ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Я разрешила себе осведомлённо усмехнуться. Конечно ей хочется избегать Колина. Как и всем другим людям. А теперь меня причислили к его клану, делая ответственной, потому что чума для этого больше не годится? Джианна уже всегда чувствовала себя так плохо в моём присутствие? Джианна оставила свои пальцы ног в покое и попыталась заглянуть мне в глаза, но я уклонилась. Может быть мои глаза тоже вредны для её здоровья, подумала я с сарказмом.

- Я искренне сожалею, Эли. Возможно я образованнее и у меня больше опыта, но я не сильнее тебя.

- О, я не такая сильная, - возразила я, забавляясь, хотя мне нравилась эта мысль. Возможно я действительно сильнее. Я встала, уперев руки в бока. Джианна подняла взгляд, как маленький ребёнок, которого сейчас будут ругать. - Пауль уже проснулся?

Джианна кивнула.

- Хорошо, я хотела кое-что с ним обсудить - или ... - Я замешкалась. Не хотела застать Пауля во второй раз голым и тем более в какой-нибудь пикантной ситуации. Хотя Джианна находится здесь, но ...

- Ну правда, Эли! - вскипела она, когда поняла, почему я прекратила говорить. - Ты серьёзно думаешь, что после всего этого стресса, я захочу заниматься сексом? Это спальня, а не берлога для любовных потех. - Я больше ничего не сказала, молча оставила её сидеть на ступеньках и зашла в дом. Да и что мне ответить? Что я, грешница Елизавета, ещё сегодня ночью отдалась похоти, хотя смерть целую неделю подкарауливала меня возле кровати? Стала ли я из-за этого плохим человеком?

Джианна не обманула. Их с Паулем комната была спальней, а не берлогой для любовных утех - спальня для пары, которая серьёзно хочет быть вместе. Безусловно, они заполучили самую красивую комнату в доме, вновь констатировала я, когда вошла. Большая, с высокими окнами, балдахином над кроватью, массивными, тёмными шкафами и белоснежным бельём. В этой комнате можно провести свою первую брачную ночь и лишить девственности девушку. В южной Италии скорее всего и то, и другое ещё совмещалось. Любой сможет увидеть кровь на простыне.

Я отогнала эту тревожную мысль и села рядом с Паулем, который всё ещё просыпался. Тяжело стеная, он перекатился на спину, волосы торчат во все стороны, а лицо помятое от сна.

- Доброе утро, сестрёнка. Что нового?

- Доброе утро. В этот раз у меня к тебе просьба.

Пауль закашлял и сел, чтобы быть со мной на одной высоте.

- И что за просьба?

Я попыталась пригладить торчащие на его макушке пряди, но потерпела неудачу. Здесь поможет только душ. По крайней мере он не отпрянул, а зевая позволил мне дотронуться до него.

- Знаешь ..., - начала я неловко. - Мне ... нам ... нам в самом деле нужно теперь сразу начать искать отца, не так ли? Тесса мертва, больше никакой опасности нет, не нужны никакие меры предосторожности, но ... я ... - «Я не имею представления, как искать», подумала я в отчаяние. «И прежде всего у меня нет сил. Пока ещё нет.» - Мне нужен отдых, Пауль, только несколько дней, самое большее одна неделя. Всё было настолько напряжённым и изнурительным, этот страх, что я больна, всё, что случилось с Тессой. А я ещё не оправилась после схватки с Францёзом. К тому же, это сложное решение с пенициллином ...

- Ах да. Это решение. - Лицо Пауля ожесточилось.

- Оно ведь было правильным, не так ли? - Чёрт, неужели я и это сделала неправильно? Остальные что, в прошедшие дни объединились против меня?

- Да. Оно было правильным. Об этом я тебе уже говорил. Но я хотел принять его сам.

- Ты заснул, Пауль ...

- Ты могла бы разбудить меня!

Мне ничего не пришло в голову, что можно было сказать в свою защиту - кроме тех вещей, которые Пауль не хотел слышать. Что в принципе, только я могла принять это решение, потому что это у меня опухли лимфатические узлы и была высокая температура. Что он возможно обдумывал бы ситуацию слишком долго. Что это было моим личным делом. Но в своих глазах он опять потерпел неудачу. Ещё раз. Он был пассивным, в то время как другие действовали.

