ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
203 истории про платья
Солдаты Армагеддона: Призрак Родины
Дневник чужих грехов
До встречи с тобой
Дай лапу! Большая книга добрых историй
Как объяснить ребенку, что… Простые сценарии для сложных разговоров с детьми
Ни хао!
НЕ НОЙ. Только тот, кто перестал сетовать на судьбу, может стать богатым
Разводы (сборник)
Содержание  
A
A

Над цифровыми системами уже начали работать почти все разработчики радиолокаторов, но их работы пока значительно отставали от москвичей, накопивших уже практический опыт создания и испытания цифровых систем обработки. Грех было не учиться этому опыту, не использовать его. В инициативном порядке Георгий со своими новыми товарищами занялись разработкой своего варианта цифровой системы обработки радиолокационных сигналов, в котором попытались совместить мощные теоретически рассчитанные алгоритмы москвичей и многолетний практический опыт работы с системами подавления пассивных помех.

Важная ли это была проблема? Да уж куда как важная! Ведь все назначение радиолокации — увидеть противника как можно раньше. Противник сначала стремился подняться как можно выше, но радиолокаторы стали мощнее, и высота перестала его спасать. Тогда противник спустился на предельно малые высоты. В сочетании с малыми размерами крылатых ракет, в сочетании со средствами снижения отражающей поверхности этот прием оказался сверхмощным способом преодоления противовоздушной обороны. Во-первых, мешающие отражения самой различной, и даже не всегда понятной природы, с трудом поддаются устранению с экранов, и их остатки сильно мешают обнаружению малоразмерных целей. Во-вторых, напомним, что земля круглая, и цель при высоте полета сто метров выскакивает в зону прямой видимости где-то на сорока километрах от РЛС, и тут раздумывать совсем уж некогда, счет идет на секунды! Увидеть внезапно появившуюся цель среди многочисленных остатков легче на испытаниях, когда и момент ее появления и ожидаемое место ее появления известно заранее. И совсем другое упражнение, когда ничего этого не известно. Да еще и аппаратура подавления помех работает не лучшим образом, как это бывает нередко, очень нередко. Вот тогда и случается то, что случалось в Югославии, в Афганистане, в Ираке… Это вам не на учениях!

Цифровая техника позволила замахнуться еще на одну задачу — задачу создания унифицированной системы обработки, способной работать в различных радиолокаторах ПВО. Актуальна ли была такая задача? Теперь, спустя тридцать лет, ясно, насколько актуальна. Сильно актуальна. Теперь никто уже не сомневается, что тотальная замена всех старых радиолокаторов ПВО на новую технику оказалась супер сложной задачей, супер дорогой, не приподъемной. А тогда сотни и тысячи радаров пытались осуществлять обнаружение низколетящих целей с помощью своей устаревшей ламповой аппаратуры.

И ребята решились. С молчаливого разрешения старшего военпреда горьковского завода в КБ спроектировали и собрали образец унифицированной цифровой системы обработки радиолокационных сигналов, получившей внутризаводской шифр — ЦСО «Стрела». Она способна была включаться в состав большинства типов РЛС, стоявших тогда, в конце семидесятых годов прошлого века, на вооружении советских войск ПВО. Причем практически без доработки других систем РЛС. Старая система защиты при этом просто исключалась. «Стрела» одновременно с защитой от пассивных помех и местных предметов устраняла любые импульсные несинхронные помехи, о которых мы говорили выше. В ЦСО автоматически включался режим защиты от пассивных помех, причем только в тех зонах, где такие помехи появлялись, а прежде оператор должен был постоянно отслеживать зоны возникновения помех и многочисленными ручками выставлять границы таких зон. Точно работающие цифровые алгоритмы убирали не только остатки от пассивных помех, но и шумовые помехи, в том числе и пульсирующие по уровню, позволяя обнаруживать цели и в условиях помех. Мало того, положительный опыт применения режима «Накопление» позволил сделать этот режим в ЦСО постоянно включенным. Такого еще не было в практике радиолокации! С оператора снималась задача выделения порогового сигнала среди собственных шумов приемника и внешних помех. Яркий стандартный сигнал четко высвечивался на экранах РЛС, а послесвечение индикаторной трубки на несколько обзоров оставляло след за отметкой от цели, что позволяло не только выделять движущуюся цель среди ложных остатков, но и сразу оценивать направление и скорость перемещения цели. Разумеется, все это было не просто, но цифровая техника позволила реализовать самые смелые алгоритмы. Почти на полтора десятка из них позднее были получены авторские свидетельства на изобретения. Талантливый подобрался коллектив, ничего не скажешь!

