ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Метро. Трилогия под одной обложкой
Специалист по выживанию
Тайная опора. Привязанность в жизни ребенка
Начало пути
История болезни, или Дневник здоровья
Пульс за сто
Жена в придачу, или Самый главный приз
Мой идеальный монстр
Жажда Власти 2

Когда Шерлок возвращается к Майкрофту, в груди вновь поднимается волна беспокойства. Это сродни какому-то шестому чувству или интуиции. Шерлок почти уверен, что в его реальности что-то идет не так. Майкрофт встречает его мрачный и виноватый, отчего сердце у Шерлока ухает куда-то в пятки. Ноги перестают держать, и он, словно подкошенный, оседает в кресло.

- Что случилось? – тихо спрашивает Шерлок. – Что-то с Джоном?

Майкрофт сердито хмурится:

- Он какой-то заговоренный, твой доктор, - ворчит брат, отчего Шерлока затапливает волна облегчения. – Не в том смысле, что смерть не берет, за это не поручусь, но он второй раз ускользает от меня, - Майкрофт раздраженно взъерошивает свою идеальную прическу. – С потерявшимся приказом дело темное, но Антея… Она профессионал, она лучшая! И что же, когда она прибывает на базу в Гармсере, где должен находиться доктор, его вместе с британским корпусом перебрасывают под Чахар Дар, где сейчас ведутся боевые действия. Ее передвижение из-за обострившейся ситуации приостановлено. Сейчас Антея торчит на американской базе в Гармсере и не может оттуда выехать. Боюсь, Шерлок, что к концу недели доктора вытащить оттуда не удастся, - Майкрофт виновато вздыхает.

- Постой, а что под Чахар Даром? – волнуется Шерлок. – СМИ ничего не сообщали.

- Это закрытая информация, - мрачнеет Майкрофт, - силы коалиции пытаются выбить оттуда талибов. Пока бои идут с переменным успехом. Как все некстати!

- Боже, - Шерлок бледнеет, сердце пропускает удар, - это значит, что Джона могут в любой момент убить? – голос предательски дрожит.

Майкрофт делает шаг к нему и подает стакан воды:

- Успокойся, Антея вылетит туда при первой же возможности, пока бои носят всего лишь позиционный характер, так, пристрелка, - отчего-то Шерлок не верит брату.

Он встает и медленно идет к двери, когда брат окликает его:

- Шерлок, - он запинается, словно еще раздумывает, говорить или нет, но все же решается и лезет куда-то в стол, - я тогда тебе не отдал, думал, лишнее напоминание. Думал, может, у тебя все перегорит, пройдет. В общем, вот, - он протягивает Шерлоку весьма потрепанную с бурыми пятнами засохшей крови сумку на ремне, в которой тот узнает сумку Джона, что была с ним на тех самых фотографиях из притона. – Он просил тебе передать, сказал, это подарок, - бормочет Майкрофт. – Прости.

Шерлок бережно берет сумку и прижимает ее к груди. Он понимает, что означает этот жест Майкрофта – отсутствие уверенности, что афганская авантюра закончится для Джона благополучно. Это война, а на войне, случается, убивают. Глаза дерет от подступающих слез, но Шерлок не позволяет им пролиться.

- Я поеду на Бейкер-стрит, - тихо говорит он брату, - сообщи мне, если будут новости. Я буду ждать там.

Майкрофт кивает, и Шерлок уходит. Он не может больше оставаться у брата – это слишком больно и невозможно. Шерлок не знает, что в сумке, но это от Джона и значит самое дорогое, что может быть. На Бейкер-стрит тихо и прохладно. Шерлок включает отопление, телевизор, зажигает свет и садится в одно из кресел в гостиной. Он еще долго медитирует на сумку, не замечая льющихся слез, а затем достает оттуда бумажный сверток размером чуть меньше гандбольного мяча. Под слоем бумаги Шерлок обнаруживает человеческий череп и улыбается сквозь слезы – никто, кроме Джона, не смог бы сделать подарок лучше. Шерлок прижимает череп к себе, баюкает его, не сводя глаз с экрана телевизора, где мелькают кадры афганской хроники.

