ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Оружие за спины уберите и пошли. — скомандовал Хромой. — И без глупостей. Заступницу свою хотя бы не огорчайте.

— Есть! — неожиданно коротко, по-военному козырнул Репейник и сделал знак своим. Потом посмотрел на старосту и тихо сказал, кивнув на Ксану:

— Её — никогда!

* * *

К вечеру в Деревне новичков зажигали костры. Сталкеры кучковались вокруг них — еду погреть-сготовить, самим погреться, да и просто так посидеть в хорошей компании, отдохнуть и поболтать за жизнь. Особенно людно обычно бывало вокруг костра на так называемой посиделочной — ровной площадке, куда со всей Деревни были стащены скамейки, лавки и просто доски, положенные на кирпичи. На посиделочной обычно собирались опытные, популярные среди вольных, сталкеры со своими командами и почитателями из новичков. Остальные компании кучковались у других костров.

У крайнего костра на северном конце деревни сидели несколько приятелей-одиночек из разных компаний. Только что подоспела сваренная вскладчину похлёбка, и теперь сталкеры с удовольствием наворачивали её в очередь из общего котла.

Сталкер Грач уже зачерпнул очередную порцию и понёс ложку ко рту, когда на дороге к Свалке обозначилось движение и послышались шаги. Лениво бросив взгляд — мол, кто там ещё с ходки вертается? — Грач так и застыл с открытым ртом, не донеся до него ложку.

— Ты чего? — заметив его вытаращенные глаза, спросил Сума, его товарищ. Грач судорожно сглотнул и ткнул пальцем:

— Т-там…

Компания проследила за его пальцем и безумным взглядом. Ложки плюхнулись — какие в котелок, какие — на землю, какие — и вовсе на колени хозяевам. Кто-то едва не подавился куском.

— Бля… — только и сумел вымолвить Сума, а потом, опомнившись, заорал на всю Деревню:

— Мужики, атас! МОНОЛИТОВЦЫ!!!

Спустя пару секунд Деревня Новичков превратилась в растревоженный медведем улей. Одиночки побросали всё, чем занимались и, похватав оружие, дружно ринулись на крик.

Их глазам предстало невиданное доселе зрелище. В Деревню неторопливо, не прячась, вошли трое парней в до боли знакомой серо-пятнистой униформе. Они шли посередине дороги — один, видимо, главный — впереди, двое — за ним, плечом к плечу — и внешне казались спокойными, но глаза их метали по сторонам цепкие настороженные взгляды, а руки время от времени нервно сжимались в кулаки.

Толпа одиночек глухо заволновалась, послышалось клацанье затворов.

— Спокойно, бродяги! — раздался громкий хриплый голос, и одиночки узнали говорившего — Хромой, староста Деревни. — Не стрелять! Стволы в землю!

Тут только сталкеры заметили то, что со всеобщего переполоха сперва ускользнуло от их внимания.

Оружие незваных и опасных гостей было убрано за спины, вымокшая экипировка запачкана и потрёпана, и вообще фанатики выглядели так, словно только что вывалились из длительного и опасного загула по Зоне: вымотанные, исхудавшие, с заросшими усталыми лицами.

По бокам троицы, словно конвоируя сектантов, шли Жаба и Хромой — самые авторитетные персоны в посёлке. Позади, зорко наблюдая за обстановкой и словно прикрывая тылы, своей скользящей походкой двигалась Ксана.

— Хренассе, вы грибочков насобирали… — оторопело проговорил кто-то, видевший, как торговец, староста и девочка уходили из Деревни.

— Да, такие как ухватят зубами — ни жопы, ни фаберже не останется!.. Откусят по самые гланды!

Поднялся ропот. Все непременно желали узнать, что тут делают сектанты, и какого хрена Хромой с Жабой их сюда притащили.

Репейник с товарищами уже стояли треугольником, спина к спине и всем своим видом показывали, что не хотят драки.

— Тихо! — Хромой властно поднял руку, утихомиривая расшумевшихся одиночек.

— Хромой, ты кого сюда приволок? — раздался голос. — Какого…

— ТИХО, я сказал! — рявкнул староста, и наступила относительная тишина. — Вот так. А то орёте, как вороны на скотобойне…

Он вышел вперёд и неторопливо оглядел столпившихся вокруг их группки одиночек.

