ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Три жизни жаворонка
Снежный Король
Предчувствие чуда
Как встречаться с парнями, если ты их ненавидишь
Трезориум
Девочка, которая всегда смеялась последней
Как Католическая церковь создала западную цивилизацию
Инстинкт Зла. Вершитель
Капитализм в комиксах. История экономики от Смита до Фукуямы

- Я не умею, - сникает Джон, пряча руки за спину, - не умею видеть. Наверное, потому, что до сих пор не смирился со слепотой, все надеюсь, что зрение вернется.

- Не пробовал ходить к специалистам? – пытается побороть неловкость момента Шерлок.

- Я сам себе специалист, разве забыл? – Джон невесело улыбается. – Ладно, хватит обо мне, вернемся к убийству Сары. Я тебя нанял и хочу быть в курсе расследования. Так ты что-то придумал, что сможет нам помочь найти убийцу?

- Да, - Шерлок возвращается к расследованию, - жаль, что Лестрейд запретил мне вмешиваться. Придется исхитриться, чтобы достать результаты вскрытия Сары, но, может, с делом об убийстве Мэри все будет проще, поскольку есть рычаги давления на Диммока. Это все мои проблемы. Я их решу. Но есть кое-что, в чем мне можешь помочь только ты, - Шерлок строго смотрит на Джона, но эффект от этого взгляда пропадает, поскольку предмет его приложения не в состоянии этого ощутить.

- Да, конечно, - Джон распрямляет спину и поднимает высоко голову, готовый в любую минуту преступить к действию, - что от меня требуется?

- То, в чем ты отказал полиции, - отвечает Шерлок. – Мне нужны твои записи о тех пациентах, которых ты сейчас ведешь. О тех, кто бывал в этой квартире.

Джон изумленно моргает, на лице возникает выражения отчаянного упорства и страдания.

- Но я не могу, Шерлок, - возражает он, - это выше моих сил. Нельзя предать доверие пациентов. Это конфиденциальная информация, я даже полиции отказал. Прости, но этого не будет, - он твердо намерен стоять на своем.

Возмущенный Шерлок начинает бегать по комнате, убеждая и уговаривая Джона хоть раз поступиться принципами. Он давит на жалость, на чувство справедливости, мести, социальную ответственность, но Джон тверд в своем решении. В конце концов, Шерлок просто сдается. Но он искренне взбешен упрямством Джона и его недальновидностью.

- Я буду до собственной смерти расследовать эти два убийства, - кричит он в запальчивости, - не боишься на еду разориться?

- Не волнуйся, тебя прокормлю, - кричит в ответ Джон, и это так похоже на семейную ссору, что Шерлок бы рассмеялся, если б не серьезность положения Джона.

Ведь считая, что убийца не он, Шерлок дает шанс убить еще раз, и кого – остается только гадать. Шерлоку тревожно за Джона, но он слишком негодует, чтобы задержаться, поэтому вылетает из квартиры, громко хлопнув дверью. Легкое сожаление о том, что Джон остается один, подтачивает убежденность Шерлока в собственной правоте, но Шерлоку нужны сведенья о пациентах. Если сам Джон не хочет ему их дать, придется получить их из других источников. Шерлок почти сбегает по лестнице до двери миссис Норрис, когда вспоминает о спрятанной на третьем этаже грязной одежде Джона. На цыпочках поднявшись туда, Шерлок опять открывает дверь прежним способом, достает сверток и также на цыпочках спускается вниз. Бейкер-стрит он перебегает, стараясь не смотреть по сторонам, а легкое чувство паники преследует по пятам, как шлейф духов или дуновение ветра. Окровавленную одежду Джона он бросает в ванную, засыпает комбинацией нескольких моющих средств из арсенала миссис Хадсон и заливает водой, а потом с остервенением месит ногами, закатав брюки до колен и наблюдая, как пена и вода окрашиваются в игривый розовый цвет. Шерлоку кое-как удается удалить въевшиеся пятна, отжать воду и развесить вещи сушиться, и это самое сложное, что он делал в жизни. Только после этого он позволяет себе опуститься в кресло для наблюдений. Взгляд сам прикипает к силуэту одиноко скрючившейся в кресле фигурки в окне напротив, а на душе разливается тепло – завтра они непременно помирятся, а пока нужно добыть интересующие сведения.

