ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Удар оказался настолько сильным, что оба отключились на несколько секунд. Капсулу встряхнуло, опрокинуло и закрутило волчком. Потом началась работа — рутинная, но стремительная.

Для хорошо подготовленного профессионала рутиной является абсолютно всё. Когда безумное вращение капсулы удалось остановить, среди жалобного писка приборов прозвучало и записалось неизвестно для кого лишь несколько вопросов и ответов:

— Чужой корабль?

— Вряд ли. Больше похоже на сторожевой спутник. Одного не понимаю: почему мы еще живы? — Старший посопел, пытаясь оживить навигационный комплект. — Ага… хоть это работает… Между прочим, маршевый двигатель сдох. Скорее всего нас приняли просто-напросто за крупный обломок, что и неудивительно.

— А наши ему тоже врезали, — заметил младший. — Ты заметил?

Старший только махнул рукой — возился с расчетами.

— Витка два сделаем, — сказал он наконец. — Потом будем падать. Не сгорим — значит, разобьемся.

— Что-нибудь можно предпринять?

— Постараться упасть в океан. Тогда, может быть, утонем.

— Шуточки у тебя…

Потом они почти не разговаривали. О чем?.. Для тех, кому осталось жить навряд ли больше двух часов, минуты летят чересчур быстро. И им нужно было успеть сделать очень многое… Или хотя бы попытаться успеть.

Океан не любит падающих в него с неба. Он встречает их очень жестко.

Казалось, капсула не вынырнет никогда. Но вот она едва заметно закачалась на зыби, и младший, порядком повозившись, сумел отвалить изуродованный люк. Он вытащил тело старшего, сразу поняв, что ему предстоит сделать, и все-таки долго пытался оказать уже ненужную помощь. Затем тело соскользнуло в океан, увлекая за собой обрывок лопнувшего привязного ремня и, медленно кружась, исчезло в глубине.

Небо здесь было синее, как на Сиринге, а море под капсулой сине-зеленое. Младший подождал с минуту, пока неяркая вспышка в сине-зеленом не подтвердила: тело старшего перестало существовать. Шипящий рой мелких пузырьков поднялся из глубины.

Так хоронили десантников, так их хоронят. Ближайшим родственникам на Сиринге будет вручен личный жетон, снятый с груди погибшего. Если будет…

Что может быть банальнее одиночки, застрявшего посреди океана? Младший мельком подумал, что глупо умереть способом, описанным тысячу раз, и почему-то именно эта мысль вцепилась в него намертво и не отпускала. «Глупо, — бормотал он, то и дело вглядываясь в горизонт изъеденными солью глазами. — Глупо».

На второй день он попробовал опреснять воду. На четвертый попытался пить соленую, и его выворотило. На шестой он привык и пил не морщась.

Утром седьмого дня он прикончил НЗ и проклял старшего, ошибшегося в расчетах. И в тот же день различил вдали полоску суши.

Еще два долгих дня и две ночи человек пытался помочь ветру и течению прибить капсулу к материку, пока та не села на рифовую отмель. Отсюда до густо поросшего лесом берега можно было рискнуть добраться вплавь.

Какие-то крупные тени двигались под ним на глубине, пугая. Уже невдалеке от полосы прибоя под самой поверхностью воды совсем рядом пронеслось нечто непомерно большое, швырнув в лицо гребень поднятой волны.

Он выполз на берег и долго отдыхал, лежа на песке. Чей-то длинный язык высунулся у края отмели, обернулся вокруг капсулы, и титановый шар исчез. Человек отметил это вполне равнодушно. Потом вошел в лес, еще не решив, нужно ли ему продолжать бороться за жизнь до последнего, согласно уставу десантной службы, или не стоит продлевать мучения еще на несколько дней.

Когда-нибудь я расскажу вам о том, что с ним случилось дальше. Или расскажет он сам, я не против. Главное, всё это тоже — к слову.

Прошло пятьдесят лет…

Часть первая

Встань и иди

Глава 1

Лучший способ утолить жажду — утопиться.

Приписывается Умнейшему

«Лидер-корвет «Основа Основ» — коммодору Ульвди-Улану. Внимание, ваше превосходительство. До встречи с метеорным роем осталось пять секунд ровно. Мы запаздываем с маневром».

