ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

- Блин, не пугай меня так!

- Извини, это было спонтанное действие. Завтра я уезжаю. Хотел с тобой встретиться уже всё это время, но твоя мама сказала, что ты ещё не готова, и мне нужно оставить тебя в покое ... - Сильная дрожь, которая охватила меня на миллисекунду и затрясла, заставила его замолчать. - Что случилось, Штурм?

- Я думала, что ... что ... никогда больше так не делай, Ларс, правда! Ты не можешь подкарауливать меня!

- Ты подумала, что это блондин-ублюдок? Штурм, что касается мужчин, у тебя плохой вкус, я должен был тебе об этом сказать. Что ты нашла в этом неудачнике? У него на груди даже нет волос.

- Их ... - Их у Маров как правило нет, хотела я ответить. Но знал ли Ларс вообще что-нибудь о них? - Послушай Ларс, тебе собственно ясно, что случилось там наверху на плато Сила? Что всё это значит?

- Оки доки, я знаю. - Оки доки. Вариант Ларса для слова конечно. Он считал его клёвым, я нет. - Он был из своего рода секты и хотел тебя похитить, верно? Полное промывание мозгов. Я видел что-то подобное по телевизору, там ведь существует эта ... э ... саентология или как она там называется, ах, не имеет значения, есть ещё и другие ... - Он прокашлялся и плюнул рядом со мной на пол.

Я сделала шаг в сторону и строго на него посмотрела.

- Из секты. Блин, он был не из секты.

- Что же, кому это теперь интересно, во всяком случае тип хотел заполучить тебя и использовать, и правда Штурм, я думал, у тебя вкус получше, если уже ты должна была бросить бедного Блеки. Этот тип не для тебя, но другой, тот, у которого немного длинноватая, коричневая копна ... - Он замахал волосатыми лапами рядом со своими ушами. - Тот, у которого коричневые волосы и голубые глаза. Он в порядке. Он бы тебе подошёл.

- Ларс, это мой брат.

- Да. Я знаю. Просто говорю ... он в порядке. Но прошу тебя, только не выбирай сочувствующего женским взглядам ... Они самые скверные. Прежде, чем бросаться на шею ещё к одному такому, возьми лучше хорошего, старого, Ларса. Поняла?

- Поняла, - ответила я слабо. – Значит ты ничего не просёк. И почему меня это не удивляет?

Ларс схватил меня за плечи и немного приподнял, так чтобы я смотрела в его находящиеся близко друг к другу глаза гориллы. Слишком большое количество геля, которым он намазал свои волосы, щекотало мне сладковатым запахом нос.

- Эй, может я и закончил лишь неполную среднюю школу и являюсь простым рабочим, но там наверху ... – Он пошевелил бровями, чтобы указать на свой низкий лоб. – Всё отлично работает. Такие хари есть везде и всегда будут, я знаю таких бездельников, у них у самих нет ничего, что можно было бы предложить, и они берут это у других, потому что сами совершенные пустышки и ветрозвоны. Почему собственно ты не позвонила мне, чтобы я должным образом отполировал этому Троубадиксу рожу, хм? Ну, по крайней мере теперь я видел тебя один раз голой. Классная задница. У меня был самый лучший вид. – Ларс грязно рассмеялся и поставил меня назад на землю, чтобы засунуть один из своих толстых пальцев мне в волосы. – Но расчесаться тебе бы не помешало, Штурмик. Ты выглядишь, как Стёпка-Растрёпка.

- Спасибо за разговор, - сказала я с достоинством. – Теперь я зайду в дом и снова лягу спать. – Если действительно смогу, после этой абсурдной, ночной встречи.

- Не, не, девочка, никаких спать. Ты же только что наложила в штаны, не так ли? Когда услышала меня?

Я потёрла плечи, на которых всё ещё чувствовала крепкую хватку Ларса.

- Возможно.

- Тогда пошли со мной. Я тебе кое-что покажу. Ну давай же ... Хотел уже всё это время показать, но твоя мамочка не позволила.

Он оторвался от стены, к которой прислонился во время нашего разговора и пошёл быстрым шагом вперёд, в сторону подземного перехода. Но туда я не хотела идти. Там дорога вила наверх к улице, к бензоколонке и ... к Анжело.

- Идём! – настойчиво призывал Ларс. – Давай, шевелись! И никаких отговорок! Я же тебе говорил, что отговорки у Ларса не считаются.

- Я не могу.

- «Я не могу» лежит на кладбище, а «я не хочу» лежит рядом. - Ларс вернулся и взял меня за руку. - Так всегда говорил мой старик. И мои ученики слышат это ежедневно. Ты идёшь со мной.

