ЛитМир - Электронная Библиотека

Его прервал комиссар, на сей раз без церемоний:

– Но ведь дверь замаскирована книжным шкафом?

– Со стороны кабинета – да. Гостиная обшита панелями, и дверь замаскирована под одну из них. У нее нет ручки, лишь скрытый запор, приводимый в действие рычажком в панели.

– То есть чужой в доме мог вообще не догадаться, что это дверь?

– Наверное. Но даже поверхностный осмотр показал бы, что панель можно открыть.

Сэр Филипп начал проявлять нетерпение:

– Несомненно, данный вопрос можно прояснить позднее. Продолжайте, мистер Миллс. Вы поспешили узнать о причине второго шума?

– Я бросился в свою контору, сэр, и там, к своему изумлению, застал сэра Чарлза Хоуп-Фэрвезера. Наклонившись, он собирал лежавшие на полу бумаги. Дверь, ведущая в приемную, была открыта. Сэр Чарлз выглядел очень смущенным, объяснил, мол, зашел в контору, чтобы сообщить, что не может дольше ждать. Когда он вошел, то наступил на коврик, который выскользнул у него из-под ноги на натертом полу. Чтобы не упасть, схватился за стоявший у самой двери столик, на нем стоял деревянный поднос с бумагами. Однако это его не спасло, и падая, сэр Чарлз обрушил и поднос, и столик.

– Это могло стать источником шума, который вы слышали? – поинтересовался комиссар.

– Вероятно. На тот момент это показалось мне логичным объяснением.

– Вы упомянули, что, когда сэр Чарлз вошел в дом, он был в перчатках. Они все еще были на нем?

– Да. Я заметил их, когда отряхивал его после падения. Через пару минут я провел его через холл к входной двери и сразу поспешил назад в гостиную.

– Наверняка настал черед Литлтона, – заметил сэр Филипп.

– Так я и подумал, сэр. Решил, что предприму еще одну попытку убедить его уехать, не увидевшись с лордом Комстоком, а если мне не удастся, то доложу о нем. Я вошел в гостиную, но там было пусто.

– Богом клянусь, ваши посетители разгуливают как у себя дома! – воскликнул сэр Филипп. – Полагаю, на сей раз не осталось никаких сомнений, что комната действительно пуста? Литлтон не прятался под диваном? Никогда нельзя знать, что учинит полицейский.

– В гостиной определенно никого не было, сэр, и скрывающая дверь панель обшивки находилась на своем месте. Я мог заключить лишь, что мистер Литлтон прошел в кабинет. Он точно не покидал дом, поскольку его машина стояла на дорожке, когда я провожал сэра Чарлза у входной двери.

– Где стоял автомобиль Литлтона? – глядя на план, спросил сэр Филипп.

– В нескольких ярдах к югу от входной двери, сэр. Почти под окном столовой. Я приблизился к восточному окну гостиной и посмотрел, там ли еще машина. Оказалось, что да. Из-за высоких берез дальний конец дорожки из окон не виден, сэр. Когда я выглядывал, то увидел, как из-за берез выезжает большой седан с поднятым верхом и направляется к воротам. За рулем, судя по цвету пальто, сидел сэр Чарлз Хоуп-Фэрвезер. Через мгновение я увидел мистера Литлтона. Он появился из-за северо-восточного угла дома и с большой скоростью пробежал по лужайке к окну столовой. Вскочил за руль своего автомобиля, обогнул деревья и погнал к воротам.

– Странно, мистер Миллс. Как по-вашему, откуда появился мистер Литлтон?

Миллс как будто заготовил ответ на данный вопрос. Во всяком случае, его ответ прозвучал сразу:

– Я предположил, что он покинул дом через входную дверь и направился к лужайке, пока я помогал сэру Чарлзу привести в порядок одежду, сэр. Как только машина мистера Литлтона скрылась из виду, я вернулся к себе в контору.

– Вы не пошли в кабинет? – уточнил комиссар.

– Нет. Сэр Чарлз и мистер Литлтон отбыли, и мне не хотелось без нужды тревожить лорда Комстока. Я ожидал, что он вызовет меня звонком и осведомится, что мистер Литлтон делал на лужайке, поскольку я думал, что он не мог его не заметить. Но он меня не вызвал, и я вернулся к работе.

– Вас надолго оторвали от дел, – заметил сэр Филипп. – Сколько времени было на тот момент?

– Садясь, я посмотрел на часы, сэр: двадцать две минуты первого. Я оставался на своем месте до пяти минут второго, когда Фаррент распахнул дверь, ведущую в кабинет, и закричал, чтобы я шел скорее.

