ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
76 моделей коучинга. Опыт McKinsey, Ицхака Адизеса, Эрика Берна и других выдающихся лидеров для превосходных результатов
Я решил прожить до 120 лет
Встречный удар
Чертоги разума. Убей в себе идиота!
Проклятие нуба (Эгида-6)
Двериндариум. Мертвое
Будни учителя
Скелет в шкафу
Невозможная Корея: K-POP и экономическое чудо, дорамы и культура на экспорт, феминизм по-азиатски и гендерные роли Дальнего Востока

Бренда Фейбер – та самая полноватая женщина бальзаковского возраста, в лице которой Шерлок прочитал неискоренимый оптимизм. Приятное открытое улыбающееся лицо, мягкие ямочки на щеках, ухоженная и не глупая. Вот то, что Шерлок видит на фото. Первым листом в папке лежит заключение психиатра. Шерлок несколько раз удивленно моргает – миловидная оптимистка оказывается истероидной психопаткой. В историю болезни Шерлок вчитывается с живым интересом. Впервые Бренда попадает к психиатру с демонстративной суицидальной попыткой в последних классах школы (пыталась выброситься из окна, поссорившись со своим парнем). Врачи ставят кратковременную депрессивную реакцию у личности с психопатическими чертами характера и выписывают на антидепрессантах. Дальше все развивается по худшему сценарию – Бренда идет по рукам, перебирая одного парня за другим. Все недостаточно хороши, чтобы по достоинству оценить, какое счастье в лице Бренды им досталось. Связи кратковременные, отношения не строятся. Ее бросают постоянно, и она вновь и вновь ищет свой идеал. Так, от одного мужчины к другому, Бренда доживает до сорока двух лет одинокой и несчастной. К Джону на прием она ходит около семи лет, и это говорит о том, что сеансы не очень помогают. В случае с Брендой нужен психиатр на эпизоды декомпенсации. Но это и тот случай, когда к психиатру добровольно не пойдут, и тогда психотерапевт смотрится неплохим компромиссом – своего рода, смотрящий за тем, чтобы Бренда не натворила очередной глупости. Джон тот, кто вовремя направит ее к психиатру, едва заметит нарушения в поведении. А пока легкая корректировка два раза в неделю. Бренда работает офис-менеджером в консалтинговой компании, живет в престижном районе и любит пройтись по дорогим бутикам. У нее нет детей, с родителями отношения не поддерживает. Много поверхностных знакомых и нет ни одной близкой подруги. Бренда, заключает Шерлок, понимая, что ошибся с первым впечатлением, несчастная молодящаяся женщина страдающая конверсионным расстройством. Шерлок читает последний лист из папки Бренды, где сообщается, что каких-либо пересечений с погибшей три года назад Мэри Морстен не выявлено. Невеста Джона, понимает Шерлок. Мэри Морстен – невеста Джона Ватсона. Шерлок смотрит в окно на Джона, который упорно продолжает находиться в комнате, где произошло убийство, что-то рисует в блокноте, иногда задумчиво поглядывая в сторону окна. Почему он не уходит? Чего ждет?

