ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Такие случаи не удавалось объяснить какими-либо причинами, понятными из школьного курса физики. Все это наводило на мысли о разумном поведении какого-то «Нечто». Во время учений Черноморского флота складывалось впечатление, что кто-то прилетел контролировать происходившие на море события, и затем, убедившись, что это всего лишь обычное учение, успокоился и отбыл куда-то. Куда? В другое измерение? Или в другие пространства? Или в другие виды материи? Может быть, этот контроль происходит и на наших полигонах. Может быть эти отражения, принимаемые нередко за вражеские помехи, появлялись и во время локальных конфликтов, кто знает?

Случай над плотиной Горьковской ГЭС трудно объяснить без таких дополнительных предположений. Ни погодные условия, ни время года, ни ситуация не давали никакого повода для попыток связать эти аномальные явления с какими-нибудь физическими процессами в атмосфере. Редкое совпадение независимых друг от друга визуальных наблюдений и наблюдений радиолокационных, поведение радиолокационных целей, напоминающих осмысленную постановку помех, что это? Вопросы эти до поры до времени остаются без ответа…

Опять Кап-Яр

«Снова мне лететь на самолете,

Снова спирт гидролизный глотать!»

(Народное творчество)

«Снова мне сидеть в Капустном Яре.

Снова без жены! Снова без жены!»

(Там же)

Войска ПВО в конце концов не оставили без внимания цифровую унифицированную систему обработки — ЦСО «Стрела». Спасибо морякам! Были заданы две ОКР — опытно-конструкторские работы по встраиванию ЦСО в дальномеры радиолокационного комплекса «Курган» и в большую станцию метрового диапазона старого горьковского завода. В высотомеры встраивать решили другую цифровую аппаратуру, предложенную КБ высотомерного завода, похожую на «Стрелу», но другую, свою. Руководителями ОКР, главными конструкторами модернизаций были назначены разработчики в КБ на прежнем родном заводе Георгия и в горьковском НИИ, который был создан из КБ на старом горьковском заводе.

Разработанная этим КБ метровая РЛС оставалась гордостью советской радиолокации. Тысячи этих РЛС продолжали нести службу на радиолокационных постах ПВО страны, от севера до юга. Они прекрасно справлялись с задачами дежурства в мирное время, издалека обнаруживая любые цели. Даже малоразмерные цели и цели-«невидимки» с поглощающим радиоволны покрытием они обнаруживали уверенно благодаря своим огромным антеннам и особенностям метрового диапазона волн. Более длинная волна, по сравнению со станциями сантиметрового диапазона, создавала резонансное отражение от малоразмерных целей и делала неэффективными поглощающие противолокационные покрытия. Правда, в условиях применения противником активных помех эти станции слепли, и наступала очередь более мощных РЛС сантиметрового диапазона. Вместе те и другие вынуждали противника таскать передатчики помех на все диапазоны, что не так то просто, когда идет борьба за каждый килограмм веса на борту самолета.

Встраивание «Стрелы» в серийные РЛС не потребовало каких-то исследований, необычных или непроверенных технических решений. Это была, в общем-то, рядовая конструкторская работа, большая, но привычная. Пришлось затронуть массу документов, перечней, описаний, схем, технических условий и т. п. Был изготовлен опытный образец «Кургана», где вместо автокомпенсаторов и термостата с линиями задержки в техническом посту вдоль борта прицепа выстроились восемь «Стрел». Опытный образец отправился на знакомую позицию на полигоне в Капустином Яру.

В метровую РЛС ЦСО «Стрела» встроили в порядке доработки одной из дежурных станций, которая работала штатно на ближней площадке полигона и обслуживала полеты самолетов, вылетавших с соседнего аэродрома для всевозможных испытаний, постоянно проходивших на полигоне. С индикатора этой РЛС штурманы-авиаторы обеспечивали безопасность полетов, выполняя сопровождение и наведение самолетов, совершавших эти испытательные облеты. Для проведения сравнительных испытаний старую аппаратуру защиты от помех не трогали, а просто параллельно на отдельный индикатор вывели информацию после «Стрелы», поставили туда отдельную фотокамеру и посадили отдельного оператора.