– Ах да, дворецкий, – задумчиво промолвил сэр Филипп. – Он у вас снаружи, Хэмптон? Если да, то ему лучше войти.

Комиссар ушел в комнату личного секретаря и вернулся с пожилым мужчиной меланхоличного, почти угрюмого вида. Сэр Филипп подумал, что Комстоку не слишком повезло с обслугой. Невзирая на явную искренность, Миллс не произвел на него благоприятного впечатления. Эдакая уклончивость в его взгляде не понравилась министру. Что до Фаррента – ему пока нечего было предъявить. Но опять же, судя по отзывам, ни один уважающий себя человек не останется по доброй воле на жалованье у Комстока. Поймав взгляд комиссара, сэр Филипп чуть заметно кивнул.

– Итак, Фаррент, – бодро начал комиссар. – Насколько я понимаю, вы первым обнаружили тело лорда Комстока. Как это произошло?

– Ровно в час, сэр, я вошел доложить, что ланч подан. Открыл дверь кабинета, сэр…

– Как вы попали в кабинет, Фаррент?

– Вошел в холл через дверь служебного коридора с кухни, она под лестницей, сэр. Дверь в кабинет почти напротив. Я открыл эту дверь, сэр, и сразу увидел, что хозяин лежит на полу у окна, и на него упало кресло. Я подбежал к нему, решив, что с ним случился удар или нечто подобное. Но едва я взглянул на него и увидел его голову, то сразу понял, что он застрелен. Тогда я побежал в приемную и позвал мистера Миллса.

– Вы поняли, что его застрелили? Как вы пришли к такому выводу?

Резкий вопрос сбил Фаррента с толку.

– Ну как же, сэр! Рана, кровь… Хозяин лежал так, как не лежал бы, будь он жив.

– Да, с раной в голове, Фаррент. Но почему застрелен насмерть?

Взгляд Фаррента скользнул к пистолету, лежавшему на виду на столе министра внутренних дел.

– Я знал, что в кабинете имеется пистолет, сэр, – уверенно ответил он.

– Знали? Когда вы впервые увидели его там?

Фаррент покосился на стул, на котором сидел Миллс.

– Я видел его там вчера вечером, сэр. Поскольку его светлость уехал обедать, я воспользовался случаем прибраться в кабинете.

Комиссар взялся за Миллса:

– Вам известно, где вчера вечером обедал лорд Комсток?

– Нет. Точно не в Хорсли-лодж. Он уехал на машине с водителем около семи часов и вернулся не раньше полуночи. У него не было привычки сообщать мне о своих передвижениях, если только у него не было для меня поручений.

– Вы вроде тщательно осмотрели тело лорда Комстока, Фаррент?

– Я наклонился, чтобы поднять его, сэр, а потом понял, что он мертв.

– Вы прикасались к телу?

– Я отодвинул кресло, сэр, и, возможно, слегка подвинул тело, но только самую малость. И рискну сказать, я на дюйм задвинул ящик, чтобы добраться до его светлости.

– Что это за ящик, Фаррент?

– Один из ящиков письменного стола, сэр, он был почти выдвинут, едва держался.

Комиссар перевел взгляд на Истона.

– В своем докладе вы не упоминали выдвинутый ящик, суперинтендант, – обвиняющим тоном заметил он.

– Когда я вошел, все ящики письменного стола были на своем месте и закрыты, сэр, – ответил Истон.

– Итак, потревожив все, что возможно, вы решили позвать мистера Миллса, – продолжил комиссар. – Вы уверены, что ничего больше не трогали?

– Абсолютно уверен, сэр.

– Когда вы пришли в кабинет, упомянутый Фаррентом ящик был открыт, мистер Миллс?

– В тот момент я не заметил. Был занят лордом Комстоком. Мне сразу стало очевидно, что он мертв. Я тут же послал Фаррента в холл, где находится телефонный аппарат, с приказом позвонить в полицейский участок.

– В холл? В кабинете нет телефона?

– Есть отводная трубка. Основной аппарат стоит в холле.

– Отводная трубка вполне послужила бы своей цели. У вас имелись причины отослать Фаррента из комнаты?

– Но… да, были. К тому времени я заметил, что один ящик письменного стола приоткрыт, а я знал, что как раз в этом ящике лорд Комсток хранит документы деликатного свойства. Как только Фаррент вышел из комнаты, я выдвинул ящик и обнаружил, что документы там в беспорядке. Я быстро просмотрел их и закрыл ящик.

9
{"b":"569075","o":1}