ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A
Окопники - Okopniki3.jpg

БОЙ ПОД КУЩЕВСКОЙ И ШКУРИНСКОЙ

Казакам 4–го гвардейского
Кубанского кавалерийского корпуса
Вместе с пылью обиду глотая,
Отступали…
Но вот у реки,
На пороге кубанского края,
Насмерть встали казачьи полки.
И у тоненькой жилочки Еи,
Что пульсировала в камышах,
Окопались в земле батареи,
Огрызаясь до боли в ушах.
Все смешалось — рассветы, закаты,
В дымном небе разведчик летал.
Полыхали кущевские хаты,
Гром над Шкуринской ядра катал.
Танки Клейста
Посадки крушили
И терзали простор полевой.
И бросались хлеба под машины,
Непокорной тряхнув головой.
С красным верхом валились кубанки
На земли обожженную грудь.
И летели на танки
Тачанки,
Свою славу пытаясь вернуть.
Камышей подсеченную стенку
Принимала навеки река.
И опять генерал Кириченко
Под собою менял дончака.
Утомились и кони, и люди,
Утомилась от боя земля.
Поредели полки.
Кто же будет
Защищать города и поля?
Генерал надевает папаху,
Востру шашку подносит к губам
И в дивизии мчится без страха:
«Казаки, посрамим ли Кубань?
Опозорим ли гордую славу
Наших красных казачьих знамен?
За советскую нашу державу
Шашки — вон!».
С гиком сотни казачьи рванулись,
Распустили в степи веера.
Над курганами птицей взметнулось
Громовое «ура!».
Земля гудит,
Звенит ковыль,
Огонь в груди,
А в горле пыль.
Руби, коли За честь земли!
По каскам — хвать!
Едрена мать!
По злым глазам
Сквозь пыль и дым,
По голосам
Чужим, чужим.
И вновь с бугра
Летит «ура!».
Руби, коли За честь земли!
Над Кущевскою небо дымится,
Кровь окрасила воды реки.
Трижды брали родную станицу,
Трижды гнали врагов казаки.
И еще бы, наверно, рубились,
Но отход им приказан уже.
Только мертвые не подчинились
И остались на том рубеже.
И сейчас еще всадник бессмертный
Скачет, скачет в степной стороне,
Обгоняя горячие ветры
На бессменном —
Из камня — Коне.

ТОВАРИЩИ ВЕЛИКИЕ МОИ

Сойдемся вновь, седые ветераны,
Припомним все походы и бои —
Солдаты, лейтенанты, генералы —
Товарищи великие мои.
На всех фронтах в своих шинелях дымных,
За честь родной поруганной земли
Сражались вы, солдаты — побратимы,
Кубани нашей славные сыны.
Четыре года длилась канонада.
И в день, когда закончилась война,
Была вам высшей воинской наградой
Спасенная победная весна.
И потому вам кланяются клены,
И торжествует в роще соловей.
И Мать — Кубань вас помнит поименно,
Своих живых и павших сыновей.
Мы ратный долг свой выполнили честно:
Не зря всю землю осветил салют.
Мы слов менять не будем в нашей песне —
Ее еще и правнуки споют!
* * *
Да что там орден, что медали!
Не в грудь же мне себя стучать?
Награду высшую нам дали:
Дышать и солнышко встречать.
И всю печаль земли изведав,
Жизнь эту славить без прикрас.
И встретить с другом День Победы
Уже в пятидесятый раз.

НОРД — ОСТ

Гремел норд — ост, как сто орудий,
Швырялся бешеной волной.
И вмиг дома, причалы, люди
Покрылись коркой ледяной.
Лежали спрутами коренья.
А утром кончился заряд.
И вот стеклянные деревья
В лучах торжественно горят.
О, Русь, ты все норд — осты знала,
Сквозь ураган войны прошла.
Свою свободу защищала,
С колен Европу подняла.
Салюты майские взлетали,
И обнимались фронт и тыл.
И трубку мира хитрый Сталин
В спасенном мире закурил.
Теперь пришло иное время,
Подонки хаят Сталинград.
Но как стеклянные деревья,
Стоим мы в радуге наград.
Еще норд — ост ворвется сильный,
Но нас ему не застращать.
Какой бы ни был строй в России,
Россию будем защищать!

ПЕХОТА

Гудит земля от взрывов и от стонов,
Дрожит всем телом вплоть до полюсов.
И провода армейских телефонов
Накалены от хриплых голосов.
Окопный быт. Обычная работа.
Немецких мин томящий свист и вой.
Опять встает несчастная пехота
И в снег опять ныряет с головой.
А мы летим, по компасу сверяя
Маршрут из тыла до передовой.
И стороной пройдя ворота рая,
Мы в этот ад врываемся земной.
И все, что есть у немцев огневого,
Они на нас обрушат в этот миг.
Но мы на цель бесстрашно и сурово
Через огонь рванемся напрямик.
Потом, прорвав обугленное небо,
Уйдем назад, на временный покой.
А пехотинец вылезет из снега
И нам махнет простреленной рукой.
41
{"b":"569088","o":1}