ЛитМир - Электронная Библиотека

Раньше я считал, что если люди швыряют камнями в пожарных, то в этом повинны тяжелые условия их жизни на дне американского общества. Я думал, что главными проблемами нашего времени являются жилищная проблема и проблема образования, что люди перестанут швыряться камнями, если им дать приличное жилье и равные права на образование. Теперь я в это не верю. Теперь я считаю, что это значило бы лечить внешние симптомы болезни. Сама болезнь скрыта глубоко и более злокачественна, чем бездушие домовладельцев или бюрократизм школьных чиновников. Зло проникло в самое нутро человеческое, независимо от социальной среды, в которой живут люди. Мы разучились дорожить жизнью...

Полдень. На плите шипят котлеты. Джим Стэк помогает Бенни разрезать булки. Арти Мэррит моет накопившиеся в раковине кружки. Раздается сигнал тревоги — пожарный извещатель 2544. Кричит дневальный, ребята стремглав вылетают из кухни и спускаются по столбам вниз.

— 82-я и 31-я — на выезд. Юнион-авеню и 166-я улица. Обе команды — во вторую очередь. В.первую очередь 50-я и 19-я команды, это их участок.

Капитан Олбергрей и наш постоянный шофер Билл Валенцио в отпуске. Правда, вместо того чтобы отправиться отдыхать во Флориду, Билл подрядился на другую работу, на его месте, за рулем — шофер Джим Стэк. Капитана Олбергрея заменяет мягкий, тихий человек по фамилии Коллинз. Лейтенант Коллинз получил повышение всего две недели назад — до этого он был рядовым, и мне кажется, он не очень рад новому назначению. Хотя разница между пожарным и лейтенантом в 2000 долларов и одно это — серьезный стимул стремиться к повышению в должности, но как только пожарный становится начальником, он отрывается от ребят, которых успел полюбить, с которыми столько лет работал плечом к плечу, с которыми любой труд не в труд. Теперь у него не будет времени посидеть вместе с ними на кухне, посмеяться или поспорить — его положение изменилось. Теперь он должен научиться следить за ними, и лейтенанту Коллинзу это трудно. Он не любит отдавать приказы, не любит проверять пожарных, но со временем это пройдет, он привыкнет, из него получится хороший начальник — в нем живет природное уважение к подчиненным.

На углу Юнион-авеню и 166-й улицы горит весь второй этаж трехэтажного дома. Это нежилое, заброшенное здание, которое кто-то поджег — для смеха, или из любви к острым ощущениям, или в надежде увидеть гибель одного из нас.

Команда № 50 растянула рукавную линию диаметром в два с половиной дюйма, а пожарные 19-й команды прочесывают здание — может быть, в нем почует какой-нибудь бродяга или наркоман, до беспамятства накачавшийся зельем. Мы с Бенни Кэрролом бежим к пожарному насосу, находящемуся в машине: надо проложить вторую линию. Огонь вырывается из окон, но еще не успел распространиться на верхний этаж. Кэвин Макмен и Космо Поскуло, наша молодежь, надевают противогазы, а мы с Бенни тянем рукав на верхний этаж. К счастью, перед зданием есть гидрант — прокладывать линию приходится недалеко.

На втором этаже сквозь дым я различаю у стены неподвижную человеческую фигуру. Кричу Бенни, чтобы задержался на минуту, а сам иду посмотреть, в чем дело. Приблизившись, по грубым очертаниям брезентовой робы вижу, что это пожарный. В крыше уже пробита дыра, дым начал рассеиваться, и я узнаю этого человека. У него изможденное лицо, из носа вытекают две черные струйки.

— Как самочувствие, Луи? — спрашиваю я.

Луи Минелли, старший пожарник из 50-й команды, отвечает:

— Все в порядке. Я потушил две комнаты. Остальные потушит Майк Роберти.

Луи хочет сказать, что 50-я команда справится с работой без посторонней помощи.

Лейтенант Коллинз дожидается нас на третьем этаже. Дым расходится, но над огнем всегда плохо.

— Вторая линия, наверно, не понадобится, — говорит Коллинз в пространство.

Мы с Бенни сидим на корточках в коридоре. Из квартиры, находящейся надо мной, выползает Арти Мэррит, в одной руке у него лом, в другой — топор. Его дело — тщательно осмотреть помещение.

— Все в порядке, — говорит Арти. — Стены теплые, но огонь, по-моему, не распространился.

Появляются Кэвин и Космо. Им легко дышать в противогазах. Работы для них нет, и они усаживаются рядом с нами на корточки.

