ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Моя любимая свекровь
Утиная семейка. Комиксы о родителях и детях
Лидер без титула
Холмс вернулся. Дело Брексита
Дневник стюардессы (сборник)
Теория большого сбоя
Проклятый отбор
Шоколад
Последнее семейство в Англии
A
A

- Что, давняя знакомая? – кивнул в сторону оставшегося за спиной борделя. - Твоя пассия? А как же невеста?

Я пожал плечами:

- Для солдата бордель - нормальное явление. Если не с проститутками, то тогда друг с другом придется удовлетворять естественные потребности плоти, а это армию разложит изнутри. Хотя, всякое бывало…

Шерлок остро глянул на меня:

- У тебя тоже?

- А сам как думаешь? – ответил я вопросом на вопрос. – Я ж живой человек, из плоти и крови. А наши хорошие отношения с Жасмин, что б ты там себе ни навоображал, проистекают из одного несостоявшегося скандала, когда я вовремя оказал одному сердечнику помощь и избавил ее заведение от больших проблем. И вообще, хватит обсуждать мою личную жизнь, я ж не спрашиваю тебя, девственник ли ты…

Шерлок опять покосился на меня:

- А ты спроси… - нет, каков наглец, еще и нарывается.

Я открыл было рот, чтобы действительно спросить, но передумал, останавливаясь перед кабаком.

- Пришли, - объявил мрачно, толкая дверь.

В кабаке было шумно, жарко и душно. Пахло пивом и жареным мясом. Мой желудок мгновенно напомнил о том, что давно не ел, громко забурчав. Шерлок рядом хихикнул. Я демонстративно отвернулся от него, проталкиваясь к столику у окна, тоже мне, будет он хихикать над солдатским желудком, но где-то рядом громко грянула конским ржанием подвыпившая компания, и мальчишка испуганно придвинулся совсем близко, едва ли не бедрами к моему тылу прижимаясь. Памятуя его прелести, член опять напрягся, чертов боевой конь, всегда готовый к подвигам и славе, а я сурово приказал ему воздержаться от любых инсинуаций в адрес мальчишки, одной рукой ухватил Шерлока за плечо, приобнимая, чтоб не отставал и чувствовал себя под моей защитой. Мальчишка заметно расслабился, даже притерся поближе. Мы добрались до свободного столика и заняли его, устраиваясь. Подошла служанка с подносом. Я попросил легкого эля, жаркое, хлеб и мясную нарезку. Мальчишка округлил глаза на мой аппетит, но слова не сказал. Пока ждали еду и выпивку, я решил сходить в удобства, которые заприметил на улице, взяв с мальчишки слова вести себя смирно и ни во что не ввязываться. Он клятвенно обещал, смотрел на меня своими удивительными глазами, будто насквозь видел, и обиженно сжимал губы. Пока шел до места назначения, проталкиваясь через подгулявших посетителей, думал о том, какие у него губы: нижняя, полная, порочная, верхняя, совершенная, фигурная, скулы - порезаться можно, шея - длинная, белая, а кудри… Тут я добрался до нужника и греховные мысли о мальчишке пришлось прервать. Пока делал свои дела, пока умывался в небольшой баньке по соседству, мысли и член потихоньку успокоились, и я нашел в себе силы вернуться назад. Ох, и зачем только уходил. Еще у входа стало понятно, что около нашего столика происходит что-то шумно-скандальное. Сердце заполошно застучало, я вмиг вспотел, испугавшись за мальчишку. Дурень старый, зачем оставил этот ходячий соблазн без присмотра в компании местных бандитов и пьяниц. Активно работая локтями, я пробивал себе дорогу, а когда, наконец, добрался, застал самый разгар скандала.

- Что ты мелешь? – орал чубатый детина, нависая над моим подопечным. – У меня верная жена! Мы второго ребенка ждем.

- Боюсь, ее представления о верности несколько отличаются от ваших, - невозмутимо ответил мальчишка, - а ваш второй ребенок, впрочем, как и первый, имеет больше отношения к местному пекарю, чем к вам.

- Да как ты смеешь! – бесился чубатый.

- Оставь его, Тимми, - на нем повисли двое щуплых мужиков, - он пьян, не понимает, что говорит…

- На вашем месте, я бы обратил внимание на старшего брата, он явно вас обкрадывает, ограничьте его доступ к общим средствам, и доход от дела сразу удвоится, - сказал между тем Шерлок одному, отчего тот побелел и выпустил чубатого, тут же рванувшего к Шерлоку с намерением впечатать его в пол.