Парень, с которым переписывалась Сара в соцсети, оказывается неинтересным и абсолютно случайным, и Шерлок вычеркивает его из списка подозреваемых, решая сосредоточиться на пациентах Джона. У Шерлока есть один очень надежный и действенный способ достать любую информацию – Майкрофт. Один звонок, и самодовольный братец спустя два часа стоит перед ним на Бейкер-стрит, выстукивая своим зонтом проклятое привязчивое болеро Равеля, а на журнальном столике лежат бумажные папки с компроматом на пациентов Джона, нарытым за такой короткий срок людьми Майкрофта. Шесть пациентов – шесть папок. Шерлок жаждет открыть их, но брат не уходит, ехидно поглядывая на него. Шерлок отвечает холодным неприступным взглядом, но сдается первым.

- Да, ты был прав, это профессиональный интерес, - пробует он навскидку подыграть брату, чтобы тот поскорее убрался. – Убийство трехлетней давности заинтересовало меня, и в итоге оказалось, что интерес не случайный – еще одно убийство. Похоже не последнее? Ты доволен? Спасибо за помощь и пока!

Майкрофт сладко улыбается и оглядывается в поисках стула – Шерлок морщится, понимая, что тот не отстанет, пока не изольет всю свою желчь.

- Ну что еще? В ножки тебе упасть? – бесится Шерлок.

Майкрофт подвигает к окну стул и садится на него, изящно закинув ногу на ногу и чуть опираясь о зонт – ну хоть Равель замолчал. Майкрофт насмешливо изгибает бровь:

- В ноги падать не стоит. А вот от откровенного разговора не отказался бы. Не хочешь братского совета?

- Твой совет в профессиональной деятельности меня не интересует, - отрезает Шерлок.

- А это личный совет по поводу личного интереса, - голос Майкрофта ощутимо напоминает вязкий и липкий переслащенный мед, - который ты пытаешься выдать за профессиональный. Я вижу, ты и вправду запал на этого доктора, - замечает он, а Шерлок в раздражении закатывает глаза, понимая, что брату просто нужно дать возможность выговориться, ибо прервать его невозможно. – Не боишься, что он окажется виновным? Я тут подсчитал процент этой вероятности… - Майкрофт замолкает, разглядывая Шерлока с интересом, ожидая, похоже, что тот сейчас бросится с расспросами, но Шерлок молчит, сцепив зубы. – Хорошо, - кивает Майкрофт, - раз ты не хочешь со мной этого обсуждать, не буду навязываться. Надеюсь, он окажется достойным человеком и не обманет твоих ожиданий, - Майкрофт опять выжидающе молчит, а затем вкрадчиво интересуется: - Вы уже целовались? – вопрос застает Шерлока врасплох, и он заливается краской смущения, совершенно не ожидая от себя подобной реакции – чертов Майкрофт. – Вижу, что еще нет, максимум за руки держались, - Шерлоку становится совсем жарко от прихлынувшей к коже лица крови, - ого, я попал в яблочко, - самодовольно резюмирует Майкрофт. – Для начала неплохо, а для тебя это вообще прогресс, но, мой совет – с близостью не затягивайте, а то рискуете застрять в статусе лучших друзей, из которого будет трудно выбраться. При первой же возможности действуй, младшенький, хоть раз поведи себя как мужик, - Шерлок бросает на Майкрофта испепеляющий взгляд, с трудом удерживаясь от гневных восклицаний, которые, известно достоверно, только больше его раззадорят. – Ладно, - вздыхает Майкрофт, - пойду, дела государственные не ждут. Буду нужен – пиши, звони. И, пожалуйста, будьте осторожнее там с доктором Ватсоном. Убийца еще пока на свободе. Счастливо!