Со следующей фотографии на Шерлока смотрит добродушный толстяк в очках. Мэлори Уорд, читает Шерлок его имя. Сразу всплывают прошлые наблюдения за ним и Джоном – маменькин сынок, какой-то скучной профессии, вроде страхового агента, закомплексованный и зажатый скромник. Шерлок открывает историю болезни – так и есть, психостеник, попавший в поле зрения психиатра после эпизода аутоагрессии, когда пытался порезать себе вены. Выписан с диагнозом расстройства адаптации с нарушением эмоций поведения у психостенической личности. Психиатр характеризует его как человека неуверенного, зависимого от властной матери, и рекомендует коррекцию поведения у психотерапевта. Джон работает с ним больше шести лет и за этот период добился неплохих результатов – Мэлори съехал от матери, достиг кое-каких успехов на работе (Шерлок почти угадал, он работает торговым представителем) и держится на плаву благодаря регулярным сеансам психотерапии. Но, судя по всему, ситуация довольно зыбкая, и более-менее налаженная жизнь Мэлори может пошатнуться в любой момент (сокращение на работе, отказ девушки пойти с ним на свидание, шантаж матери), и в результате он может опять столкнуться с реактивной невротической депрессией, которая неминуемо выльется в очередную попытку суицида. Шерлока невольно передергивает – бедный Джон, как он терпит таких типов? Разве приятно копаться в их душевных метаниях? В чем смысл сеансов вообще, если плод титанических усилий столь мизерен и неустойчив? Джону больше подошло бы быть военным хирургом. При мысли о нем, одетом в военную форму, Шерлока затапливает щемящее чувство теплоты и легкой грусти. Не удержавшись, он бросает взгляд в сторону окна на противоположной стороне Бейкер-стрит.

Джон сидит в кресле, вытянув ноги и закрыв глаза, держит в руках пульт. Шерлок хмурится – почему Джон все еще в ЭТОЙ комнате? Не сдержавшись, берет свой блэкберри и набирает домашний телефонный номер Джона, поскольку помнит, что мобильный телефон забрали люди Лестрейда. Джон в кресле шевелится, стряхивает с себя оцепенение богомола и выходит в холл, закрыв за собой дверь. Гудки в трубке прерываются, и Шерлок слышит чуть хрипловатый голос Джона:

- Слушаю вас, здравствуйте.

- Здравствуйте, доктор Ватсон, - приветствует его Шерлок. – Это ваш наемный сотрудник беспокоит.

- Узнал, - Шерлок слышит, как Джон улыбается.

- Тогда скажи, какого черта ты сидишь в ЭТОЙ комнате? Там несколько часов назад убили твою помощницу, а ты как ни в чем не бывало продолжаешь там сидеть? – сурово вопрошает Шерлок.

- Откуда ты… - удивленно бормочет Джон. – Постой, ты что, подглядываешь за мной? – в голосе слышится явное возмущение.

- Не подглядываю, а приглядываю, - поправляет его Шерлок, тоже улыбаясь. – Так почему ты торчишь в ЭТОЙ комнате с тех пор, как я ушел? Сходи книгу послушай, отдохни, поспи… Мне вот почему-то кажется, что ты как тот мазохист, ковыряешь свою болячку, не даешь ей зарасти, чтоб не забыть…

- Шерлок, - прерывает сердито Джон, - я просто слушаю музыку. В ТОЙ комнате у меня чудная стереосистема. Я расслабляюсь. Что еще мне прикажешь делать? Клиенты на сегодня отменены, сосредоточиться на тексте не могу. Музыка – вот мое успокоение. И отстань, наконец. Веди свое расследование и не лезь ко мне.

- Джон, - Шерлока не так-то легко сбить с намеченного пути, - а мне кажется, что ты лукавишь. Ты определенно нервничаешь. К чему тогда эти разговоры с Игорем? Ненормально говорить с рыбой!

- Кто бы говорил о нормальности, - обижается Джон и тут же спохватывается: - Ты все же подглядываешь! Прекрати лезть в мою жизнь!

- Не подглядываю, а присматриваю, - снова поправляет его Шерлок, веселясь. – Давай, взбодрись, сходи и выпей чаю. Прими снотворного, наконец, и поспи.

- Да, мамочка, - рявкает Джон и бросает трубку, а Шерлок изумленно смотрит на телефон, осознавая, что только что опять проявил навязчивую, несвойственную ему заботу.

