ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Зов желаний
Искусство легких касаний
Потерянные годы
Долгая прогулка
Трущобы Севен-Дайлз
Эпоха пепла
Пройти сквозь стены. Автобиография
Зима
Могила в горах
Содержание  
A
A

И в этот же момент по всей необъятной поверхности прогала — из конца в конец стали подниматься из земли небольшие песчаные вихри.

«Глаза песком засыплет…» — почему-то подумалось Колли — «Эх, очки бы….»

Они были довольно равномерно разбросаны по площади, маленькие, серого и песчаного цвета, изгибавшиеся, как змеи перед заклинателем. А внутри — бешеная круговерть и синие проблески разрядов. Они поднимались ввысь рывками, становясь всё длиннее… И вдруг — осыпались. Как будто исчезла сила, что должна была разогнать их, превратив в сотни песчаных столбов. Пропали, ухнули обратно в траву, растворились в ней.

Колли вопросительно посмотрела на спутника, словно это он был режиссёром всего происходящего: мол, и что дальше?

Дальше ощущение было, как в замедленном кино: вот блёклые губы контролёра приоткрываются, чтобы что-то сказать, медленно, как будто через силу, начинают выговаривать первую букву слова — именно выговаривать:

— О…

Складываются в трубочку, обнажая зубы.

— Ж…

— Ы…

И наоборот растягиваются в подобии ухмылки.

— С…

Звук долетает будто бы с замедлением, и голос не узнать…

— О Ж И С…

Хлопок! Будто прокололи воздушный шар размером с цистерну! И всё снова вернулось.

— ЛОЖИСЬ!

И в тот же момент из центра переплетений пик вырвался, мигом достав до неба, вихрь-торнадо, каким, наверное, унесло домик Дороти в волшебную страну Оз. Небо потемнело, и озарилось синей вспышкой бешеного электрического света.

Реакция танцовщицы из трущобного притона, привыкшей возвращаться с работы домой ночью по кишащим опасностями улочкам хармонтского гетто, не подвела Колли Флай. Пронзительно взвизгнув, она плашмя рухнула на землю.

Вой внезапного ветра в ушах перешел в рев, зарницы били одна за другой, да так, что видно было сквозь зажмуренные веки. Пространство вокруг ходило ходуном.

Так продолжалось около минуты, и после — оглушающая тишина. Вдруг. Внезапно. будто и не было ничего…

— Особенности национального гостеприимства… — простонала, отплёвываясь от песка, Колли. — Шли себе, шли, никого не трогали… Ну как не стыдно?..

Определённо, последняя фраза относилась к буйной полянке, потому что произнесена она была с изрядной долей укоризны.

Они одновременно открыли глаза. Отгремело. Небо опять стало ясно, и не следа песка не было видно на листве деревьев.

Вот только, подняв глаза, Колли увидела, что чуть выше уровня пояса среднего человеческого роста деревца впереди были срезаны, будто секатором.

— Етить твою налево… — вырвалось у Колли. — Ничего себе стрижечка… Модненькая…

Как обычно, на полном автопилоте включился её привычный щит от страха — ершистость.

Контролёр выбрался из наметённой вокруг него песчаной дюны.

— Это нас поприветствовали, — он хрипло усмехнулся. Чувствовалось, что он хоть и ожидал чего-то подобного, но столь тёплый приём был в диковинку и ему. — Ты цела?

Колли ощупала себя, вытрясла песок из волос.

— Мыслю — значит, существую… как сказал кто-то из древних… — проговорила она. — Кажется, и впрямь цела.

Невольно её взгляд снова вернулся к аккуратно подстриженному кустарнику, и Колли содрогнулась, представив, что бы с ней было, если бы контролёр не приказал ей упасть.

— Мда… — она подняла на спутника глаза. — Но если бы не твой крик — вместо меня тут сейчас был бы аккуратно наструганный фаршик… Так что, я у тебя теперь в долгу! Как это ни по-человечески звучит!

— Разумный всегда поможет Разумному, — ровно прошелестело в ответ. Только спокойный тембр на миг стал не столь безликим и бесстрастным. Или показалось?

Холодная ладонь помогла Колли подняться.

— Видишь, вон там — медленный взмах руки в сторону, — сухое дерево? Сейчас мы пойдём к нему.