Мимо проходит начальник 17-го подразделения. Он исчезает за дверью квартиры, потом появляется снова и говорит:

— Отбой, 82-я. Пожар потушен. 50-я команда отлично справилась без нашей помощи...

166-я улица запружена машинами из пяти пожарных частей. Моторы работают, вопит радио. От наставленных лестниц эхом отдается усиленный динамиком голос диспетчера:

— 82-я и 31-я! Вы готовы?

У нас за рулем Джим Стэк. Он кричит лейтенанту Коллинзу:

— Мы готовы, верно, Лу?

Лейтенант Коллинз кивает. Бенни укладывает ствол на последнюю скатку рукава. Мы бежим к своей машине и слышим из динамиков голос Джима:

— 82-я к работе готова.

— Порядок, 82-я. А 31-я? — спрашивает диспетчер.

Отвечает начальник 17-го подразделения:

— 31-я завершает операцию. Небольшая задержка.

— Передача 10—4. Подразделение 17. 82-я, на выезд. Телефонный сигнал тревоги. Оповещатель 2509. Адрес: Интервэйл-авеню, 1335. 82-я, подтвердите прием.

Звучит в ответ голос Джима:

— 10—4, вас понял. 82-я следует по указанному адресу.

Мы покидаем Луи Минелли и обугленное, курящееся дымом здание. Дом 1335 по Интервэйл-авеню — через улицу от нашего депо. Мы были бы на месте через тридцать секунд. Теперь на дорогу уйдет три-четыре минуты.

Дым виден за пять кварталов. Мы в боевой готовности. Проезжаем наше депо с шипящими на плите котлетами. Двери открыты, внутри ни души. Вот горящий объект — пятиэтажный жилой дом. Вижу: пожарные из 85-й команды прокладывают рукавную линию. Этот пожар не на их участке, но они, наверно, получили специальный вызов — ведь мы в это время находились на другом объекте.

Огонь вырывается из двух окон нижнего этажа. Мы с Бенни, Кэвином и Космо спрыгиваем с подножки еще до того, как Джим Стэк останавливает машину, и бежим к дому. Пожар был бы как пожар, если бы пожарные лестницы и вверху и внизу не были бы облеплены отчаянно вопящими людьми. Спасательная команда еще не прибыла, мы понимаем без слов: наше дело — спасать людей. Тушить пожар будет команда № 85.

— Сюда, сюда! — вопят перепуганные люди. Лестница не закреплена, ходит под ногами ходуном. Карабкаюсь по тонким узким ступеням — скорей бы уж приехала спасательная команда! Передо мной на лестнице — Бенни, другие позади. В окне третьего этажа панически кричит человек, стараемся скорее добраться до него, но пожарные лестницы забиты спускающимися вниз жильцами дома.

— Скорее, будьте добры. Держитесь за поручни. Смотрите под ноги. Пропустите, пожалуйста. Дайте пройти.

Человек на третьем этаже протягивает из окна ребенка. Руки вытянуты вперед. Кажется, что он приносит младенца в жертву, как праотец Авраам. Бенни берет ребенка. Совсем маленький, ему нет и месяца. Младенец, надрываясь, кричит тоненьким, писклявым голоском. Мужчина отворачивается от окна, наклоняется вниз. Он поднимает с пола и протягивает Бенни еще одного младенца. Бенни укладывает близнеца на вторую руку и начинает спускаться по пожарной лестнице. В квартире дым, кашляет девочка. Ей три года, и, когда отец передает ее мне, маленькие руки крепко обвивают мою шею. Спускаюсь с ребенком на руках по пожарной лестнице, за мной — обнаженный до пояса босой мужчина.

Космо и Кэвин вынесли детей со второго этажа и передали их в бережные руки соседей. Огонь бушует в коридоре первого этажа, и пожарные 85-й команды отступили на лестницу. Им долго не удавалось включить воду. Кто-то, наверно, испортил гидрант, отвинтил какую-нибудь медяшку или в шахту сунул пустую бутылку.

Скорей бы, скорей бы прибыла спасательная команда № 31. Но они где-то задерживаются. Бенни снова карабкается по пожарной лестнице, я — следом за ним. Люди на улице кричат, что на четвертом этаже остались дети Бенни лезет в одно окно, я — в другое. Густой дым растекается теперь по всему дому. На стене комнаты висит дешевая окантованная пластиком картина — солнечный закат на Дальнем Западе. Заглядываю под обитую клеенкой мебель В спальнях лезу под кровати, внимательно осматриваю чуланы, уборную. Глаза слезятся, из носа течет, но в кухне и ванной — никого. Ни потерявших сознание взрослых, ни перепуганных, плачущих детей.

13
{"b":"569086","o":1}