— Значитца, так, бродяги. У нас — пополнение… Спокойно, я сказал!!! А ну, стволы в землю!!! И тихо мне тут!!! Говорю — пополнение у нас. Знакомьтесь — Репейник, Кузнец, Сухой. Кто из них кто — потом сами выясните за кружкой прозрачного. На форму их не пяльтесь — они уже не в «Монолите».

— Это как так? — осведомились из толпы.

— Про Выжигатель слыхали? Вот! Как Меченый (дай Бог ему всю жизнь водку на халяву пить!) эту шнягу отрубил — в Зоне сразу чудеса в решете начались. В том числе и у монолитовцев. Некоторые из них в себя пришли, понимать стали, что всё это время им по мозгам ездили. А теперь — очухались. Ожили. К людям стали выходить, убежища и помощи искать. Кстати, несколько часов назад мне сообщили, что долговцы на Янове ещё одну подобную группку к себе приняли. Так что, бродяги, у нас с вами — не первый случай! И, может даже, не последний. И, кстати, уж если долгари поверили, что те парни нормальными стали и мира хотят — то делаем вывод… — он многозначительно замолчал.

Одиночки зашумели, обсуждая новость. Кто-то уже тоже слышал про странные дела на «Юпитере», и теперь делился с товарищами подробностями.

— А кто может поручиться, что эти… — говоривший скользнул недобрым взглядом по серым комбинезонам, — нормальными стали? Что не придуриваются, чтобы в один прекрасный день не устроить тут бойню во имя своего грёбаного Монолита?

— Я могу! — раздался звонкий голос, и вперёд вышла Ксана. По толпе одиночек прошёл удивлённый ропот.

Девочка ободряюще улыбнулась монолитовцам и повернулась к вооружённой, исходящей ненавистью к ним толпе.

— Я могу поручиться, — повторила она. — Это я их нашла. В Тёмной долине… ну-ка, вспомните, встречали вы до этого монолитовцев так далеко от их владений?

Кто-то помотал головой, кто-то сказал «нет, не встречали». Действительно, так далеко фанатики никогда не уходили от ЧАЭС.

— Я видела, какими они были там, в Долине. Я смотрела в их глаза. Говорила с ними. Они вправду пришли с миром и ищут убежища и помощи. Не убивайте их. Пожалуйста!

— Девочка… — снисходительно начал протолкавшийся вперёд Сума, — А ты вообще в курсе, сколько сталкерской крови на руках у этих фанатиков?

Ксана хотела было что-то возразить, но тут на её плечо медленно и мягко опустилась тяжёлая рука. Оглянувшись, она встретилась глазами со спокойным взглядом Репейника. Бережно отодвинув девочку в сторону, монолитовец шагнул вперёд.

— Начнём с того, — негромко, но так, что услышали все, сказал он, — что если хорошенько поискать — то в Зоне не найдётся ни одного человека, за кем не числилось бы каких-то кровавых делишек. Нет здесь абсолютно белых и пушистых… ну, может быть, за редкими единичными исключениями! — он многозначительно посмотрел на Ксану. — Что касается конкретно нас троих и количества сталкерской крови на наших руках… — он усмехнулся. — Мы могли бы сказать, что были под пси-воздействием и убивали не по своей воле. Но мы не станем оправдываться. Мы — такие, какие есть. Ни разу не белые и далеко не пушистые. Как, впрочем, и многие из здесь присутствующих. Так кто же, фигурально выражаясь, поднимет первый камень, чтобы бросить его в нас?

Он помолчал, давая одиночкам возможность осмыслить его слова. И было заметно — до некоторых они дошли! Выражения ненависти и вражды на некоторых лицах сменились замешательством, пониманием, кто-то задумался, кто-то опустил оружие…

— Если на нас лежит вина — она будет искуплена. — неспешно продолжал Репейник всё тем же негромким, но проникающим в душу голосом. — Дайте только время. Потому что мы потеряли его слишком много, и нам его надо наверстать. Годы под колпаком чужой воли и обмана, о которых ничего не осталось в памяти. Как и о том, кем мы были раньше — до Монолита. Потерянная жизнь. Мы пришли к вам, чтобы снова научиться жить — как жили до того, как ушли, повинуясь Зову. Мы не хотим вражды со сталкерами и группировками Зоны. И разумеется, мы не ждём, что вы вот прямо так, сходу, проникнетесь к нам дружескими чувствами. Но мы готовы сделать всё от нас зависящее, чтобы между нами наступил мир. Готовы ли и вы сделать подобный шаг — со своей стороны?

9
{"b":"569124","o":1}