Шерлок даже глазом не моргнул.

- А ну стоять, - рявкнул я, с замахом отправляя в нокаут чубатого, делая ногой подсечку одному и угрожающе двигаясь в сторону второго.

Народ вокруг зашумел, и я быстро поднял руки вверх:

- Все, инцидент исчерпан. Мы уходим! Уходим! – схватил за шкирку Шерлока и сунул в руки куртку, прошипев: - Одевайся!

Жаркое нам принести не успели. Я запихнул в сумку краюшку хлеба, завернул в полотенце мясо и бросил на стол пару монет. Шерлок все еще держал в руках куртку, явно собираясь пуститься в дискуссию с местными завсегдатаями, поэтому я, не сдерживая себя, тычками и пинками направил его в сторону выхода, не отставая ни на шаг. Когда, наконец, оказались на улице, я позволил себе чуть-чуть расслабиться. Застегнул куртку, надвинул на голову капюшон, закинул сумку на плечо и двинулся в сторону дороги, даже не посмотрев, следует ли мальчишка за мной. Шерлок вскоре догнал меня и пристроился рядом, то и дело поправляя сползающую на нос шапку.

- Ты сердишься, - выдал он гениальное умозаключение.

- Поздравляю, ты удивительно наблюдателен, - съязвил я. – Какого черта надо было устраивать балаган?

Шерлок пожал плечами:

- Этот рыжий пристал ко мне сам, звал за их стол угоститься по поводу рождения сына. Я и объяснил ему, что сын от пекаря.

- А промолчать, конечно, никак нельзя было? – вздохнул я, остывая.

Мальчишка посмотрел на меня как на идиота и ничего не ответил. Ладно, будем считать, инцидент действительно исчерпанным.

Мы довольно быстро свернули с главной дороги на узкую малохоженую даже местными тропинку. В сторону Гримпенской трясины не ходили торговые караваны, коробейники и прочий торговый люд, а жители малочисленных деревень, расположившихся в этом приграничном районе королевства, за благами цивилизации добирались самостоятельно. Еще при рассмотрении карты я приблизительно составил маршрут движения, планируя три ночевки в деревнях, которые стояли на нашем пути. Самым коротким переходом должен был стать текущий, поскольку вышли в дорогу внезапно из-за событий в трактире и довольно поздно. С небольшим количеством провизии мы могли позволить себе один серьезный привал и несколько пятиминутных остановок на покурить, при том, что сам я не курю категорически, ибо доктор и видел на трупах, чем эта гнусная привычка оборачивается для организма. На следующий день я собирался встать пораньше, запастись в деревне провиантом и двинуться в дорогу. Идти предстояло до вечера с двумя большими остановками и несколькими маленькими опять же на покурить. Мы должны были добраться до очередной деревни, где планировалось переночевать, снова пополнить запасы еды и, едва рассветет, двинуться в путь. В последнюю, согласно разработанному маршруту, конечную точку в непосредственной близости от трясины, предстояло подойти к темноте, переночевать в маленькой деревушке и начать прохождение трясины с утра пораньше. Может, удастся найти проводника. О том, что могло нас ожидать в Гримпенской трясине, старался не думать – слишком много слухов, а слухам я, старый солдат и прожженный циник, никогда не верил. Надо сказать, что решение идти в герцогство через Баскервильлэнд было, на мой взгляд, правильным. Всегда лучше прятаться в соседском огороде, если родня ищет тебя с собаками. Свой огород перероют и измором возьмут, а вот к соседям сунуться еще подумают, тем более, если там собака злая, да и сам сосед злобный пьющий тип с неизменным топором и матом на всю улицу. Себе дороже связываться с таким ради какого-то мелкого засранца.