Однако весь прежний опыт Георгия подсказывал, что трудной будет судьба их детища. Легко ли будет коллегам разработчикам смириться с тем, что какое-то молодое, даже более молодое, чем на прежнем заводе Георгия, ничем не отмеченное КБ будет встраивать свою аппаратуру в их родную станцию? Ну и что от того, что они использовали опыт москвичей. Ведь даже москвичи из головного института не предлагали унифицированную аппаратуру для других РЛС. Они иначе решали задачу устранения остатков от помех, применив специальный сложный сигнал, и даже не пытались вводить режим автоматического обнаружения сигналов с помощью накопления. Сколько будет критики, сколько будет задано вопросов, сколько будет сомнений! Против замены на унифицированную систему будут не только серийные заводы, которым потребуется менять на ходу производство. Им же придется, если будет принято решение о перевооружении уже выпущенной техники на цифровую систему защиты, не только проводить встраивание этой системы в уже подизношенную матчасть, но заодно и ремонтировать эту матчасть в процессе доработок. Хлопот много, денег мало. Резко против будут НИИ и КБ, вовсю разрабатывавшие новые РЛС для замены старого парка. Им что ли встраивать «Стрелу» в свои разработки, многие из которых уже на выходе? Там у каждого свои системы. Так что же, соревнование устраивать, дополнительные сравнительные испытания? Представьте себя на их месте и скажите честно — вам это надо? Против будут и военные заказчики, которые заказывали новую технику, отстаивали в правительстве свои заказы, добивались их финансирования, принимали эскизные и технические проекты новых РЛС. Зачем им эти фокусы и авантюры? Все они будут критиковать «Стрелу», достанется и ее разработчикам, так, что мало не покажется!

Вы думаете, так все и было? Вы не угадали. Все было гораздо хуже. Аппаратуру «Стрела» постарались не заметить. Просто не заметить. Не было мальчика! Про все достоинства «Стрелы» Георгий подробно написал в отчете по очередной комплексной научно-исследовательской работе, в которой участвовали все радиолокационные НИИ и КБ, в работе, посвященной специально проблеме обнаружения низколетящих целей. Георгий предпослал своему отчету тот самый эпиграф из полного собрания сочинений В.И. Ленина, который открывает эту главу. Но даже Ленин не помог, и в ответ — тишина. Мертвая тишина — ни приглашений, ни обсуждений.

Ну, да ладно, это был все равно не худший из возможных случаев. Были еще неравнодушные люди в стране, если бы не они, не увидела бы «Стрела» жизни. Знакомые ребята из штаба радиотехнических войск ПВО страны разрешили без всякой огласки провести натурные испытания образца ЦСО «Стрела».

Махачкала — Баку

«Вы нас не ждали — а мы пришли!»

(Народная поговорка)

Испытания «Стрелы» разрешили провести в действующей воинской части ПВО, расположенной возле Махачкалы, на горе Тарки-Тау. Там на вершине, над крутым обрывом, на высоте восемьсот метров над уровнем моря жили воины-радиолокационщики, наблюдая за жизнью почти курортного города внизу. Дорога снизу вилась по склонам горы через знаменитый аул Тарки, где дал в свое время последний бой неукротимый вождь горцев Шамиль, тот самый аул, который изобразил на первой своей панораме великий и неутомимый художник Рубо. Радиолокационная позиция до мелочей напоминала Георгию точно такую же гору на другом, западном конце Кавказа, над Геленджиком, где решалась недавно судьба комплекса «Курган».

Вид на землю с вершины Тарки-Тау был похож на вид с самолета, все-таки восемьсот метров — это почти километр, да и Каспийское море чуть ниже уровня Черного моря. Правда, немного. С такой высоты на земле видно все: город Хасавьюрт, где базировался штаб дивизии ПВО, море и побережье, дороги и села, поезда, трактора и автомашины, телеграфные провода и мачты электропередач, валяющиеся на земле железки, холмы и пригорки. Все перечисленное, и вообще все, что находится на земле, и сама земля — все отражает излученные электромагнитные волны, которые потом принимаются радаром и попадают на экран, создавая мешающие засветки. Аппаратура, которую привезли на гору Георгий со своими товарищами, и должна была убрать мешающие засветки, сохранив отметки от движущихся целей. Встраивать ЦСО «Стрела» решили в РЛС метрового диапазона, ту самую замечательную станцию, разработанную на старом горьковском заводе, в соревнование с которым судьба втянула Георгия и его коллег. Вот и теперь судьба привела к сравнению новой цифровой системы защиты со старой системой, уже много лет служившей в войсках. Да добро бы новая система просто, без затей заменяла старую систему, выполненную на пресловутых потенциалоскопах. Так ведь ребята еще и замахнулись на решение задач автоматического выбора режима защиты, автоматического поддержания постоянного уровня так называемых «ложных тревог» — ложных срабатываний системы при воздействии разнообразных помех в самых разных комбинациях. Но и этого мало — не просто основным, но единственным режимом работы цифровой системы обработки стал, впервые в РЛС ПВО, режим автоматического обнаружения сигнала, с выдачей на экран оператора стандартной яркой отметки. На чистый экран! Не слишком ли круто для новичков? Да еще и предложить аппаратуру, не требующую периодической подрегулировки, не требующую замены элементов с ограниченным ресурсом работы, не требующую регулярного профилактического обслуживания.

36
{"b":"569135","o":1}