ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Маргарет стала накручивать на палец ремешок от сумочки.

– Я убеждена, что вы не сделаете ничего дурного – ни мне, ни всем остальным…

– Дурного? Помилуйте, Маргарет! Я же… люблю вас!

Она опустила голову и едва слышно прошептала:

– Пожалуйста, не надо…

– Я знаю, что не имею права. Но вы не представляете, что для меня значит видеть вас тут… Господи, ну почему мы не встретились в другом месте! – Он запустил пальцы в свою густую шевелюру и грустно добавил: – Но другого шанса у меня не будет. Ситуация безнадежная. Человек с моим родом занятий вряд ли может рассчитывать на взаимность такой девушки.

– Мне безразлично, чем вы занимаетесь, лишь бы это было в ладу с законом, – промолвила Маргарет и решила разрядить обстановку. – Конечно, если это не мясная лавка или нечто подобное, – улыбнулась она.

Стрейндж попытался снова завладеть ее рукой, но в последний момент осадил себя.

– Я не имею права говорить, пока не распутаю эту историю. Но знать, что вы… Надеюсь, когда-нибудь я смогу объяснить вам все, что мне хочется сказать сейчас. У меня к вам только один вопрос: вы можете обещать мне, что не проболтаетесь о нашей вчерашней встрече?

Интуиция подсказывала Маргарет, что подобного обещания давать нельзя, однако она ответила:

– Да, обещаю.

– Господи, вы изумительная девушка! – воскликнул Майкл.

– Мне пора идти, – сказала Маргарет, поднимаясь. – Но хочу предупредить вас. Я не сообщила родным, что видела вас вчера ночью. Могли бы и сами догадаться. Но Питер с Чарльзом сегодня поехали в Мэнфилд. Они намерены рассказать окружной полиции о том, что у нас происходит. И они будут просить инспектора последить за вами.

Улыбка сползла с лица Стрейнджа.

– Благодарю вас. Не волнуйтесь, полиция меня не поймает.

Маргарет протянула ему руку:

– Мне будет очень жаль, если это произойдет. До свидания.

Майкл взял ее руку и, склонившись, осторожно поцеловал.

Глава 11

Прибегнув к помощи конной фермы, Чарльз с Питером вытащили машину из канавы, после чего отправились на ней в Мэнфилд, торговый городок в шести милях к востоку от Фрэмли. Там в красном кирпичном здании располагался полицейский участок, где их встретил окружной инспектор.

Этот рыжеватый жилистый человек с нафабренными усами был полной противоположностью констебля Флиндэрса. Холодный взгляд голубых глаз, живые манеры и вполне компетентный вид позволяли надеяться на лучшее. Он внимательно выслушал рассказ Чарльза, лишь изредка прерывая его вопросами. Лицо не выражало ни удивления, ни интереса, он только слегка кивнул, услышав про обнаруженный в доме скелет.

Как заметил позже Чарльз, создавалось впечатление, что подобное случается здесь постоянно.

– Вы сказали, что упала картина, – произнес инспектор. – И подозреваете, что кто-то ей помог. Какие у вас основания для этого, сэр?

– Никаких, – ответил Чарльз.

– Лишь то, что мы не понимаем, каким образом падающая картина могла повернуть розетку на панели, – добавил Питер.

Инспектор потыкал карандашом в блокноте.

– Такую возможность исключать нельзя. Вы проверяли?

– Нет, как ни странно, – проговорил Чарльз. – Хотя в доме полно картин, и мы вполне могли пожертвовать парочкой для проверки.

Лицо инспектора несколько оживилось. В голубых глазах вспыхнул огонек.

– Вы правы, сэр, – серьезно произнес он. – Теперь о тайном ходе в подвал. Вы сказали, что несколько раз слышали скрежет, а когда спустились вниз, то увидели, как кто-то скрылся через тот ход. Вы опознали человека?

– Нет. Все произошло слишком быстро, – ответил Чарльз.

– Ясно, сэр. А после того как вы замуровали ход, попытки проникнуть в ваш дом прекратились?

– Отнюдь. Моя тетка увидела Монаха в библиотеке.

Инспектор поставил в блокноте еще несколько точек.

– А эта дама может считаться надежным свидетелем?

– В высшей степени. Более того, до того момента она не верила, что в доме могут быть какие-то призраки.

– Прекрасно, сэр. И в тот раз вы обнаружили, что окно в библиотеку было открыто?