Опять Кап-Яр, опять командировки, гостиницы, штабы, площадки. И испытания, испытания, испытания. Все по полной программе — на дальность, на высоту, на точность, на помехозащищенность, на надежность, на обнаружение маловысотных целей и т. д. Снова по утрам десятки автобусов с офицерами разъезжались по площадкам, аэродромам и пунктам внешнетраекторных измерений. Снова по всем точкам раздавалась общая команда: «Протяжка, протяжка! Двойная отбивка!» Включались фотокамеры и самописцы, работал полигон, шли испытания. «Стрела» не подводила разработчиков, все получалось на удивление гладко. Все характеристики РЛС со «Стрелой» соответствовали требованиям технических условий, как правило, с хорошим запасом.

Первый упор случился при испытаниях на обнаружение низколетящей цели. Ведь, собственно, ради этого и встраивалась цифровая система обработки в комплекс. Необходимо было не просто повысить эксплуатационные характеристики системы подавления помех, но и улучшить подавление мешающих отражений, причем так, чтобы не потерять полезные цели. Недостатки прежней системы дали о себе знать во время сирийско-ливанской войны. В знойной долине Бекаа возникли проблемы с обнаружением маловысотных целей. Экран РЛС очищался успешно, но и малоразмерные цели исчезали. Поэтому, на самом деле, упражнение по обнаружению низколетящих целей, было, пожалуй, основным. Какие бы замечательные свойства не демонстрировала цифровая система обработки, как бы ни проста была она в обслуживании, как бы ни была она надежна — но если ее использование ухудшает возможности обнаружения низколетящих целей, сокращает, например, дальность обнаружения таких целей — тогда едва ли стоит ее внедрять. Причем в случае низколетящих целей вес каждого потерянного километра очень велик, километров мало, время подлета цели измеряется несколькими минутами, даже секундами.

И вот тут-то начались проблемы. Именно нескольких километров на испытаниях по низколетящим целям не доставало. Дальность обнаружения не дотягивала до теоретически предсказанной и заданной в технических условиях. Не дотягивала немного, но… Опять пришлось Георгию заниматься в штабе детальным анализом результатов облетов, анализом данных внешнетраекторных измерений, анализом пленок фоторегистрации. Сначала несколько удивительным оказался тот факт, что летчики выполняли облеты при заданной высоте сто метров не повыше этой высоты, как это бывало прежде, а даже ниже, на высоте восемьдесят-девяносто метров. Видимо, за прошедшее время возросло мастерство пилотов. Однако этого уже было достаточно, чтобы потерять при обнаружении несколько тех самых недостающих километров. Но это было не все. Георгий еще помнил условия прошлых испытаний «Кургана». Он нечаянно обратил внимание на азимут, под которым заказывались полеты на малой высоте. Этот азимут немного, на полтора десятка градусов, отличался от того, под которым облетывались на малой высоте предыдущие комплексы на этой площадке. Зачем бы потребовалось менять азимут, писать новое полетное задание для летчиков? Сомнения заставили Георгия и его товарища Виктора подняться с теодолитом на горку, насыпной холмик, на котором стоял прицеп дальномера комплекса. Они «прострелили» азимут, заданный для маловысотных облетов. И что же?! Там, недалеко от горки, оказалась развернута связная антенна на растяжках! А любая помеха, естественно, сокращает зону обнаружения. Прежний азимут облетов был свободен от помех. Что-то надо было делать.

Была известна фамилия полковника, изменившего азимут облетов. А дальше было, как в известном анекдоте про товарища майора. Помните? В купе поезда, в те еще времена, оказались неудобные попутчики — спать пора, а они пьют, галдят, анекдоты травят всякие, политические в том числе. Гражданин вышел, заказал проводнику стакан чая, а сам, вернувшись в купе, наклонился к сетевой розетке и произнес: «Товарищ майор! Стакан чая в купе, пожалуйста!» Анекдотчики переглянулись, а тут входит проводник: «Вы чаю заказывали?» Примолкли, угомонились ребята, улеглись спать. Утром гражданин смотрит, — а попутчиков нет! Спрашивает проводника: «Где они?» «А их на следующей станции с поезда сняли». — «А я?» — «А товарищу майору Ваша шутка понравилась!»

41
{"b":"569135","o":1}