ЛитМир - Электронная Библиотека

Однако для правдивого описания событий необходимо излагать не только правду, но и всю правду.

Техника и вооружение 2009 03 - _14.jpg

Уходящие в прорыв танки, кроме бензина в канистрах, везли запчасти и другие необходимые запасы.

В указанной книге довольно подробно освещены бои б-й танковой дивизии летом 1941 г. Эта дивизия была одной из лучших в танковых войсках Германии, ведь танковые батальоны комплектовались опытнейшими ветеранами. 65-й батальон был создан 12 октября 1937 г., а 11-й танковый полк (далее — т. п.), хотя и отсчитывает свою историю с той же даты, но возник в результате сведения рот из танковых полков более раннего формирования. Так, 3-я рота была передана из 8-го танкового полка (сформирован 1 октября 1936 г.), 7-я рота — бывшая 5-я рота 3-го т. п., 5-я и 6-я роты — бывшие 3-я и 8-я роты 4-го т. п. (оба полка сформированы 1 октября 1935 г.), 1-я и 2-я рота — бывшие 3-я и б-я 1-го т. п. (сформирован 1 ноября 1934 г.). Недаром легкие роты этих подразделений первыми были полностью укомплектованы по новому штату (K.St.N. 1171 от 01.09.39) танками, вооруженными 37-мм пушками, — трофейными чешскими LT vz.35 (или Skoda-IIa).

У немцев, сменив несколько названий, с 16 января 1940 г. они получили обозначение Panzerkampfwagen 35(t), сокращенно — Pz.Kpfw.35(t). Обозначение Pz.35t могло применяться при составлении таблиц. Цифра в индексе обозначала год принятия на вооружение чехословацкой армией, буква t — Чехословакию, страну происхождения (tschechische). Будучи формально легкими, в начальный период Второй мировой войны они (как и танки другой чешской модели — Pz.Kpfw.38(t)), с успехом исполняли функции средних танков Pz.Kpfw.III. С мая по август 1939 г. немецкое Управление вооружений в свой статистике вообще отражало выпуск танков Pz.38(t) под названием «tschechische Pz.Kpfw.III».

Pz.Kpfw.35(t), имевшие снаряженный вес 10,5 т и удельное давление 0,51 кг/см² (у Т-34 этот показатель составлял 0,62), могли преодолевать по легким гатям заболоченные участки и использовать мосты, которые не выдерживали 20-тонные Pz.Kpfw.III и IV. Машина была очень надежна. Во время переговоров с фирмой «Шкода» о продаже СССР лицензии на этот танк, LT vz.35 прошел на испытаниях более 1500 км без существенных поломок. Ресурс гусениц достигал 6000 км. Емкость бака составляла 153 л, что позволяло танку пройти 190 км по дорогам с твердым покрытием или 120 км вне дорог. Специальные крепления на корпусе танка позволяли перевозить 10 дополнительных двадцатилитровых канистр с бензином. Пневматическая система управления снижала физические нагрузки на механиков- водителей во время длительных маршей. Все это позволяло поддерживать высокую среднюю скорость марша, несмотря на то, что максимальная скорость составляла только 34 км/ч. Эти особенности Pz.Kpfw.35(t) позволили 6-й танковой дивизии, выйдя на оперативный простор после преодоления первоначального сопротивления возле границы, быстро продвинуться по грунтовым дорогам и первой из группы армий «Север» захватить плацдарм на реке Луга.

Однако при великолепных ходовых качествах эти танки имели слабую пушку и тонкую броню: лобовую толщиной 25 мм (защищавшую от 20-мм снарядов) и противопульную бортовую толщиной 16 мм. У них практически не было шансов на победу при столкновении с советскими тяжелыми танками КВ. Борьба группы «Раус» с одиночным танком КВ под Расейняем ярко описана в главе «Отрезаны одним танком!» вышеупомянутой книги. Драматизируя ситуацию, Раус пишет, что 37-мм снаряды танковых пушек отскакивали от брони КВ, не оставляя отметин, а 50-мм снаряды противотанковых пушек оставляли только синие круги. Однако это не совсем так. Другие источники утверждают, что на танке были обнаружены семь каверн от 50-мм снарядов [10]. То, что 37-мм снаряды оставили только круги, объясняется тем, что выстрелы производились с большой дистанции.

