ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Успешный брак также требует понимания различия полов. Люди часто думают, что уж это они точно приобретут, когда начнут встречаться. Но ветераны таких встреч, которые потом вступили в брак, могут поделиться с вами, насколько неправильными были их предпосылки.

Джоэл и Лиз стали религиозными после двадцати пяти лет и через несколько лет после этого поженились. Мы встретились с Лиз через два месяца после свадьбы: «Я полагала, что несколько длительных добрачных связей научили Джоэла чему-то о женщинах, – сказала она мне честно, – но этот парень ничего не знает. Несколько раз в день мне приходится объяснять: ‹Дорогой, я же женщина, а женщины чувствуют… или так: Это может годиться для тебя, потому что ты мужчина, но мне нужно…› Он просто не имеет об этом малейшего понятия».

«Но ты, конечно, прекрасно понимаешь своего мужа?», – спросила я с улыбкой.

Она смущенно улыбнулась: «Сказать по правде, несмотря на все мои прежние отношения, и для меня мужчины – полные потемки».

Если бы встречи до брака так просвещали относительно противоположного пола, миллионы взрослых пар не покупали бы и не поглощали бестселлер Джона Кэри, Мужчины с Марса, женщины с Венеры. Не встречи, а книги, наверное, лучший способ получить сексуальное образование до брака и после. Чтобы обрести его, вы должны, и это одна из целей брака, научиться жить с кем-то, давать кому-то, и любить того, кто фундаментально от вас отличается, то есть научиться оценивать мир глазами другого человека.

Так что, если вы вкладываете много времени и сил во встречи, скорее всего, вы не извлечете из них того, на что надеетесь. Рози Айнхорн, популярный консультант невест и соавтор книги Цель разговора, сказала об этом проще: «Весь этот опыт ничего не стоит».

Остаться нетронутым

Даже если бы этот опыт стоил нам только времени и чувств, это уже было бы  печально. Жизнь коротка, стыдно тратить ее на иллюзии об основных понятиях, если можно воспользоваться  существующими знаниями. Но этот опыт очень эмоциональный.

Отношения не игра. Они означают общность, открытие для интимности, уязвимость. Поэтому, когда они кончаются, это больно: «Я чувствую, что с моей подругой утратил часть себя, – сказал мне молодой человек. – Ты отдаешь себя, а потом не можешь взять обратно. Теперь я боюсь, что это случится опять». Даже один такой разрыв, облом, может оставить рану на всю жизнь, так что вы больше не захотите вкладывать себя в другие отношения.

Когда светский мир взвешивает ценность эмоциональной нетронутости по сравнению с сексуальным опытом, последний кажется безусловным победителем. Опыт открывает горизонты, умудряет, дает билет во взрослую жизнь. А эмоциональная нетронутость? Многие люди даже не знают, что это такое. Но и те, кто знают, полагают, что все отказываются от этого с возрастом, как ящерица сбрасывает кожу. К сожалению, большинство людей воспитывается именно так.

Еврейская традиция смотрит на это иначе. Житейская искушенность и умудренность могут быть полезными или болезненными, приносящими вред, но сами по себе не представляют ценности, это ни в коем случае не синонимы мудрости. А эмоциональное здоровье? Цельное сердце, способность доверять, верить, что все будет хорошо, чувствовать, что жизнь хороша? Это драгоценные качества, и хотя сначала они зависят от того, как вас воспитывали, дальнейшие отношения могут укрепить или сломать их. Даже если опыт имеет большую ценность, можно много сказать в пользу невинности. И она не означает наивности, ибо, как я сказала, есть другие (несравненно лучшие) способы учиться жизни, чем на своих ошибках.

Даже если вы считаете, что на вас разрыв не произведет особого впечатления, вы не можете предвидеть реакции бывшего партнера. Встречи ради опыта не предполагают большой чувствительности к другой стороне. Они могут быть просто «использованием» другого человека.

Может быть, вас поразила грубость этого выражения. Но именно это продемонстрировала мне Сандра, кругосветная путешественница, у которой было множество кратковременных связей в пути.

