ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Как же! На очередных учениях однажды попробовали проделать это упражнение. Результат был удручающим. Ни один из радаров включить снова так и не удалось. Чтобы магнетрон из ЗИПа (из запасного имущества) был постоянно готов к работе, его необходимо периодически «жестить», то есть включать и настраивать. А как же при этом с секретностью его частоты? Специально для настройки без излучения в РЛС делаются поглотители СВЧ мощности. Которые не должны выпускать излучение наружу. Которые не должны отличаться от антенны по нагрузке на передатчик. Которые тоже должны охлаждаться, чтобы отводить мощность передатчика в тепло. Все это и не просто, и громоздко, и дорого.

Разумеется, запись о проверке сделать много проще, чем саму проверку…

Амплитроны и иные передатчики на усилительных а не на генераторных приборах решают проблему смены частот куда более изящно. Меняется маломощный входной сигнал — меняется частота и форма мощного выходного импульса. И не надо заменять тяжеленные мощные приборы генераторов, отсоединяя каждый раз разъемы электропитания, трубы жидкостного охлаждения, воздуховоды воздушного охлаждения, волноводы СВЧ каналов. С усилительной цепочкой даже можно одновременно излучать несколько частот, рабочих, вспомогательных или ложных, чтоб окончательно запутать противника и вынудить его отказаться от прицельных помех, растянуть помеху по диапазону и тем самым максимально ее ослабить.

Уже говорили мы об автокомпенсаторах помех, которые принимая сигналы помех со специальных вспомогательных антенн позволяли вычитать, выдавливать сигналы помех из основного канала, сохраняя при этом сигналы от целей неизменными. А это эквивалентно увеличению мощности передатчика в десятки раз! Автокомпенсаторы были предложением, от которого нельзя было отказаться. Только что разработанные в военной академии ПВО и в институтах радиопрома макеты автокомпенсаторов доказали высокую эффективность этого метода борьбы с активными помехами.

В академии ПВО предложили использовать автокомпенсаторы и для борьбы с пассивными помехами в системе селекции движущихся целей — СДЦ. Для подавления пассивных помех нужно было задержать принятый радиосигнал на период повторения излучаемых импульсов, а затем помеху скомпенсировать, а сигнал сохранить. Оказалось, что это можно сделать практически на тех же устройствах, что использовались для подавления активных помех, а любая унификация упрощает и разработку, и изготовление, и эксплуатацию техники.

Чтобы не пугать заказчика сложностью преобразований и большим количеством нововведений, в отчете по аванпроекту модернизации комплекса на плакате с составом аппаратуры были зеленым цветом обозначены сохранявшиеся без изменения системы и блоки, желтым — заимствованные готовые решения и красным — то, что требовало новой разработки. Красного цвета было совсем мало на зелено-желтом ковре плаката.

Аванпроект приняли. Главным конструктором ОКР (опытно-конструкторской работы) утвердили начальника ОКБ завода, а Георгия — заместителем главного конструктора ОКР. К тому времени Георгий был назначен заместителем главного инженера КБ завода, а два титула замов дали ему уникальную возможность подписывать технические задания и документацию и за главного конструктора и за главного инженера, не докучая им, что также ускоряло время прохождения бумаг.

«Курган»

«Безумство храбрых — вот мудрость жизни!»

(М. Горький, «Песня о соколе»)

«Взявшись за гуж,

не говори, что не дюж!»

(Поговорка)

Это сейчас можно улыбаться над некоей высокопарностью эпиграфа. Это сейчас, оглядываясь на прошлое, становится слегка не по себе от предпринятого замаха. Есть чудный анекдот. «Вы умеете играть на скрипке?» — «Не знаю, ни разу не пробовал!». Вы умеете разрабатывать радиолокаторы? — Не знаем, ни разу не пробовали!

