ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Девушка в тумане
Тайна дома Морелли
Из космоса с любовью
Сумма биотехнологии. Руководство по борьбе с мифами о генетической модификации растений, животных и людей
7 навыков высокоэффективных людей. Мощные инструменты развития личности
Струны волшебства. Книга вторая. Цветная музыка сидхе
Любовь к себе. Как справиться с эмоциональным выгоранием и получить все, что вы хотите
Уборщица. История матери-одиночки, вырвавшейся из нищеты
С небес на землю

- …какого надо было выпендриваться? – кричит на него Шерлок. – Что, так лавры победителя хотелось получить? Я же предупредил, идет охота за пилотами, алюмни не зря сюда слетелись, как пчелы на мед. Ну, понятно же, что подстроят ловушку, ну так трудно было своими мозгами рыбьими пораскинуть… - если в целом к критике Джон относится нормально, то на рыбьи мозги искренне обижается.

В это время Шерлок продолжает ощупывать и осматривать его, но Джон не желает иметь с ним более ничего общего. Оттолкнув руки сфинкса, он пытается сесть, но голова кружится, а к горлу подкатывает тошнотворный спазм. Джон едва успевает перевернуться на бок, когда его выворачивает овсянкой, тостом и апельсиновым соком. Гордо проигнорировав батистовый платочек, протягиваемый Шерлоком, Джон утирается грязным и рваным рукавом собственного комбинезона – во рту кисло, на душе гадостно. Стараясь не замечать Шерлока, Джон скашивает глаза в сторону, боясь лишний раз потревожить голову и вызвать очередной приступ рвоты – похоже, при падении он заработал сотрясение мозга – наименее плохое, что могло случиться. Картина потихоньку начинает проясняться – рядом с тем местом, где обосновалось тело Джона, грудой покореженного металла лежит его кар, мир праху, вокруг гребни скал и прочие острые выступы скалистых пород – вокруг одни сплошные скалы. Джон в шоке – уцелеть при падении было практически невозможно, но ему удалось, даже без особых повреждений – сотрясение мозга не в счет. Шерлок уже не ворчит и не ругается, просто устало сидит рядом на корточках и оглядывается с, наверняка, не менее удивленным видом, чем у самого Джона.

- Здесь аномалия, железо притягивает, - объясняет Шерлок, яростно расчесывая запястье под браслетом, и показывает фокус, достав из кармана монетку и подкинув в воздухе – она по кривой дуге на большой скорости врезается в место падения кара Джона. – Ты должен был погибнуть. Что-то затормозило падение.

Джону трудно говорить, но он все же выдавливает из себя:

- Наш с Мюрреем ускоритель – годится для последнего рывка по прямой, маленькая хитрость.

Шерлок кивает:

- Эта хитрость спасла тебе жизнь.

- А ты как тут оказался? – интересуется Джон, вообще-то он обижен, но любознательность обиду перевешивает.

- На трассе шел следом. Видел, как тебя оттолкнуло энергетическое поле, успел свернуть и дальше пытался не потерять из виду. Когда понял, что ты нарвался на аномалию, тут же посадил кар (жесткая была посадочка, на скалы), и добирался пешком. Ты пролежал часа два. Как себя чувствуешь? – в его голосе Джону чудятся нотки беспокойства.

Прислушавшись к своему телу и пошевелив руками и ногами, Джон констатирует:

- Вроде все цело, только сотрясение.

- Значит, идти можешь, только осторожно, - заключает Шерлок. – Поднимайся, надо срочно сматываться.

- Почему? – тупо интересуется Джон, мысль о том, что сейчас придется встать, вновь наполняет его тошнотой.

- Потому что скоро здесь появятся алюмни. Мой кар они обнаружили полчаса назад, датчики показали проникновение чужих, через полтора часа они будут здесь, если не раньше, - Шерлок бросает взгляд на свой широкий многофункциональный браслет, закрывающий татуировки на запястье. – Мы же не хотим в плен? Поднимайся, Джон, - очень осторожно он обнимает Джона одной рукой за поясницу и тянет на себя, делать нечего, приходится встать. – Главное перевалить вон за тот гребень, если верить карте, там много пещер и ущелий, можно будет укрыться и дождаться ночи. Доживем до ночи, считай, спасены.

Джон удивленно моргает, не понимая, почему надо прятаться и ждать ночи.

- А послать сигнальную ракету нельзя? – интересуется он. – Наверняка меня уже ищут. Жаль, при таком падении чип разбился, с ним нашли бы быстро.

- Нашли бы быстро, - соглашается Шерлок, - только вопрос, кто. У алюмни все организованно лучше, чем у поисковиков соревнований. Вставай, надо идти.

Джон с трудом поднимается, опираясь всем весом на Шерлока, голова гудит и кружится, тошнота плещется на уровне горла.

- Кто они такие, эти алюмни? – шепчет Джон, делая первый шаг. Губы пересохли, и очень хочется пить. – Расскажи, я мало что помню о нашей последней встрече, только в общих чертах.

- Если будешь двигаться, расскажу, - сердито обещает Шерлок, - давай, вот тут можно пройти, пока не сложно.