Темп к первой остановке взяли довольно быстрый. Я шел с посохом, потому как нога опять беспокоила, привычно вышагивая по узкой расквашенной тропинке, глядя прямо перед собой и стараясь дышать в такт движению – известная практика опытного путешественника, когда сознание погружается в легкий транс, настраиваясь на общий ритм с физической составляющей человека. Однако на этот раз в транс погрузиться не удалось, потому что рядом шел Шерлок. Шел он легко, едва ли не подпрыгивая, вертел головой направо и налево, размахивал руками и трещал без остановки. Поначалу я пытался его игнорировать, но незаметно для себя увлекся. Голос у мальчишки был приятный, глубокий, с богатыми модуляциями, благородный такой голос, хорошо поставленный. Говорил он обо всем: о том, что видел, о том, что слышал, выдавал на гора массу ненужных сведений о совершенно посторонних вещах, задавал вопросы, не очень рассчитывая получить ответы (я и не отвечал) и говорил-говорил-говорил… Его вопросы касались окружающего мира: а что это за дерево, а почему тропинка петляет, а не пересекает равнину напрямик, долго ли идут дожди в этом регионе, что там за точка движется в небе, неужели птица так высоко залетела; меня: а почему я не ношу мундир, где служил, сколько раз был ранен, любил ли Мэри и прочие совершенно неожиданные и странные на мой взгляд. Из его болтовни, к которой я все же стал прислушиваться, у меня сложилось довольно любопытное мнение о нем. Мальчишка упоминал об охоте на фазанов, я сделал вывод, что семья его из высшего общества, ибо лицензия на отстрел фазанов в Белгравии, где эти птицы занесены в красную книгу, стоит очень дорого. По паре оговорок я понял, что он на дух не выносит нашего короля. Это было вольнодумство, и оно мне импонировало. Скорее всего, ничего противозаконного Шерлок не совершил, а бежал в герцогство по личным мотивам. Я предполагал какую-то романтическую историю, по которой влюбленные, разлученные друг с другом, должны были встретиться на нейтральной территории, ну или, на худой конец, просто сбегал от самодурства родственников. Мальчишка много читал и вообще имел обширные знания в точных и естественных науках, что выходило далеко за пределы аристократического образования. При этом в университете он не учился, следовательно, образование было домашним. Странно. Шерлок пребывал в хорошей физической форме, по крайней мере, пешее путешествие переносил легко и даже предложил помощь с моей сумкой. Я отказался, потому как свои вещи предпочитал нести сам и вообще принимать какую-либо помощь от юнца, за чью жизнь нанялся отвечать, казалось унизительным. Шерлок этого не понимал и периодически пытался у меня то сумку отобрать, то под руку поддержать, при чем то и дело повторяя, что на самом деле с ногой все в порядке, а хромота у меня в голове. Это было смешно, и мило, и раздражающе. На большой привал остановились строго по графику, в небольшой рощице. Я достал прихваченное из кабака мясо, разделил пополам краюшку хлеба, поболтал полупустой флягой. Расстелив на земле походный спальник, похлопал рядом с собой, призывая Шерлока сесть, и тот, настороженно поглядывая на меня, примостился на самом краешке. Выдав мальчишке его пайку, я флегматично жевал еду и смотрел на небо, размышляя, успеем ли засветло добраться до той самой деревни, к которой шли. Пока за нами не было никакой погони, и даже те трое сомнительных типов из трактира, которых я больше всего подозревал в желании догнать и наказать, пропали в туманной дымке за нашими спинами. Закончив с едой, я растянулся на спальнике, глядя в низкое осеннее небо и пролетающую клином в жаркие края стаю журавлей. Отчего-то стало себя жалко, вот я, никому не нужный израненный воин, без дома и родных, без цели и смысла жизни. Доведу мальчишку до герцогства, если по дороге не помру, заработаю денег и уеду на острова. Всегда мечтал сменить дождливый континентальный климат на солнечный экваториальный. Мальчишка непривычно молчал, отщипывая маленькие кусочки от хлеба, и бросал на меня странные взгляды, разбираться в которых было лень. Он мне никто, привязываться я не собирался. А что до реакции на него некоторых частей тела, то это просто физиология, с которой можно бороться. Я решительно закрыл глаза, позволив себе немного подремать. Как у всех солдат, привычка, выработанная годами, подъем ровно тогда, когда нужно, не подвела и в этот раз. Проснувшись через полчаса, обнаружил, что мальчишка, свернувшись калачиком, приткнулся под боком, доверчиво посапывая мне куда-то в подмышку. Подавив приступ нежности, я растолкал его и объявил о необходимости продолжить путь. Мальчишка, немного смущенный тем, что заснул столь близко от меня, подскочил и поспешно схватился за сумку. Собрав спальник, я привел себя в порядок, подхватил посох и двинулся вперед. К деревне подошли в сумерках, почти не выбившись из заданного графика. Я был собой доволен.

4
{"b":"569138","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Вафельное сердце
Волшебные миры Хаяо Миядзаки
Обратная сила. Том 1. 1842–1919
Пробуждение женщины. 17 мудрых уроков счастья и любви
Между нами океан
Трудные люди. Как с ними общаться?
Кто-нибудь видел мою девчонку? 100 писем к Сереже
Легкий способ бросить курить
Сбежавшая игрушка