Нет, конечно, все было не настолько уж нахально. Был и опыт серийного освоения «Алатау», и разработка совместно с головным институтом нескольких модификаций комплекса, был и опыт других разрабатывающих предприятий. Но одно дело — наблюдать и даже участвовать в работе, когда основные решения принимают старшие товарищи. Они же и отвечают, ежели что не так. И согласитесь, другое дело — решать самому и отвечать самому тоже. А отвечать и в те еще поры иногда приходилось. Говорили, что когда Генерального конструктора системы ПВО страны, директора головного института автоматизированных систем ПВО вместе с его замом пригласили на нелицеприятную беседу в ЦК КПСС, то сам Генеральный конструктор надолго слег, а его заместитель буквально, а не в переносном смысле, потерял дар речи, и мог произнести только «Аа-аа-а…».

Совсем недавно, 1 мая 1960 года над Свердловском был сбит высотный самолет U2 американских ВВС, пилотируемый Пауэрсом. Совсем недавно, 27 октября 1962 года над Кубой был сбит такой же самолет разведчик. Кольцо военных баз по-прежнему окружало СССР. В США энергично разрабатывались и принимались на вооружение ракеты воздушного базирования, сначала типа Хаунд-дог, потом типа СРЭМ и СКЭД, потом крылатые ракеты, летящие на малой высоте, которые позже долбали Ирак, Федеративную Социалистическую республику Югославию и Афганистан. Баллистические ракеты — тоже грозное оружие. Но и авиацию никто никогда не списывал со счетов. Самолеты могут многое. После 11 сентября 2001 года, когда на экранах телевизоров самолеты врезались в небоскребы всемирного торгового цента в Нью-Йорке, это воочию увидели все. И война может быть не только ядерной… И есть еще много стран, где люди могут поднимать самолеты в небо…

Разные могут существовать доктрины противовоздушной обороны, мы уже касались этой темы. Можно вообще не создавать ПВО территории. Но слишком недавно кончилась война, где мы победили такой страшной ценой! Слишком сочувственно воспринимались слова одного из героев старого фильма, когда в почти окруженной немцами Москве он произносит: «Да что же перед войной товарищу Сталину не сказали, что у нас для армии оружия не хватает?! Да мы бы одни картофельные очистки ели, лишь бы у Красной Армии нашей все было!»

И вот в очередной раз настало время выбирать, что делать с заводским радиолокатором, с «Алатау». Выбор был. Можно было не ерепениться, не замахиваться на большую и сложную тяжелую работу (если б тогда еще и не то чтобы знали, но хотя бы предполагали, насколько тяжелую!) Можно было сделать небольшую модернизацию, встроить автокомпенсаторы активных помех, заменить, допустим, кабины на более новые варианты, как это было в предыдущей модернизации. А тем временем готовить производство к выпуску неприподъемного «Бештау». Пусть бы его делали в небольших количествах. Пусть бы он и работал бы только иногда. А больше ремонтировался. Но не путать карты вышестоящим инстанциям.

Так нет же! Да и как было удержаться, увидев подлинное пиршество идей, разработанных в лучших НИИ и КБ страны, в Минрадиопроме, Минэлектронпроме, Минсудпроме. Сколько проблем можно решить, каких характеристик добиться!

Разработка получила скромный шифр «Курган». Началась разработка документации. Началась одновременно с разработкой технического проекта, с изготовлением и опробованием макетов отдельных устройств. Надо было спешить, так как срок на всю работу был отпущен фантастически малый. Да и зачем бы большой? Подумаешь, небольшая модернизация дальномерной части комплекса. Высотомерная часть составляла от двух до четырех практически автономных специализированных радиолокаторов. Они были предназначены для измерения высоты целей после их обнаружения дальномерами кругового обзора. Высотомеры модернизировали на другом заводе изготовителе.

Но когда обнаружилась возможность удвоить мощность передатчиков дальномерной части, получить зону обзора в условиях помех, достаточную для уверенного обнаружения малоразмерных ракет «воздух-земля», (для чего собственно и заказывался «Бештау»), и попутно решить массу проблем, связанных с заменой аппаратуры на более стабильную, более простую в эксплуатации, более надежную — как было удержаться от того, чтобы эту возможность реализовать.

16
{"b":"569135","o":1}