Джон начинает карабкаться в сторону гребня, который указал Шерлок, цепляясь за выступы и острые камни (снизу его страхует и направляет сфинкс), одновременно стараясь не пропустить то, что тот рассказывает – кажется, информация важная. Где еще можно услышать все из первых уст? Вряд ли секретная служба будет с ним откровенничать, а Шерлок, похоже, работает на свою разведку, слишком уж у него любопытные навыки и задания. Сфинксы – осведомленные ребята, и если кто-то из них решает поделиться информацией, стоит внимать, не перебивая. Джон и внимает, не забывая карабкаться вверх.

- Итак, алюмни… - Шерлок вздыхает, поддерживая Джона. – Начать рассказ стоит, пожалуй, с события двухвековой давности, когда на границе внешнего мира, в районе ее восточных окраин, недалеко от небольшой аграрной планеты Хо-Кан, при невыясненных обстоятельствах был найден челнок с десятком беженцев. Рукой вон за тот камешек ухватись. Рассказать о себе они ничего не могли, кто такие, откуда – словно амнезия внезапно поразила всех одновременно. Вели себя скромно и все, что просили, это предоставить убежище после положенного карантина. Ногу вот на этот выступ и дальше дотянись вон до той штуковины, молодец, я держу. Хо-Кан дал им кров и стал новым домом. Вот только повели они себя не как гости, а скорее как тараканы. Черт, Джон, держись крепче, этот камень в качестве опоры подойдет, вперед. Да, так вот, о тараканах… Очень уж они быстро расплодились, не в плане физическом, а скорее в плане властителей дум, расселили свои знания (и откуда они взялись в их амнезированных головах) по чужим умам, принялись посвящать в свою веру доверчивых аборигенов, убеждать и наставлять, превращая в себе подобных тараканов и именуя себя клан алюмни. Джон, осторожнее, ногу сюда, руку туда, теперь можно. Продолжаю. Алюмни не торопились и действовали осмотрительно, поэтому за два века слух о них до центрального мира так и не дошел. Так, парень, просто дыши, через нос. Молодец. Теперь можно двигаться. Алюмни действовали по принципу тайного общества и хранили секрет своего существования, постепенно проникая в сферы деятельности финансистов, экономистов и ростовщиков. Джон, мне нужно, чтоб ты дотянулся вон до того выступа. Да, вот так, молодец. Продолжаю. Получив в свои руки такие нити управления, как финансы, они смогли подобраться к политикам, купить любовь народа. Так на Хо-Кане произошла первая революция. Но на самом деле, алюмни не так страшны, как те, кто стоят за ними. Всего лишь горстка фанатиков, ожидающих прихода своего мессии. Они всего лишь адепты, одни из многих. Есть еще и секта радости на Зуласе, и орден серых Ра-Кана, и братство крестоносцев Та-Кана, и много кто еще, кто внезапно обрел власть. Как по-твоему, что за волна цветных революций прокатилась по внешнему миру в позапрошлом году? Джон, будь внимательней, еще чуть-чуть осталось. Не смотри вниз. Да, вот так. Двигайся. Итак, смена власти. Спроси у своего отца, если мы выберемся, почему утрачиваются вековые связи с некогда дружескими правительствами? Потому что у власти находятся уже другие люди. На одной планете, на другой, на третьей… К концу прошлого года практически во всем внешнем мире к власти пришли представители разных течений и конфессий, сект и тайных обществ… Джон, тебе плохо? Все нормально? Отдохни немного. Теперь вперед. Я рассказываю, рассказываю… Ни одна революция не может быть успешной, если ее не спонсируют. А все цветные революции, начавшиеся как раз на восточных окраинах внешнего мира, оказались успешными. Сделай вывод. Джон, осторожнее. Сейчас просто отдохни. Чуть-чуть посидим и полезем дальше. Да, я продолжаю… Таких случайностей не бывает, за всем этим безобразием стоит кто-то неизвестный, кого мы пока не знаем. Этот кто-то все организовал и спланировал, слишком уж все упорядочено. На Зуласе первыми это поняли и назвали их нтога – чужаки. И, собственно, это прозвище за ними закрепилось. Их никто не видел, но все знают, что они есть. На них работают наши алюмни и прочие революционеры, но знаний о них нет. Подозреваю, они как-то воздействуют на своих адептов. Те же алюмни ничего не помнили из собственной жизни, но были напичканы этой своей ересью под завязку, будто кто-то стер их жесткие диски в голове и загрузил свою информацию. Эти нтога весьма могущественны в плане технологий. Боюсь, скоро их будут знать во всем мире. Ногу чуть левее, да, правильно. Рукой держись крепче. А сейчас они создают армию, хотя, по факту, уже создали. Для этого вербуют пилотов по всему миру, не гнушаясь воровства. На тебя, похоже, глаз положили. Поэтому мне пришлось участвовать в гонках. Подстраховать. Так и знал, что вляпаешься… Я не ругаюсь… Какие мы нервные… Вставай, давай, хватит отдыхать. Да рассказываю я, рассказываю. Хотя, больше пока и нечего. По моим данным, вот-вот начнется наступление на внутренний мир. Вот когда они, эти самые нтога, решат, что готовы, их армия сомнет внутренний мир, потом двинется на центральный и утопит нас в крови. Когда они будут готовы, нам всем будет очень плохо…

15
{"b":"569134","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Часть Европы. История Российского государства. От истоков до монгольского нашествия
Темная вода
Гувернантка с секретом
Тайные виды на гору Фудзи
Братство обмана
Как обычному человеку со средней зарплатой успеть в течение жизни стать миллионером
Даманский. Огненные берега
Девушка в тумане
Баудолино