«Коммодор Ульв-ди-Улан — лидер-корвету «Основа Основ». Не паникуйте, коллега. Я полностью информирован обо всем происходящем».

«Простите, ваше превосходительство, если я вмешиваюсь не в свое…»

«Вмешиваетесь».

«Еще раз простите, ваше превосходительство».

«Ничего, вы мне не мешаете. И перестаньте называть меня превосходительством, надоело. Кстати, все пристегнулись?»

«Точно так, все, коммодор, даже Й-Фрон. Он-то в первую очередь. У ограниченно ценных свое представление о собственной годности».

«Не иронизируйте, коллега. Будьте скромнее».

«Слушаюсь. Дозволено ли мне будет спросить, по какой причине отключен мой автопрокладчик курса?»

«Дозволено».

«?»

«Не понял вопроса, повторите».

«? коммодор».

«Теперь понял. Как вам хорошо известно, наш курс проложен таким образом, чтобы вывести корабль на круговую меридиональную орбиту для выполнения основной задачи и при этом избежать контакта как с главным кольцом планеты, так и с отдельными метеорными роями. Вы же сами и выбрали курс — эстетически совершенный, не спорю. Особенно хорош этот нырок под кольцо. Однако при прокладке курса не были учтены некоторые обстоятельства… Вы слушаете меня, коллега?»

«Так точно, коммодор. Слушаю».

«Не ощущаю вины в вашем голосе».

«Так точно, коммодор. Слушаю».

«Это уже лучше».

«Прошу прощения, коммодор, но точная степень моей вины мне неизвестна».

«Хромосферная вспышка, коллега. Вы ее отметили, но переоценили инерционность атмосферы. Под действием вспышки атмосфера начнет раздуваться раньше, чем вы предполагали, она уже сейчас раздувается. Вместо того чтобы отскочить рикошетом от плотных слоев, погасив при этом излишек скорости, мы просто-напросто изжаримся. Добавить вам блоков, чтобы вы убедились?»

«С удовольствием, коммодор. Я признателен».

«Включаю… Просчитали?»

«Точно так. Позвольте доложить, коммодор: у вас ошибка».

«Ты сам ошибка. Ну, что там у меня?»

«Разрушение корпуса лидер-корвета начнется раньше, чем температура в помещениях превысит максимально допусти…»

«Болтун, чтоб тебя! Говори по существу».

«Простите, коммодор, но это мой корпус… Я заинтересованное лицо. Признаю свою бездарность. Смиренно прошу разрешения на введение в действие автопрокладчика курса».

«Отказываю».

«Прошу коммодора привести основания для отказа».

«Основание: сравнение землянина в ранге полноценного человека и механизма твоего класса. Я справляюсь с математическими задачами быстрее тебя».

«Позвольте уточнить, коммодор. Не со всякими».

«Верно, не со всякими. Но с этой — быстрее. Утихни. Я только что просчитал твои возможности по этой задаче».

«Заранее согласен с вашей оценкой, коммодор».

«Не успеешь к маневру».

«Вам виднее. Однако позволю себе обратить ваше внимание на то обстоятельство, что на новом курсе мы, по-видимому, наткнемся на метеорный рой».

«Зацепим по касательной. Если, конечно, не хотим свалиться на эту планету. Боишься?»

«Как вам сказать, коммодор. Пожалуй, да».

«Поищи в своих блоках какую-нибудь древнюю молитву. Говорят, помогает».

«Мгновение, коммодор. Нашел. Застольная подойдет?»

«Подойдет. Займи ею себя и экипаж, если хочешь».

«Слушаюсь. Включаюсь в общую связь… Господи, Отче наш, иже еси на альфе Си… прошу прощения, тут центаврийский диалект, даю перевод… да будет вкусно нам мясо… тут непереводимо, чье мясо… под знаменем Косого Креста, да упокоится в нас рыба… опять непереводимо… из глубин бездонных и всякая тварь, какой Ты нас одариваешь, да не причинят ущерба никакой Твоей мыслящей твари ни отходы наши низменные, ни тюбик, в Пространство выброшенный…»

«Э! Э! Ты что? Я тебя просил читать это мне? Просил, я тебя спрашиваю?!»

41
{"b":"569115","o":1}