ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

- Пронто? - использовала я на всякий случай ту фразу, с которой итальянцы отвечали на телефонный звонок и которая, если перевести дословно, означала что-то вроде «готов». Да, я готова и хочу, чтобы звонящий поторопился и быстро снова отпустил меня на пляж. Этот коридор слишком узкий и душный. Здесь почти невозможно дышать. Ах, как же это раздражает, что нужно постоянно дышать.

- Алло! - попыталась я на немецком, когда никто не отреагировал. - Кто там?

Испытать ли мне выражение, которому научила Джианна? Чего тебе надо сюнька? Возможно его будет достаточно, чтобы лишить того, кто звонит удовольствия использовать такие шалости. Но оно никак не сходило с языка; что-то во мне предупреждало, что оно совершенно неуместно.

Рёв прибоя не прекращался, должно быть это длинный, широкий пляж, о который разбиваются волны, высокие волны, которым требовалось несколько секунд, чтобы подняться и снова упасть. Или это всё-таки ... дыхание? Там кто-то дышит? Снова ноги под мной подкосились, но я неумолимо выпрямила их, чтобы они выдержали мой вес. Они сухо щёлкнули.

Теперь рёв умолк, как будто кто-то остановил волны. Я снова приставила трубку к уху.

- Тира, - сказал голос, по которому невозможно было опознать пол, это мог быть глубокий женский или же музыкальный, нежный, мужской голос - я не могла классифицировать его, даже если бы сильно постаралась. И что он имеет ввиду под Тирой? Здесь не живёт никакая Тира.

- Думаю вы ошиблись. Я ложу трубку, хорошо?

- Тира, - повторил голос. Бесполый, но древний. Он не дрожал и тем более не срывался. Но не мог, не в коем случае, принадлежать молодому человеку. Кроме того, он показался мне знакомым, как будто я уже один раз разговаривала с ним ... Или мне только так казалось?

- Тира. Быстро.

Снова поднялся шум, но потом на линии щёлкнуло и после короткой паузы загудел длинный гудок. Звонкий тон был неприятен, поэтому я снова убрала трубку от уха. Но всё ещё никак не могла положить её на рычаг и вытащить телефон из розетки. А стояла, словно окаменев в коридоре и смотрела на то, как мои волосы трещат, извиваются по плечам, а один обесцвеченный солнцем локон прижимается к трубке. С волос на пол бесшумно соскользнула лента, которая разорвалась от силы моей гривы.

Я не осмеливалась шевельнутся. Меня сбивал с толку не таинственный, позвонивший человек, а чувство, будто я больше не одна. В доме кто-то находился. Я не одна.

- Эй, всё в порядке? Я беспокоился.

Испуг остался внутри моего тела, хорошо спрятанный под рёбрами, только желудок быстро поднялся и опустился. Я подавила крик и повернулась лишь тогда, когда мимика лица вновь оказалась под контролем. Он не должен думать, что я пуглива или подозрительна. Конечно это Анжело - кому же ещё здесь появляться?

- Да, всё хорошо. Либо это был телефонный розыгрыш, либо кто-то ошибся номером, не знаю. Я его не поняла. Звучало так, будто звонил кто-то издалека.

Я больше не могла дышать в этом узком коридоре. Я быстро протиснулась мимо Анежло, прошла в кухню и села на стол, где подчёркнуто беспечно заболтала ногами. Сигналы моего тела всё ещё подсказывали, что что-то не так, что надвигается опасность, но почему? Что меня насторожило?

Я повернула голову в сторону сада, тёмного и пустого, лежащего в тени дома, и вдруг увидела перед моим внутренним взором то, что почувствовала, но не смогла истолковать, тонкий, длинный силуэт, вытянувшийся в высоту, поднявший голову и угрожающе шевелящий языком. Змея! Это змея предупреждала меня. Она чувствовала, что её покой нарушили, а он был ей крайне необходим. Это не я взволновала её, и не чужак, что позвонил, а Анжело. Она его не знала. Он ещё никогда не приходил сюда.

Только вчера я заметила её вздувшийся живот, когда гладила кончиками пальцев по гладкой чешуе и почувствовала, как пульсирует растущая под ним жизнь. Она через несколько дней родит приплод, возможно даже уже сегодня ночью. Я должна защитить её.

- Мы можем пойти к тебе? Я плохо себя здесь чувствую, - попросила я Анжело, который последовал за мной, облокотился на холодильник и вопрошающе на меня смотрел.

- Ты мечтательница, - ответил он улыбаясь. - Что я говорил тебе раньше?