Известно, что опытный КВ во время советско-финской войны участвовал в боевых действиях. При его осмотре после боя выяснилось, что 37-мм снаряды противотанковых пушек «Бофорс» при попадании оставляют в броне каверны глубиной 10 мм, пробивают траки, катки и ствол пушки. Поэтому не следует относиться к мемуарам немецких генералов как к документальным источникам. Зачастую некоторые события в них приукрашиваются, а другие просто замалчиваются.

При прочтении главы «Отрезаны одним танком!» у меня появилось ощущение, что я раньше что-то похожее читал. Затем я наткнулся на следующие строки:

«18 августа мы нанесли мощный удар в районе к востоку от Волосово и продвинулись на 20 километров после тяжелых боев накануне… Несмотря на этот успех, 19 августа мы продвинулись совсем незначительно, и на следующий день дивизия перешла к обороне. Только 1-я танковая дивизия продолжала медленно наступать на восток, чтобы блокировать шоссе к югу от Краснотвардейска и отрезать путь вражеским войскам, отступающим с оборонительного рубежа на Луге».

Тогда-то я и понял, почему у меня возникло это ощущение.

Если ехать по шоссе в направлении Гатчины, в 36 км на восток от Волосово находится небольшая железнодорожная станция Войсковицы. Именно здесь 19 августа состоялся бой, в ходе которого экипаж КВ-1 уничтожил 22 немецких танка. Состав экипажа: командир — старший лейтенант Колобанов Зиновий Григорьевич, командир орудия (наводчик) — Андрей Михайлович Усов, заряжающий — Николай Роденков, радист — Павел Кисельков, механик-водитель — Николай Иванович Никифоров.

Обычно утверждается, что Колобанов вел бой с танками 1 — й танковой дивизии. Именно эта дивизия 16 августа захватила Волосово. Но, как мы видим, далее она повернула на восток и обходила Гатчину (в 1941 г. — Красногвардейск) с юга. Продвигавшаяся ранее на северо-восток 6-я танковая дивизия повернула на восток, наступая на Гатчину. Ее северный фланг прикрывала 36-я моторизованная дивизия. Чтобы понять, почему ни Раус, ни Вольфганг Пауль в написанной им по заказу ветеранов дивизии книге «В гуще боя. История 6-й танковой дивизии (1 — й легкой). 1937–1945» не упоминают этот бой, я решил рассмотреть ситуацию подробнее. Сначала я изучил статью Александра Смирнова «Герой, не ставший героем», опубликованную в журнале «Танкомастер», № 1 /2003 г. Однако при прочтении этой статьи возникает множество вопросов. Впрочем, материал Смирнова во многом сам базируется на статьях других авторов, хотя и наиболее полно описывает местность, на которой происходили события. Поиск информации стал проще благодаря замечательному сайту http://centralsector.narod.ru, где гатчинскими любителями истории собраны тексты статей и книг, посвященных обороне Гатчины. Обращение к статьям авторов, лично встречавшихся с членами экипажа и их командирами, также не проясняют событий, так как иногда противоречат друг другу, а иногда содержат детали, мало поддающиеся объяснению.

Во многом противоречия и различия в описании событий в различных статьях возникли из-за того, что их участники не оставили целостного описания боя.

Колобанов: Что помнит танкист о бое? Перекрестье прицела. Туг напряжение таково, что время сжимается, на посторонние мысли нет ни секунды. Помню, как мои ребята кричали: «Ура!», «Горит!..» А восстановить какие-то подробности этого боя не могу [3].

Кроме того, каждый из авторов, который встречался с танкистами, внес дополнительные искажения, описывая происшедшее в соответствии со своим представлением о бое. В попытке восстановить цепь событий я решил опираться на свидетельства Н.С. Семенова, приведенные в его повести «Юшут зовет» [1]. Не принимая непосредственного участия в бое, он имел возможность сразу опросить участников событий и в то же время был в курсе общей ситуации, складывающейся на данном участке. Также я использовал свидетельства непосредственных участников, изложенные в статьях встречавшихся с ними журналистов, и выдержки из статьи бригадного комиссара Кирилла Панкратьевича Кулика — заместителя по политической части командира 1-й танковой дивизии, приведенные в работе Благочиннова [2]. Ниже я привожу наиболее вероятное течение боя, не претендуя на абсолютную точность во всех деталях.

4
{"b":"569090","o":1}