ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Лампёшка
Хроники странствующего кота
Битва трех императоров. Наполеон, Россия и Европа. 1799 – 1805 гг.
Пиши и говори! Сторителлинг как инструмент для счастья и бизнеса
А утром пришел Фо…
Портрет ребенка, живущего рядом со мной
Танцующая среди ветров. Книга 1. Дружба
Опальный маг. Маг с яростью дракона

— Покажешь мне потом.

— Ладно.

Пока они говорили, её зрение опускалось, и крыши домов снизу разрастались.

Кайзербург нырнул в полёт через Берлин на крайне низкой высоте.

Пейзаж в мгновение ока проносился назад.

— П-погоди! Мы врежемся! А!

Перед Эльзой возникло громадное прямоугольное здание. Оно ей казалось знакомым, но у девушки не было времени копаться в воспоминаниях.

Её обзор перекрыла белая стена.

Только не это!

В следующий миг Кайзербург повернулся налево под прямым углом. Он скользнул боком в полёте как раз над машинами на дороге.

И быстро.

Пронесло?

Они двигались со скоростью триста или четыреста километров в час, так что для такого потребуется невероятное мастерство пилота.

Ряды домов, магазинов и прочих зданий мелькали справа так быстро, что не различалось ничего, кроме их цвета. Не было времени на их детальное рассмотрение.

— Осторожно!

— Ничего страшного. Мы чуть не врезались там в Цейхауз8. Так, профессор?

— Извини, но вот это я задену.

— Э?

Сразу же после этого слева послышался удар, а вид из окна на мгновение побелел. Воздух снаружи наполнился чем-то наподобие пыли. Это был дым. Они врезались в какое-то здание.

— Ох!

Ремень безопасности Эльзы больно врезался в плечо, и она со всей силы сжала подлокотники. По спине сверху вниз пронеслась тупая вибрация. Она отказывалась уходить, а значит, здание было наверняка немаленьким.

Вместо грохота корабль окружили непрерывный треск камней. Мимо пролетели очевидные обломки колонн и чуть не ударились об окно.

— Ох, ох, ох, ох! Вы явно перестарались!

— Я не виноват — ух, чуть не попали! Это случайность!

— Хм. А это довольно весело.

После последнего толчка они пробили громадную стену.

Кайзербург продолжал движение и пронзил всё здание насквозь.

Вид снаружи окна быстро прояснился, и снова показались улицы города. Их скорость лишь слегка упала и люди в здании, наверное, даже не поняли, что в них врезалось.

— Не увлекайтесь!

Эльза посмотрела на электронный дисплей, показывающий урон корабля. Его общая температура поднялась, потому что эмблемам внешней обшивки пришлось активироваться для нейтрализации урона.

А эта штука крепкая.

Но за её восхищением тут же последовало осознание.

Когда они избежали столкновения с Цейхаусом, корабль двинулся налево. Это означало…

— Постойте-ка! Мы только что врезались в Университет Берлина, да?!

— Ага, до чего же больно наносить ущерб моей альма матер.

— Ты не просто нанёс ему ущерб! Ты натурально его разрушил! И я всё ещё там учусь!

— Замолчи. Это государственное учреждение, построенное с моих налогов. Я могу разрушать его, сколько захочу.

— Что значит твоих налогов?! Ты только что разрушил в сто раз больше, чем платил!

— Ага, ему ещё есть куда стремиться. Я бы разрушил в 1500 раз больше, чем платил.

— А тебя никто не спрашивал!

Эльза опустила взгляд и обнаружила, что точка истребителя была почти перед ними, но городские строения вокруг мешали им разглядеть его через окно.

— Да что мы можем сделать в этом городе?!

— Город нам только на руку.

— Э?

— Верно. Из того, что мы видели, тот истребитель предназначен для ближнего боя или средней дистанции, когда использует своё диковинное копьё. Все эти препятствия удержат его от быстрых атак или отлёта.

— В своей нынешней форме Кайзербург может выстрелить четыре самонаводящихся или направленных выстрела сразу. Препятствия ничего для нас не значат.

Вальтер оглянулся с улыбкой.

— Хотя я уверен, что он думает о том же.

Вражеский истребитель почти до них добрался.

