они не надеялись, что Майер заметит третьего, но просчёт оказался бессмысленным, раз он не стал об этом докладывать.

— !..

Двое мужчин одновременно встали.

В тот же миг за окном осветилась палуба Цвая.

— Что?!

dp-XXX готовился к взлёту.

Один из его двигателей не запускался из-за торчащего в нём Ланце, но второй остался целым. До тех пор, пока он не будет проворачивать сложных маневров, корабль, по крайней мере, сможет скользить по небу.

На палубе под лунным светом хлестнуло несколько нитевидных объектов. Тросы, сдерживающие dp-XXX, рвались один за другим.

— Командир Мирильдорф! — прозвучало извещение по кораблю. — У нас чрезвычайное положение! Прошу, поспешите на мостик!

— Командир! — крикнул Майер.

— Это моя оплошность, — ясно заявил Оскар. — Не переживай об этом.

— Но!

— Делай свою работу. Кроме того, у нас нет истребителей, способных вылететь сегодня ночью.

Договорив, Оскар выбежал из комнаты. Майер хотел за ним последовать, но остановился. Лётчик вроде него ничего не мог поделать.

Он выглянул в окно и увидел в небе почти полную луну.

Сила её света не давала им поднять истребители в воздух. Существовала опасность, что двигатели выйдут из строя и разрушат машины.

— Проклятье.

Покрытый светом луны нос dp-XXX быстро поднимался. Его больше ничего не сдерживало.

Это скопление продвинутой технологии развернулось и улетело в небо, как лист на ветру.

— !..

Чтобы проследить за кораблём, Майер чуть ли не прислонился к стеклу.

Торчащее из него Ланце сверкало во тьме, тогда как внизу расстилались тучи.

И ещё ниже между разрывами в облаках виднелись световые точки. Они принадлежали огням Берлина.

Всего за несколько секунд свет Ланце погрузился в разрыв в облаках и слился с городскими огнями.

— Они нас обставили, — пробормотал Майер, убирая лицо от окна.

Затем вздохнул и заметил свое отражение на стекле.

Только когда он увидел своё лицо, парень кое-что осознал.

Его отражение явило небольшую, но удовлетворённую улыбку.

Часть 3

Переполох, вызванный побегом dp-XXX, достиг помещения для допросов.

Это была небольшая каюта с голыми металлическими стенами, и два человека, привязанных к стульям, обменялись улыбками.

— Кажись, юная леди справилась.

— А как же. По крайней мере, мы знаем, что Кайзербург не окажется посреди всей этой неурядицы с армией.

Вальтер глянул вперёд, и офицер за столом напротив нахмурился ему в ответ.

— Что вы сделали?

— Мы не делали ничего. Это вы кое-что проглядели.

— Проглядели?

— Я извлёк урок из прошлого, и снабдил космический корабль аварийной камерой жизнеобеспечения.

— К-камерой жизнеобеспечения?

Мужчина, похоже, осознал, что произошло.

Камера жизнеобеспечения занимала небольшое пространство размером с гроб. Если её оборудование активировать, когда кто-то находится внутри, его мгновенно наполовину заморозят и поместят в спячку струёй холодного газа.

Но дверь с надписью «опасно», ведущую к оборудованию охлаждения, не захочется просто так открывать дилетантам. Хотя та надпись и совсем не обманывала.

Никому не хватит глупости открыть её с таким предупреждением. В конце концов, корабль сделали со странной технологией. Вряд ли военные тщательно обыскивали внутри.

Вальтер и Пауль как раз на это и рассчитывали.

Вот почему по радио они делали вид, что только вдвоём на борту.

Их игра окупилась.

— Говорят, дикари боятся продвинутой цивилизации, и, похоже, это правда.

Вальтер самодовольно улыбнулся.

— Оскара и вправду легко надуть.

Часть 4

На северной окраине Берлина располагался лес, известный как Грюневальд. Внутри него построили фабрику для починки воздушных аппаратов Компании Брюера.

Это было старое здание. С тех пор как Компания Брюера оставила производство летательных машин, его практически не использовали.

Но даже после восьми вечера в офисе фабрики оставался старик в рабочей одежде. Похоже, он здесь жил. На офисном столе стояли полные тарелки ужина, наполовину съеденный кэзе5 и столовый нож.

Старик закинул ноги на стол и сложил руки за головой.

— Здесь больше нечего делать, — неторопливо промямлил он. — А раньше тут столько всего происходило.

Со времён первого успешного полёта Хайрема Максима в 1894-м, самолёты стали самостоятельной индустрией. В какой-то момент их производство замедлилось, но по иронии судьбы мировая война стала причиной настоящей экспансии рынка. Сразу же после войны индустрия нацелилась только на богачей, но позже самолёты стали более домашним средством транспортировки.

18
{"b":"569056","o":1}