ЛитМир - Электронная Библиотека

В целом, кооперация разработчиков «Тунгуски» получилась очень надежной. Кроме тех предприятий, которые уже упоминались, в создании нового комплекса приняли участие Ульяновский механический завод (головное предприятие по радиоприборному комплексу, главный конструктор — Ю.Е. Иванов), Ленинградское оптико-механическое объединение (по прицельно-оптическому оборудованию), Кировский завод «Маяк», Изюмский приборостроительный завод (оптический пеленгатор ракеты), Минский тракторный завод (по шестикатковому гусеничному шасси ГМ-352, системе электропитания)…

А.Г. Шипунов вспоминал: «Я считаю, что нам сильно повезло, что разработчиком шасси был назначен Минский тракторный завод. Главным конструктором завода по спецтехнике был Борис Петрович Альгин. Известно, что бронетехника развивается медленно, консервативно и инертно. Но Альгин был большой передовик, и на шасси, которое разрабатывалось для «Тунгуски», ему удалось сделать технический рывок сразу в нескольких направлениях. На этой машине были выполнены гидромеханическая трансмиссия и гидропневматическое подрессоривание. Также был введен гидрообъемный механизм поворота — практически на гусеничной машине у нас появился автомобильный руль. В результате мы получили квазистабилизированную платформу, что позволило нам работать на ходу и достигать высоких скоростей движения по пересеченной местности при мощности двигателя всего 710 л.с. Конечно, подобная новизна несла с собой немалые риски, но в Минске с этим сумели справиться, хотя доводкой машины пришлось заниматься даже на этапе серийного производства. Но, в конце концов, необходимые показатели были достигнуты.

Техника и вооружение 2011 05 - _70.jpg

Боевая машина ЗПРК «Тунгуска» в походном положении.

Техника и вооружение 2011 05 - _71.jpg

Б.В. Новоселов.

Техника и вооружение 2011 05 - _72.jpg

Я.Н.Козлов.

В то же время некоторые вопросы по кооперации решались непросто. Например, для изготовления башни боевой машины первоначально был определен Горьковский завод. Но, как оказалось, здесь не занимались изготовлением броневых конструкций. И нам посоветовали обратиться на завод в Подольске. Перед нами замаячила перспектива значительной потери времени, и мне пришлось пойти нетрадиционным путем. В то время секретарем подольского райкома был мой однокашник Василий Серафимович Пестов. И я направился к нему, изложил свою проблему и встретил у него полное понимание. Вскоре он душевно поговорил с директором завода Леонидом Самуиловичем Чубарем. А затем я приехал к нему на завод с рабочей группой. Мы встретили там самое доброжелательное отношение, заводские специалисты высоко оценили спроектированную нами башню по конструкции, по технологии, по надежности. В итоге была заложена основа для дружбы и сотрудничества еще с одним заводом. В общем-то, подобные знакомства с новыми предприятиями не всегда сопровождались дальнейшими делами, но здесь все сработало как надо».

Несмотря на высочайшую насыщенность аппаратурой и использование полезного объема, сравнимого с авиационной техникой, созданная для «Тунгуски» боевая машина 2С6 получилась относительно легкой и изящной. С полным боекомплектом и топливом ее масса составляла около 34 т. Она имела высокую проходимость, маневренность, а также плавность хода, обеспечивающую возможность ведения радиолокационной разведки и поражения воздушных целей в движении.

Внутри башни располагался экипаж в составе командира и двух операторов. Механик-водитель находился в переднем отсеке.

Боевая машина имела достаточно мощное бронирование, эффективно защищающее экипаж и аппаратуру от пуль и осколков.

Функционирование боевой машины 2С6, как правило, могло осуществляться автономно. При этом не исключалась и ее работа в системе управления средствами ПВО Сухопутных войск. При автономном режиме обеспечивались: поиск цели (круговой — с применением станции обнаружения и целеуказания (СОЦ), секторный — с помощью станции сопровождения целей (ССЦ) или оптического прицела); опознавание ее государственной принадлежности с помощью встроенного запросчика 1РЛ138; сопровождение цели по угловым координатам (автоматическое — с помощью ССЦ, полуавтоматическое — с использованием оптического прицела 1А29М, так называемое инерционное — с использованием цифровой вычислительной системы (ЦВС) в предположении движения цели по прямой с постоянной скоростью) и по дальности (автоматическое или ручное — с применением ССЦ, автоматическое — с помощью СОЦ, инерционное, а также по установленной скорости, определяемой командиром визуально по типу выбранной для обстрела цели).

Боевая машина оснащалась системами электропитания, навигации, внешней и внутренней связи, вентиляции и обеспечения микроклимата, средствами наблюдения, противоядерной, противохимической и противобактериальной защиты, противопожарным оборудованием.

На боевой машине устанавливалась башня, которая вращалась горизонтальным приводом наведения. В ней размещались два радиолокатора — станция обнаружения, опознавания и целеуказания и станция сопровождения цели, оптический прицел, пусковые установки ракет, две 30-мм пушки, вертикальные привода наведения.

Радиолокационно-приборный комплекс включал радиолокационную станцию, цифровую вычислительную систему и систему измерения угловых качек.

Техника и вооружение 2011 05 - _73.jpg

Техника и вооружение 2011 05 - _74.jpg

Антенна ССЦ.

Техника и вооружение 2011 05 - _75.jpg

Зенитный автомат и ЗУР в ТПК.

В состав радиолокационной системы входили радиолокационная станция обнаружения и целеуказания, наземный радиолокационный запросчик, радиолокационная станция сопровождения целей и передачи на борт ракеты команд управления полетом.

СОЦ 1РЛ144М представляла собой когерентно-импульсную РЛС кругового обзора дм-диапазона. Высокая стабильность частоты передатчика, выполненного в виде задающего генератора и усилительной цепочки, применение фильтровой схемы селекции движущихся целей обеспечивали высокий коэффициент подавления отражений от местных предметов (30–40 дБ), что позволяло производить обнаружение целей на фоне интенсивных отражений от подстилающей поверхности и в пассивных помехах. Однозначное определение дальности и радиальной скорости достигалось подбором значений частоты и частоты повторения импульсов, что позволило реализовать сопровождение цели по дальности и по азимуту, автоматическое целеуказание станции сопровождения цели и выдачу текущей дальности в цифровую вычислительную систему как резервный вариант при постановке противником интенсивных помех в диапазоне работы станции сопровождения. Для обеспечения функционирования в движении была применена электромеханическая система стабилизации антенны с использованием системы измерения качек и курса самоходной установки.

При импульсной мощности передатчика 7-10 кВт, чувствительности приемника порядка 2 х 10'14 Вт, ширине диаграммы направленности антенны по азимуту 5° и по углу места 15° станция с вероятностью 0,9 обеспечивала обнаружение воздушной цели с ЭОП истребителя на высотах от 0,025 до 3,5 км, на дальности 16–19 км. При этом разрешающая способность станции и среднеквадратичные ошибки определения координат составляли, соответственно, 500 м и 20 м по дальности, 5–6° и 1° по азимуту, до 15° и 5° по углу места.

ССЦ представляла собой когерентно-импульсную РЛС см-диапазона с двухканальной системой сопровождения по угловым координатам, с фильтровыми схемами селекции движущихся целей в каналах автодальномера и углового сопровождения. Коэффициент подавления пассивных помех и отражений от местных предметов составлял 20–25 дБ.

23
{"b":"569094","o":1}