«Я с тобой полностью не согласна по поводу  взглядов на опыт, – заявила она. – Если бы не все мои опыты, я бы не была тем, что я сегодня. Не знала бы себя как сейчас, не понимала бы мужчин, как понимаю, не была бы такой уверенной в себе, что я…».

«Я, я, я, – перебила я. – А что с этими парнями? Может быть, кто-то из них чувствовал к тебе что-то большее, чем ты имела в виду? Может быть, он  почувствовал бы себя использованным, если бы ты сказала ему: очень приятно было познакомиться, я на тебе многому научилась?»

Сандра опешила: «Это не честно. Каждый мужчина, которого я встречала, соглашался на эти краткие отношения, зная, что и он от этого что-то получит. Это было не только для меня, но и для него».

«Ну, так ты, на самом деле, хотела сказать: Если бы мы не имели всех этих опытов, которые у нас были, мы не были бы тем, что мы есть сегодня».

Она себя почувствовала неудобно.

«Иными словами, вы оба использовали друг друга для вашего роста. Так лучше?»

Теперь Сандра ответила резко: «А что тут плохого? Мы же взрослые люди, действовали по согласию».

К сожалению  ищущих опыта, в иудаизме нет понятия «соглашающихся взрослых». Если два взрослых человека согласились делать то, что других не касается, это еще не значит, что все в порядке. Они могут травмировать себя и друг друга. Хуже того, один может пользоваться другим, тем, кто меньше знает и понимает, не осознавая о глубоких отношениях, к которым стремится в глубине души. «По взаимному согласию» – часто лишь удобный термин для прикрытия эгоизма. Для светского закона с этим нет проблем, но еврейский закон заботится об эмоциональном и духовном благе людей, что предполагает знание, как любить. Два человека, которые встречаются ради опыта и удовольствия, ищут возможности брать. Любовь, наоборот, учит давать.

Конечно, Сандра – крайний пример. Даже если вы склонны к «приключениям», вы можете искать чего-то другого, кроме двухнедельного флирта в чужой стране. Но и это проблема. Признаем мы это или нет, всякие отношения питают подсознательную надежду на близость и взаимность. Если они не ориентированы на постоянный союз со всеми взятыми на себя обязательствами, они кончаются – и мы это знаем.

Моя подруга недавно подвела итог своему опыту добрачных встреч: «Я всегда была хорошей герлфрэнд – приятной, милой, заботливой – никогда никому не хотела причинить боль. Но каждый раз, когда сознавала, что эти отношения никуда не могут привести, я рвала с очередным другом, и его это ужасно ранило. Его доверие было подорвано, и я знала, что другой он уже не сможет дать то, что давал мне долгое время. Теперь, оглядываясь назад, я понимаю, что система добрачных связей в корне порочна».

Дженни тоже прошла этот тяжелый путь. Туристка в Израиле, двадцати четырех лет, она никогда не искала серьезных отношений, пока не встретила Ури, двадцати двух лет, который родился в Израиле. И вдруг почувствовала к нему что-то романтическое: «Каждое мгновение с ним как на небе, – сказала она мне, сияя». А через три месяца рыдала, выплакивая глаза. После незначительного спора Ури совершенно порвал с ней. При внимательном рассмотрении, причина оказалась ясной. В ходе развития отношений Дженни осознала, как хочет иметь мужа и детей. А Ури недавно отслужил в армии, поступил в университет и совсем не собирался обзаводиться семьей. Чувствуя, что Дженни хочет большего, чем он готов ей дать, он воспользовался этим спором, как поводом, чтобы порвать их отношения, и Дженни осталась с разбитым сердцем.

Немногие отношения ведут к браку, если у обеих сторон не было такого изначального намерения. Неважно, насколько они хороши и добры, один или оба окажутся травмированными. Даже если эти встречи прямо не предполагают «использования» другой стороны, они построены на нечувствительности, отсутствии сочувствия. Мы играем с чем-то самым глубоким в себе.

3
{"b":"569122","o":1}