Я не хотела в этот поздний час устраивать переполох. Хотя все остальные окна, кроме моего, выходили на задний двор; мама и господин Шютц по любому ночевали в ближайшем отеле (надеюсь в разных номерах). Но если Ларс и я продолжим спорить, то проснуться Джианна и Пауль, а я уже и так доставила им достаточно неприятностей. Так что вздохнув, я позволила Ларсу поволочь себя за собой. Идти было непривычно; больше, чем расстояние до туалета, а вчера вечером наверх к Тильманну, я в прошедшие восемь дней не преодолевала. Но мои мышцы довольно быстро вспомнили то, что умели делать, и шаги становились всё более плавными и энергичными, чем ближе мы подходили к бензоколонке. Возможно моё тело просто готовилось к бегству. Потому что Ларс действительно повернул к дому Анжело.

Он направлялся к нему! Я закрыла глаза, чисто-защитный рефлекс. Если я не смогу увидеть его, то он не сможет увидеть меня, уже будучи ребёнком я пыталась таким образом преодолеть сложные ситуации – хотя он ведь всё равно уже больше не мог видеть. Но в темноте и держа за руку Ларса, которую сжимала, как маленькая девочка, позволяя вести себя дальше, я чувствовала себя в безопасности. Уже спустя несколько шагов он снова остановился.

- Открой глаза, Штурм. Хе! Открой глаза, я сказал!

Я неохотно повиновалась. Понадобилось два или три поверхностного вздоха, пока я убедилась в том, что не сплю и что это не сон. Да, я не спала. И это не галлюцинация, так как запах пепла был слишком сильным, а остатки пожарища слишком горячими. Дом Анжело сгорел дотла. От усадьбы ничего не осталось, кроме кучи обугленного мусора. Сад тоже пострадал; деревья должно быть погибли в пожарище, бассейн был ещё только чёрной, смердящей жижей, железные ворота из-за убийственного жара искривились. Не пело больше ни одного сверчка. Ни один мотылёк не умрёт здесь больше от пламени свечи. Если пойдёт дождь, ничто не шелохнётся. Ни крошечные лягушки, прыгающие по источающей пар земле и тонущие в воде бассейна. Ни ежи на ночной охоте. Всё закончилось.

- Ну? Ты мной гордишься? - Ларс ухмылялся, требуя одобрения, и развёл руки в стороны.

- Я ... Это был ты?

- Кто же ещё? Это было офигительно, я уже боялся, что заправка взорвётся ... - Ларс постучал себе гордо по груди, так что зазвенела его золотая цепочка. - Пусть эта мразь только попробует появиться рядом. А если появиться, дай мне знать, я знаю парочку русских, которые любят ломать чужие кости, если им хорошо за это заплатить.

- О Боже ... ты действительно ничего не понял ..., - простонала я.

- Я понял, понял, только стараюсь об этом забыть. Всё-таки русские хороши. Деликатны и надёжны. Это их девиз ...

- Мне не нужны русские, - задушила я его кровожадность в корне. - И я хочу уйти отсюда, я - я боюсь. У меня такое чувство, что он ещё здесь.

- Его здесь нет. Мужеподобная баба сказала, что он больше не осмелится приблизиться к вам. Но я подумал, лучше перестраховаться. - Мужеподобная баба. Вероятно, он имел в виду Морфия.

- Почему ты вообще приехал сюда? Кто тебе обо всём рассказал? - спросила я, потому что любопытство на одно мгновение затмило мой страх.

- Твоя мама. Я думаю, она предположила, что таким образом сможет вышвырнуть меня из дома. Что я подумаю, она сумасшедшая и всё такое. Что ж, вы все немного сумасшедшие, ничего нового в этом нет. Но таким способом я смог снова встретиться с тобой и ...

- И?

- Ну и помочь. Что ещё по-твоему? - он посмотрел на меня, качая головой.

- Хм, - сказала я сдержанно. - Собственно я думала, что я для тебя своего рода беспозвоночное существо без мозгов, которое нужно беспрерывно унижать и мучить.

Ларс расхохотался и сильно ударил меня по спине, так что я закашляла и чуть не подавилась.

- Блеки хотел, чтобы я заставил тебя пускать пену от злости. А это можно легче всего добиться с бабами, если считаешь их дурами. Он обхватил мои плечи и притянул к своей волосатой груди, почти не скрытой под Ед-Харди майкой. Ты же моя Штурмик, не так ли? И говоря между нами: у твоего Блеки тоже не все дома.

143
{"b":"569129","o":1}