ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

- О, - попыталась я дать моему удивлению подходящее восклицание, когда взгляд начал проясняться. Нет, это всё-таки не сон. А этот молодой пианист не Гриша. Просто было такое чувство, будто это Гриша, а на данный момент мой мозг просто не мог справиться с этим. Его осанка, обаяние, его манера, при игре, двигать головой, его глаза - которые вообще-то я не могла хорошо разглядеть из далека - всё это похоже на Грушу, как будто бы у обоих было по меньшей мере 80 процентов одинакового генетического материала.

И всё же он был таким другим. Блондином, как метко пометила Джианна. Пшеничного оттенка. Я часто читала о таком цвете волос, но никогда не видела – это скорее термин из романов. Здесь он подходил. Пшеничные, мягкие локоны, коротко подстриженные на затылке, наверху немного длиннее, но в общем, мальчишеская причёска, не подвластная времени и в тоже время модная. Обычно такие причёски носят модели. Как и у Гриши, она идеально сидела, хотя в ней было два выделяющихся вихря. Она идеально сидела, потому что это голова не допускала несогласованности. Изящно изогнутый затылок, над сильной, но стройной шеей, к тому же лоб, который был не слишком высоким и не слишком низким ... при таких предпосылках, никакая причёска не может сидеть плохо. Ни одна обесцвеченная прядь не будет искусственной, они все созданы природой, вероятно ту же причёску он носит даже зимой.

Его возраст - тоже совместим с возрастом Гриши. Около двадцати, предположила я. При этом, он производил впечатление совсем молодого человека, но не казался незрелым. Смесь, которая уже всегда притягивала меня в Грише. Значит в этом мире существует больше, чем только одни королевский ребёнок, отважно сказала я себе, в надежде, что Колин скоро принесёт напитки, чтобы я могла смыть ими горькую боль в сердце.

Она всё-таки ещё не покинула меня, моя старая, плохо зарубцевавшаяся тоска по Грише, и именно здесь, в южно-итальянском баре, далеко от дома и моей прежней жизни, я должна была встретиться с одним из его двойников. Так как напитки ещё не подоспели, я взывала к моему здравому разуму. Тянущее чувство в животе успокоиться, как только я преодолею первый шок. Мне нужно только осознать, что я стала жертвой наваждения, в принципе тоже самое, как и в моих снах, а их я тоже переваривала самое позднее через три дня. Пока не видела следующий ... Я ухватилась за слова Джианны - через пять лет живот и начинающаяся лысина. У Гриши вероятно уже сейчас появилась начинающаяся лысина. Или седые волосы. Кто знает? Юношеская красота может быстро увянуть. И если бы мне, во время нашего карантина, неоднократно не снился Гриша, то я, скорее всего, даже не заметила бы его сходства с этим пианистом. Я даже не думала, что оба родственники. Это чистая случайность.

Я казалась себе дурочкой, когда продолжила глазеть на этого молодого человека, не смотря на мою затею оставаться объективной, потому что теперь он начал петь. Боже мой, зачем он ещё и запел? Разве было недостаточно того, что он играет эти меланхолично-красивые аккорды? Один из официантов прошёл мимо него, как петух и коротко покачал в такт бёдрами, а две женщины, которые только что ещё разговаривали друг с другом, повернули головы и затихли.

- Ричард Клайдерман для бедных, да? - Издевался Тильманн.

- Ну, по крайней мере он играет Паоло Конте, а не Love Story! - защищала его Джианна. - И к тому же совсем не плохо.

- Паоло Конте? - спросила я, после того, как мне удалось открыть рот. Моё лицо, не смотря на жар на щеках, казалось превратилось в камень. Камень, который часами пролежал на палящем солнце юга.

- О, Эли, ты действительно ничего не знаешь ... Паоло Конте, спарринг-партнёр. Так сказать, смягчённая версия для мальчишек. Джианна поджала губы и склонила голову на бок, чтобы получше разглядеть пианиста, в то время как Пауль, забавляясь, наблюдал за нами. Он никогда не беспокоился о верности Джианны. С ней ревность была ему чужда. Я восхищалась этим. Мне вовсе не нравилось, когда Джианна и Колин флиртовали друг с другом, хотя Джианна, ещё сегодня утром сказала, что не хотела бы к нему прикасаться.