Часть 8

Было 15:38.

Прошло полторы минуты с начала столкновения, и Фламмен Риттер висел на хвосте врага. Он преследовал своего противника, пролетая по улицам с точными движениями, которые совсем не свойственны воздушному аппарату.

Кайзербург пытался оторваться поворотом направо к югу от шестиполосной Унтер-ден-Линден на четырёхполосную Фридрихштрассе.

Фламмен Риттер наклонился на одну сторону и зажёг реактивный двигатель вертикального взлёта против собственной инерции. Его задние сопла всё время работали на полную. Пересечение произошло под мелким углом, но он вошёл в поворот.

Фламмен Ритер также вылетел на Фридрихштрассе.

Справа мелькнула железнодорожная станция, но исчезла быстрее, чем он сумел прочесть название.

Дальнейший путь выведет их на Моренштрассе, но убегающим следовать по прямой опасно.

Чёрный истребитель запустил два красных пламенных Кугеля. Выстрелы вылетели по прямой.

Кайзербург обезвредил их своими направленными зарядами.

Панцерополис (ЛП) - _14.jpg

Одна пара взорвалась, а вторая вспыхнула пламенем, разбросав осколки, подобно цветкам.

Фламмен Риттер воспользовался этим моментом для выстрела Ланце. Бело-голубое копьё света пробуравило взрывное пламя Кугелей и полетело прямо в цель.

Копьё было быстрее и гораздо сильнее стрелы.

Тем не менее, большой воздушный корабль его избежал. Будто говоря, что простой дальнобойной атаке его не победить, он элегантно скользнул в сторону, подскочил в воздух, и перевернулся над зданием слева от себя. Это было спокойное действие и казалось, будто у корабля глаза на спине.

Чёрный истребитель притормозил, даже не обратив внимания на Ланце, вонзившееся дальше в дорогу. Он воспользовался всеми своими двигателями, чтобы перекрутиться в воздухе и сместиться левее.

Он пролетел над домами.

Впереди виднелся Немецкий собор. За ним находились похожий на храм Шаушпильхаус и Французский собор. Жандарменмаркт перед тремя зданиями полнился прилавками, посвящёнными Вайнаху, и скоплением людей.

Толпа на площади глянула на Фламмен Риттер в небе, которое скоро покраснеет. Они, должно быть, заметили происходящий воздушный бой, потому что некоторые пытались убежать.

Кайзербурга на площади не оказалось.

Вместо этого он расположился за куполом Немецкого собора.

Фламмен Риттер словно заскользил над самой площадью.

Как только чёрный истребитель приблизился к куполу Немецкого собора, что-то произошло. Кайзербург внезапно расплавился в воздухе и исчез.

Эта была техника Фантом иллюзии.

Фламмен Риттер быстро сменил курс. Словно заставляя себя танцевать, он повернул свой прямой импульс и перенаправил себя назад.

Развернувшись, он увидел врага.

Кайзербург наклонился боком и прижался к стене здания перед соборной площадью.

Фламмен Риттер устранил свой импульс, бросился вперёд и попытался добраться до корабля, но Кайзербург выстрелил четыре пули света. Они окружили истребитель прежде, чем он разогнался, и нарисовали вокруг него Круговые Эмблемы.

Это был Финстер Кунст.

Исходя из расстояния и скорости Фламмен Риттера, вражеской атаки невозможно избежать.

Часть 9

В 15:40 Майер в кабине Фламмен Риттера скопил свою решимость.

При таком раскладе гравитационный барьер его поразит, и был лишь один способ прорваться.

Это чревато сильной перегрузкой, но у него не оставалось выбора.

Он сдержал тошноту. Его предыдущее пилотирование уже и так переходило всякие границы, поэтому его плечи ныли на грани вывиха, а в спине скапливалась кровь.

Но если он не принудит себя ещё сильнее, то не сможет продолжать.

— Не важно!

Его крик так и не покинул губ.

Его пальцы просто двигались по контроллерам излучателя поля.

В то же самое время окружающая его Круговая Эмблема исчезла и превратилась в массу гравитации.

Часть 10

Тем временем трое в вертикально сориентированном Кайзербурге наблюдали за происходящим.

28
{"b":"569056","o":1}