- Мне очень жаль, - в конце концов пробормотала я. - Но она в любом случае умерла бы. А теперь ... теперь мне нужно немного времени. Пожалуйста. Уже Гамбург я пережила с трудом. - Я пожалела об этих словах уже когда говорила их. Гамбург только потому было так сложно пережить, потому что уже тогда мне приходилось действовать, в то время, как Пауль бездействовал. А я ещё и напомнила ему об этом ...

Но он положил руку на моё колено и коротко сжал его.

- Всё хорошо, Эли. Собственно, нам всем нужно отдохнуть в санатории. И я думаю, не повредит несколько дней побездельничать. Больше всего мне хочется сразу начать искать папу, но ... я один, скорее всего, всё равно не смогу ничего выяснить. Для этого нам нужен Колин, не так ли?

Я кивнула и сухо сглотнула. Да, я представляла себе это точно также, хотя понятия не имела, в состояние ли Колин что-то выяснить. Он всегда умалчивал свои контакты в мире Маров и лишь упомянул, что у него не хорошая репутация. Его структура жизни - так похожая на людскую, как только возможно, а похищение снов и мечтаний исключительно у животных - ставила существование его собственного вида под вопрос. А теперь он ещё убил и свою собственную мать. Мы убили её все вместе. Хотя Мары и не заключают дружбы и скорее всего по ней никто не будет скучать, тем не менее для него вести следствие по делу папы - это деликатная тема. Возможно таким образом он навлечёт на себя, а также на нас большую опасность, а опасности с меня пока достаточно.

Кроме того, сейчас, когда я только-только выжила, я не чувствовала, что смогу выполнить наш замысел. Я даже не знала, где начать. Нам нужно найти одного из революционеров, с которыми папа работал вместе, но где и как? Это не то дело, которое можно сделать на скорую руку. Нам нужно хорошо всё продумать. А в этот момент я хотела лишь существовать, не раздумывать слишком много, хотела ещё немного сохранить состояние сегодняшнего утра, чтобы снова набраться сил. И вернуть во сне это чувство защищённости, которое появилось у меня сегодня ночью ...

- Ты расскажешь об этом остальным? - тихо попросила я Пауля. - Я ведь стала не особо популярна в прошедшие дни. - С тех пор мало что изменилось. Хотя я никому не причинила никакого вреда. Ладно, возможно я что-то и сделала Тильманну, скользнув к нему под одеяло, но я не хотела ни обижать его, ни ранить, и в сущности, он должен об этом знать.

Пауль выполнил моё желание. Несколькими предложениями он за завтраком объяснил Джианне и Тильманну, что мы следующие восемь дней будем только отдыхать. Я отметила удивлённый взгляд Тильманна, которым тот одарил меня, когда Пауль произносил эти слова. Да, возможно он не ожидал этого от меня. Но он ведь и не имел дела с опухшими лимфатическими узлами и сердитыми Марами. Я нуждалась в отдыхе. Он был мне нужен ещё даже прежде, чем мы поехали сюда. А решение, когда нам начинать искать нашего отца, должны принимать лишь Пауль и я.

Джианна сначала неохотно согласилась, но потом почти что с облегчением. С неё было довольно недобровольной работёнки в качестве искателя опасности и одну неделю у неё будет от неё отпуск. Это ей подходило. Всё же я пыталась оправдать себя, потому что Тильманна не отводил от меня глаз.

- Если что-то выясниться, или у Колин будет какая-нибудь информация, конечно мы сразу отреагируем, не вопрос. Но сначала ... сначала мне нужно отдышаться.

- Я думаю, нам всем не повредит это, - сказала Джианна и непроизвольно положила руку на свой живот. Её в последние дни не тошнило, но видимо она боялась, что тошнота вернётся, если мы ринемся в новое приключение. - Поэтому я предлагаю поехать всем вместе сегодня вечером в Пьетрапаола и немного отпраздновать нашу победу в баре «Пьяно». Согласны?

Хотя я уже отпраздновала мою победу сегодня ночью - даже если она в некоторых местах была скорее похожа на похороны - но и я считала, что пришло время, посвятить себя прекрасным сторонам Италии. У меня было такое чувство, что остальные стали всего лишь моими знакомыми, они больше не были друзьями. Даже мой брат таил на меня обиду, хотя пытался подавить. Но ребята согласились, Пауль, кивнув, Тильманн что-то пробурчав.

80
{"b":"569129","o":1}