Шерлок замирает с надеждой в сердце – раз Майкрофт советовал быть осторожными им с Джоном и при этом уточнил, что убийца на свободе, значит, он убежден, что убийца не Джон. Но, с другой стороны, он мог предупредить их о необходимости беречь отношения, столь хрупкие и уязвимые, которые могут разрушиться в одночасье, если виновность Джона будет доказана. Будь проклят Майкрофт с его казуистикой. С тоской бросив взгляд в окно на Джона, перебравшегося ближе к вуалехвосту, Шерлок открывает первую папку.

Гай М. Огден – на Шерлока смотрит с фотографии юноша лет двадцати, изящного, звонкого и какого-то очень чуткого телосложения. В нем буквально все кричит о тонкой душевной организации, от огромных удивленно распахнутых глаз до изящных по девичьи припухлых губ. Родители, состоятельный средний класс, создавшие для своего единственного любимого чада режим наибольшего благоприятствования, когда все двери открыты, а любые прихоти выполняются по щелчку пальцев. Занимается по классу фортепиано у мэтра Джэнкинса. Лауреат нескольких международных конкурсов молодых исполнителей, призер в международном конкурсе фортепианной музыки, почетные грамоты и награды… Шерлок быстро пробегает глазами перечисление достижений парнишки. С такой насыщенной выступлениями жизнью не мудрено заработать срыв и какой-нибудь стресс. На самом деле досье на мальчика довольно скупое. Кроме анкетных данных и упоминания заслуг в профессиональном мастерстве ничего особенного нет. Даже в поле зрения психиатра не попадал, хотя Шерлок готов спорить, что депрессии мальчишку мучают с завидным постоянством. На сеансы к доктору Ватсону ходит уже больше четырех лет. На визитах настояли родители. В чем проблема, с которой пациент обратился к врачу, в справке из медучреждения, где долгое время принимал Джон, не сказано. Шерлок перебирает бумаги и вытаскивает копию полицейского протокола примерно той же, четырехлетней давности, где говорится о том, что мистер Гай М. Огден был обнаружен в номере отеля города Антверпен в компании Клауса Рихтера. Оба находились в алкогольном опьянении и были обнажены. В возбуждении дела о совращении по требованию Ирмы Рихтер, матери Клауса Рихтера, отказано, поскольку оба участника постельной драмы действовали по взаимному согласию. Шерлок откладывает лист в сторону. Дальнейшее понятно. Родители юного дарования внезапно узнают, что их отпрыск имеет неправильную склонность к лицам своего пола. Скандал заминают, но проблема остается. К психиатру парня вести стесняются, это грозит записью в медицинской карте, остается психотерапевт, как вариант, устраивающий и родителей, и самого Гая М. Огдена. Шерлок с сочувствием вновь разглядывает фотографию мальчишки. Тяжело быть неправильным – это он знает хорошо. Воспоминания из собственной юности скребутся бездомной кошкой, раздирая душу. Вряд ли Джон может чем-то помочь мальчику, и то, что он не отказывается от него, говорит, скорее, о желании прикрыть перед родителями, которые явно чувствуют себя спокойнее, зная, что сын под присмотром врача. Скорее всего, мальчишка с кем-то тайно встречается, и Шерлок надеется, что прошлый опыт делает его более осмотрительным и осторожным. Впрочем, опыт не всегда страхует от ошибок, сам Шерлок тому живое свидетельство – чемпион по наступанию на одни и те же грабли. Шерлок захлопывает и отбрасывает от себя подальше папку Гая М. Огдена, пока окончательно не развалился от подкатывающих тошнотворных воспоминаний. Пытаясь отогнать их от себя, он тянется за следующей папкой.

31
{"b":"569132","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Большая (не)любовь в академии
Победитель должен умереть
На пятьдесят оттенков темнее
Королевская гончая
Третий звонок
Поп на мерсе. Забавные и поучительные истории священника-реаниматолога
Стратагема ворона
Волчья река
Джеймс Миранда Барри