Вместо того, чтобы ответить я вздохнула, когда вспомнила. Он сказал, что ещё этой ночью должен уйти. Сначала охота, потом работа, многодневный, южно-итальянский праздник, где он будет играть на пианино. И снова моё временное окно уменьшится. Внезапно я возненавидела это слово. Оно было таким немецким. Временное окно. Оно внушало мне такое чувство, будто меня заперли межу толстых, каменных стен и люк в стене открывается лишь иногда, чтобы я могла быстро сделать то, что мне нравится. Но чаще всего этот люк открывается для того, чтобы я могла выполнить мой долг. Но это должно стать вольным стилем, а не долгом.

Снова змея на одно короткое мгновение затмила мои размышления. Её рот был широко открыт, готовый атаковать. Я видела, как вспыхнули её клыки.

- Давай выйдем, - предложила я. - На улице мне нравится больше, чем здесь. - Дом хотел от меня избавиться. Из-за запаха конского навоза меня чуть не рвало, я чуяла запах заплесневелой кухонной губки, лежащей в течение многих дней в мокрой раковине, я слышала, как в стенах ползают термиты.

- Мне в любом случае нужно идти.

Точно, ему нужно идти. Я уже снова забыла. Должна признать, что Анжело прекрасно обуздывал свой голод. Я ещё никогда не видела жадности в его глазах, а также не слышала страдальческого рокота в груди. Он начинал заботится о еде уже тогда, когда ещё не чувствовал сильного голода. И теперь тоже. Я проводила его к главному входу, не хотела, чтобы мы проходили мимо змеи.

- Если желаешь, можешь жить в моём доме, пока меня не будет. Ты хочешь?

Что за заманчивое предложение. Не голый, пустой коттедж с нарами, вместо кроватей, а усадьба с бассейном и библиотекой, и обширным, заколдованным садом.

Я застенчиво пожала плечами. Могу ли я это принять?

- Мне бы понравилась мысль, знать, что ты спишь на моей кровати, пока меня не будет. - Я увидела, как вытянула вперёд руку и взяла ключ. - Может сможешь полить цветы; было бы жаль, если всё завянет.

Его последнее замечание прозвучало так банально, что я рассмеялась. Что теперь? Наше первое настоящее прощание - как оно должно выглядеть?

Анжело принял решение за меня с той уравновешенной естественностью, которой я в нём восхищалась. Он нежно прикоснулся рукой к моей щеке, слишком коротко, чтобы придавать этому жесту слишком много значения, но всё же нежнее, чем принято между друзьями. Потом развернулся и пошёл вниз по улице спокойными, юношески-небрежными шагами.

С ключами в руке я села на ступеньки, ведущие в сад. Я ещё не хотела идти в его дом, слишком рано. Собиралась исследовать его только тогда, когда он уйдёт, когда я буду уверенна, что он не заметит и не учует, что я копаюсь в его доме. Потому что мне хотелось покопаться в нём вволю. Пока что мне были знакомы только салон и библиотека, а я была прямо-таки одержима желанием увидеть спальню. А потом я хотела лечь на его кровать и помечтать на ней. По крайней мере существует что-то, чему я могу радоваться, пока его нет рядом.

Но звонок просто не выходил у меня из головы. Даже стакан красного вина не смог отвлечь меня. Я прижала кулаки к вискам, чтобы вернуть ту мягкость, что успокаивала меня все предыдущие дни, нежная, как колыбельная. Я даже не знала, сколько счастья может принести то, когда ни о чём не думаешь. Должно быть так чувствует себя тот, кто умеет хорошо медитировать, когда почти достигает духовной нирваны. Он ещё только отражает то, что больше ни о чём не думает, прежде чем всё сливается в одно.

Но теперь, теперь я наблюдала за тем, как моё временное окно сократилось. Стены сдвинулись, люк стал уже, от света осталась ещё только узкая полоска. Я должна поторопится, а для этого нужно забыть того, кто звонил. Поэтому выпью ещё один стакан красного вина, положив ноги на перила и направив взгляд на белые тополя и черноту ночного неба.

114
{"b":"569129","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Патч. Канун
Что скрывает кожа. 2 квадратных метра, которые диктуют, как нам жить
Инсайдер 2
Теория невероятности. Как мечтать, чтобы сбывалось, как планировать, чтобы достигалось
Заботливый санитар
Монах, который продал свой «феррари»
Доктор Евгений Божьев советует. Зарядка на каждый день
Практический курс трансерфинга за 78 дней
Пойми меня, если сможешь. Почему нас не слышат близкие и как это прекратить