Заботу о другом человеке. Шерлоку действительно не безразлично, поел Джон или нет, спал он или не спал, гложут его страхи, сомнения или нет. Шерлок проводит дрожащей рукой по лицу, не понимая, что с ним происходит. Неужели, все дело в чертовом влечении? Будь проклят этот личный интерес. Дверь в комнату открывается, Джон уверенно проходит к окну и замирает напротив Шерлока, приложив ладони к стеклу. Некоторое время Шерлоку кажется, что Джон смотрит на него. Шерлок нашаривает оптику на полу и подносит бинокль к глазам. Нет, взгляд Джона слеп и расфокусирован, но на губах блуждает легкая улыбка. Он что-то говорит, шевеля губами, а затем показывает левой рукой Шерлоку средний палец.

- Придурок, - бормочет Шерлок, невольно улыбаясь, - как есть придурок.

Джон возвращается в кресло, играется с настройками на пульте и через открытое окно в воздух проникает тонкой нитью едва слышная лиричная баллада Дебюси. Шерлок качает головой, возвращаясь к чтению принесенных Майкрофтом папок.

Фото рыжей тридцатишестилетней Делайлы Келли Шерлок пренебрежительно отбрасывает в сторону, быстро листая содержимое папки. Заключение психиатра, выписка из больницы, характеристика из школы, несколько приводов в полицию, скандалы, аморальное поведение в публичном месте… Да, по крайней мере, по поводу Делайлы Шерлок не ошибся – все в точности – расторможенное сексуальное поведение. Делайла меняет любовников и любовниц довольно часто, является постоянным членом нескольких приватных клубов, где предоставляют сексуальные услуги. Обеспокоенные родители не раз пытались пристроить любимое балованное чадо в частную психиатрическую клинику, но всякий раз чадо сбегало, проявляя дикую изобретательность. Единственное, на что она в итоге согласилась, это сеансы с доктором Ватсоном, которые она посещает в общей сложности уже пять лет. Потому-то три года назад, когда Джон ушел из консультации, родители Делайлы сделали все, чтобы доктор не бросил их дочь и продолжил сеансы уже частным образом. Среди информационного шлака, добытого людьми Майкрофта, внимание Шерлока привлекает несколько мутных фотографий, сделанных, скорее всего, мобильником, на которых Делайла в черных очках и вызывающе открытом черном платье сидит за столиком в кафе с какой-то светловолосой скромно одетой девушкой. На другом фото обе девицы за тем же столиком склонились друг к другу близко головами, на лицах заговорщицкие улыбки. На третьем фото девицы целуются. Для чего эти фото оказываются в папке, Шерлок понимает, когда переворачивает одну из них обратной стороной и читает надпись: Делайла Келли и Мэри Морстен, кафе «Черный кит» и дата четырехлетней давности. Шерлок подбирается, напряженно вглядываясь в мутное изображение Мэри Морстен, пытаясь понять, ее ли он видел в окне напротив за спиной Джона. Да, возможно, это она, цвет волос тот же, но возможно и нет. На фото волосы убраны в хвостик, а девушка, которую видел Шерлок, была с распущенными волосами, которые почти закрывали лицо. В груди шевелятся неприятные скребущиеся чувства – Мэри Шерлоку не нравится. Она, определенно, лгунья. Если посчитать, то в дату, когда были сделаны фотографии, она уже встречалась с Джоном. Однако Джон ни разу не упоминал, что у Мэри были отношения помимо него. В голове тут же складывается неплохая версия виновности Делайлы, но версия – всего лишь версия. Чтобы сделать заключение о ее виновности, нужна, как минимум, личная встреча. Вряд ли Джон согласится свести их вместе. Шерлок еще раз тщательно изучает содержимое папки, прежде чем отложить в сторону, а затем задумчиво смотрит в окно, барабаня пальцами по подлокотнику кресла.

32
{"b":"569132","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Гадкая ночь
Радзіва «Прудок»
Слепая вера
Кради как художник. 10 уроков творческого самовыражения
Эусоциальность
Как управлять хаосом и креативными эгоистами
Трудные люди. Как с ними общаться?
Женщина, я не танцую
Стань лидером рынка! Техники ниндзя для революции в вашей нише