– Закрыто, но не заперто на задвижку.

– Его можно было открыть снаружи?

– Да.

– А у этого… Монаха было достаточно времени, чтобы выйти через окно и закрыть его за собой? С того момента, как дама упала в обморок и до вашего появления в библиотеке?

– Достаточно. Настолько много, что мы с моим шурином решили не обыскивать сад.

– Ясно, сэр. А после того случая никто посторонний не появлялся в доме?

– Нет, насколько мне известно. Но, как я вам уже говорил, прошлой ночью моя свояченица видела Монаха недалеко от нашего дома. А через минуту к ней подбежал мистер Эрнест Титмарш.

Инспектор кивнул.

– Если не возражаете, сэр, мы перейдем к людям, которые, по вашему мнению, вызывают подозрение. Начнем с мистера Титмарша.

– Нет, начинать надо с человека, который остановился в гостинице «Колокол».

– Как его имя, сэр?

– Майкл Стрейндж. Мы обнаружили его неподалеку от дома, когда впервые услышали, как поворачивается камень. Мне бы хотелось, чтобы вы обратили на него внимание.

– Мы непременно допросим его.

– Мы также слышали, как он вел весьма подозрительные разговоры с Джеймсом Фрипом, коммивояжером, торгующим пылесосами. Вот что мне о нем сообщили. – И Чарльз вынул из бумажника письмо, протянув его инспектору.

Тот углубился в чтение. Сведения о Фрипе были скудные, поскольку фирма, где он работал, наняла его всего месяц назад и ничего не знала о его прежних занятиях. Однако сыщик раскопал, что до войны человек по имени Джимми Фрип, который более или менее соответствовал описанию коммивояжера, дважды сидел в тюрьме за ограбление. Последний раз он попал за решетку в 1914 году, но вскоре после начала войны был освобожден и попал на фронт. После войны след его затерялся, и чем он занимался, выяснить не удалось.

Сложив письмо, инспектор вернул его Чарльзу.

– Благодарю вас, сэр. Пусть он вас не беспокоит. За ним мы тоже последим.

– Вообще-то меня больше волнует Стрейндж. Нам известно, что он находится в сговоре с Фрипом, и тот действует по его указке.

– Не волнуйтесь. За мистером Стрейнджем мы тоже приглядим.

Но Питера его ответ не устроил.

– Но что прикажете делать нам? Мы устали от всех загадок и хотели бы положить этому конец.

– Понимаю вас, сэр. Будьте уверены, мы сделаем все возможное. С вашего позволения я бы посоветовал вам не говорить никому, что вы ко мне приезжали. Кто бы там ни досаждал вам, он может насторожиться, ведь подобные сведения очень быстро достигнут его ушей.

– Вы правы, – согласился Питер. – Мы стараемся держать все в тайне. Но вы так и не объяснили, что собираетесь предпринять. Вы намерены установить наблюдение за монастырем?

– Только если не пострадает наш парник, – заметил Чарльз, смахивая пепел с рукава. – Огурцов там, конечно, нет, но…

Инспектор усмехнулся:

– Сочувствую вам, сэр.

– И если нашу горничную не будут пугать до смерти, – продолжил Чарльз. – И еще один момент: вероятно, это звучит странно, но я терпеть не могу, когда меня арестовывают на моей же территории. Лишившись свободы передвижения, я выхожу из себя, и последствия могут быть самыми непредсказуемыми.

Питер решил, что пора вмешаться:

– Мой зять намекает на чрезмерное усердие констебля Флиндэрса.

– Да, сэр, это весьма неприятно. Но больше подобное не повторится. Обещаю, что очень скоро мы разберемся в данном деле.

– Надеюсь, – заявил Питер, берясь за шляпу и трость. – Мы приехали во Фрэмли приятно провести время, а вместо этого имеем одни неприятности.

– Минуточку, – произнес Чарльз. – Что вы намерены делать с Дювалем?

Инспектор покрутил кончики усов.

– Я принял к сведению все, что вы сообщили мне, сэр.

– Но не кажется ли вам, что его допрос прольет свет на ситуацию?

– Согласен, сэр. Мы не исключаем такую возможность. Правда, никогда не знаешь, чего ждать от этих наркоманов. Но я обязательно займусь им. Можете положиться на меня, сэр.

28
{"b":"569078","o":1}