- Хммм ..., - задумчиво напевала Джиана. - Его здесь не было, когда я приходила сюда в последний раз. Что же, тогда он, наверное, ещё посещал школу. Белокурый итальянец ... норманнская кровь. Ужасно, правда? - Она посмотрела на меня дурачась. - Он действительно существует, мистер совершенство. Точно, наверное, полный зануда. И плох в постели. Потому что думает, что ему не нужно прикладывать никаких усилий.

- Существует даже несколько мистеров совершенство, - сказала я, как будто себе самой и встала, потому что внезапно больше не могла справиться с ситуацией. Плох в постели - что Джианна подразумевает под плох в постели? Касается ли это и Колниа? Означает ли для неё, что мужчина плох в постели, если тот всегда недостаточно сыт, чтобы обнимать свою собственную девушку? Всё что она говорила, казалось было направлено на меня лично. Я должна выйти и успокоиться, только на несколько минут.

- Пойду осмотрюсь, - сказала я небрежно, хотя мои губы дрожали. Я обошла пальмы, чтобы как можно скорее сбежать из этого проклятого бара. Через обычный выход я не хотела проходить, потому что там находилась стойка, возле которой стоял Колин и заказывал напитки, а как мне объяснить ему разумно, что со мной происходит? Поэтому я выбрала немного более необычный путь к отступлению, между двумя большими цветочными горшками и через невысокую стену, приведшую меня в узкий переулок, где я сразу же опустилась на порог кажущегося покинутым дома.

Почему этому парню обязательно нужно было играть эту песню? Он не мог выбрать что-то более быстрое, легкомысленное? Почему именно эту? По крайней мере не Love Story, сказала Джианна, но для меня она звучала как Love Story. Это тоска по Грише должна прекратиться, раз и навсегда. Я проклинала мою душу за её глупость, да, в этом пункте она была невыразимо глупой, ещё глупее, чем Тесса, потому что она не понимала, что Гриша - это незнакомец, который даже не побеспокоился бы обо мне, если бы перед его глазами моей жизни угрожала опасность. Он, самое большее, вызвал бы полицию или скорую помощь. Если бы вообще вызвал.

Сухой носик толкнул меня в руку, и я невольно улыбнулась. Кошка. В Италии полно кошек, каждая из них небольшое утешение. Здесь меня утешал целый выводок. Они не могли быть старше пары месяцев. Когда я гладила их, то чувствовала рёбра, такими они были худыми. Они играли дерзко с моими голыми пальцами ног и ремешками сандалий, кусали друг друга за шею в показной битве, а потом снова мурлыча, залезали ко мне на ноги, чтобы я почесала их. Я останусь сидеть здесь и подожду, пока пианино не умолкнет. О, когда я наконец покончу с этим ...

Но потом, я совсем этого не ожидала, кошки вдруг разбежались. Я ведь не вздрагивала и не слышала никакого громкого звука. Что их испугало? Они убежали не далеко, всего лишь спрятались; в этом переулке есть достаточно укрытий. Пустые цветочные горшки, дыры в рушащихся стенах, ниши и углы - настоящий рай для кошек. Я чувствовала, что они ещё тут и обмениваются мнениями с помощью секретного диалога, стоит ли им вернуться ко мне.

- Тссс, - раздалось прямо возле меня, очень человеческое тссс, но для меня, как выстрел пушки. - Не двигайся.

Я чуть не подавилась, хватая ртом воздух, и на одно мгновение моё горло полностью закрылось. Всё же я послушно осталась сидеть. Встать было бы сейчас грехом, потому что таким образом, мне пришлось бы расстаться с глазами, которые смотрели на меня сквозь мягко покачивающиеся на ветру листья пальм, полные радости и лёгкости и всё же наполненные мальчишеским тщеславием, потому что не хотели принимать то, что кошки от них спрятались. Видимо животных ослепила их интенсивность, как и меня. Они были не голубыми, они были бирюзовыми. Не тот ледяной бирюзовый, который показывался в глазах Колина, когда на небе святило солнце, а естественный и всё же уникальный в силе своей лучезарности.

«Закрой рот, Елизавета», строго призвала я себя. «И не смотри так! Возьми себя в руки!»

82
{"b":"569129","o":1}