Колли обернулась — шагах в ста, чуть правее, из треугольной травы торчал сухой остов не то березы, не то ещё какого-то лиственного дерева. Странное дело, но несмотря на круговерть, снявшую с поросли верхушки не хуже опытного садовника, сухой ствол не пострадал. Он просто торчал, чуть наклонясь вбок, и до безумной пляски невидимых лезвий ему дела не было.

— Если дойдем — почти вышли…

Двадцать один, двадцать два, двадцать три… Колли считала про себя медленные — слишком медленные! — шаги, уносившие её прочь от места, где их настигли вихри.

Сорок… Сорок пять…

Внезапно она чуть не упала. Всецело повторяя шаги своего спутника, она так сосредоточилась на этом, что не заметила, как он встал. Так что она попросту уткнулась носом в его спину и, чтобы не упасть, была вынуждена ухватиться за его плечи. Правда, тут же отпустила.

— Sorry… — пробормотала она и, спохватившись, снова перешла на русский. — Что там?

— Смотри…

Новый сюрприз оказался прямо под носом, но чтобы разглядеть его, ей пришлось напрячь глаза. Прямо перед ними воздух завибрировал, как это бывает в жару, обозначая длинную колышущуюся стену.

— Ой… — выдохнула Колли, и в этот момент стена резко просела вниз, а затем снова вынырнула — на этот раз чуть ближе к ней. Ещё вздох — и стена отпрянула дальше, призрачная, тающая. И ещё, и ещё раз. Ближе, дальше, дальше, дальше, ближе… Было в этом движении что-то от того, как мерцает пламя.

И чем дольше смотрела Колли на это явление, тем всё больше ей казалось, что в колебаниях «стены» есть некая закономерность. Или… ритм?..

— Я могу ошибаться… — медленно проговорила она, не отрывая взгляда от явления, — но, кажется, оно… танцует!..

Стена то вздымалась из трехгранной травы, то опадала.

Колли прищурилась, вглядываясь в мерцания преграды. Ритм. Рваный, синкопированный, знакомый откуда-то ещё из того мира, где она была, кажется, тысячу лет назад — из Хармонтской зоны. Сейчас… Точно, оно! Только как же там было в конце?.. Она зажмурилась, вспоминая.

Неожиданно холодный поток сзади коснулся её волос, пролетел между коленей, схватил с земли пригоршню песчинок и бросил в лицо. Ветер!

Голос она услышала уже не ушами — он прозвучал прямо в голове.

— Здесь мы не спрячемся. Надо вперёд! Держись за меня!

Она вцепилась в плечо казавшегося статуей контролёра и… они сделали шаг.

Ф-ф-ф-ф-фу-ур-р-рх! — стена вырвалась из почвы прямо позади них, обдав температурой раскаленной лавы.

— Мама!

Колли непроизвольно качнулась вперёд и почти вжалась в спутника, опасливо оглядываясь на преодолённую преграду.

В этот момент холодная ладонь обняла её плечи, с силой прижала к чему-то жесткому. Шаг! Ещё! Быстрая перебежка! Они стремглав метнулись прямо на новую стену раскалённого газа, и тот момент, когда, казалось, их одежда должна была вспыхнуть факелом — газ рассеялся.

Новый рывок и новый танец раскаленного воздуха. Сзади! Спереди! Разом со всех сторон!

Они замерли. Господи, как горячо!

Колли уже не замечала, что крепко сжимает руку пси-монстра и даже прижимается к нему, пряча от жара лицо в пыльных складках его балахона. Только одна мысль билась в голове: «Не бояться… не бояться…»

В горле вдруг пересохло. Небо в глазах Колли покачнулось и стало медленно скользить под уклон. Дышать, казалось, было нечем. Ноги начали подгибаться… Падение.

5. «Будь моей гостьей!»

Сколько времени она приходила в себя — Колли не знала. Только сначала вернулся слух, а затем — осязание.

Как тихо! И прохладно…

Она с трудом открыла глаза. Над ней на фоне высокого неба нависало худое лицо, которое ей почему-то никак не удавалось рассмотреть в деталях. Что-то легко проскользнуло по лбу и голове, ещё и ещё раз.

В своей ладони Колли ощутила колкость тоненьких сухих веток. Она лежала рядом с тем самым высохшим деревом, к которому они бежали сквозь танцующие облака горячего газа.

— Прошли? — хрипло прошептала она.

— Прошли, — улыбнулся знакомый голос. — Пробились.

Колли кивнула и прикрыла глаза. На слова уже не было сил.

«Я немножко отдохну и буду в порядке…» — мысленно попросила она контролёра.

67
{"b":"569124","o":1}