- Только выживи, - твердит он еле слышно, непроизвольно сжимая тонкими пальцами пулю, еще один подарок Джона, - только выживи, только выживи, - забывается Шерлок лишь под утро тревожным чутким сном.

Четыре следующих дня он проводит в обнимку с черепом перед телевизором, не отрываясь от новостей. А на пятый приходит Майкрофт.

Майкрофт приходит в компании приятного седовласого мужчины в мятом костюме, которого представляет как Грегори Лестрейда. Шерлок с первого взгляда определяет, что он инспектор Скотланд-Ярда и находится с Майкрофтом в более чем дружеских отношениях. Губы кривятся в грустной усмешке. Хоть у одного из Холмсов все хорошо с личной жизнью. Майкрофт краснеет, и манит Шерлока пальцем на кухню.

- Антея вылетела в Чахар Дар, но, Шерлок, твой доктор опять улизнул – его отправили сопровождать раненых на американскую базу в Гильменд. Это хорошо, потому что ситуация в Чахар Даре обострилась. Небо закрыли для полетов. Антея опять не может вылететь, но в Гильменде пока спокойно. Дня два-три, и доктор будет в Лондоне. Я тебе обещаю, - шепотом сообщает Майкрофт. Шерлок не очень ему верит, но на душе становится чуть легче. – Послушай, я хотел попросить тебя о личном одолжении. Ты не мог бы помочь Грегу? – Майкрофт оглядывается на переминающегося в гостиной гостя. – У него дело безнадежное. Серийный маньяк. Полиция зашла в тупик. Не посмотришь материалы? Ты же любишь всякие загадки.

Шерлок вытирает тыльной стороной ладони ставшую хронической мокроту в глазах, шмыгает носом и кивает:

- Ладно, посмотрю. Хорошо.

Они возвращаются к инспектору, который смотрит на Шерлока дико и недоверчиво – вероятно двадцатилетний пацан с распухшим носом и прижатым к груди черепом производит странное впечатление. Но, похоже, он в отчаянии, потому что папку с материалами по делу отдает Шерлоку безропотно. Пока Шерлок, все еще не отпуская из рук череп, изучает бумаги, Майкрофт с инспектором пьют на кухне чай и о чем-то тихо переговариваются. Время приближается к полуночи. Шерлок сидит на диване с ногами, закутавшись в желтый плюш, сложив руки в молитвенном жесте, бумаги и фотографии по делу разбросаны вокруг веером. Майкрофт уже некоторое время тормошит брата, прежде чем тот откликается, неохотно фокусируя на нем взгляд.

- Уже поздно, Шерлок, Грегу пора уходить. Ты можешь чем-то помочь? – спрашивает он непривычно мягко, и надменность на секунду пропадает с его лица.

- Да, - медленно кивает Шерлок, - в целом картина преступления мне ясна. Но полиции придется провести еще один обыск у первой жертвы, чтобы получить доказательства или, вернее, просто покопаться в ее компьютере, - произносит он. – Первое убийство не относится к серии. Это случайность. Жертва готовилась к свиданию, надела красивое платье, привела себя в порядок, салон, макияж, педикюр-маникюр, ну, в общем, все как полагается. Смотрите на фото, - Шерлок тычет в лицо инспектора фотографии крупным планом рук и лица погибшей. – Дальше просто несчастный случай – пролитая вода из вазы (она ждала, что ей принесут цветы) на поврежденный провод ночника, короткое замыкание, удар током. Смерть.

- Постой, но цветы же в вазе были, - прерывает Шерлока Лестрейд. – Вон они, на фото.

- Никогда женщина не поставит в вазу цветы в обертке, это даже не оформленный букет, в котором бумага играет роль элемента декора. Получив в подарок цветы, женщина тут же освободила бы их от бумаги. Нет, тут другое, цветы в вазу поставил убийца. Воды-то в вазе нет. Бумага не намокла, - Лестрейд озадачено и как-то недоверчиво разглядывает фото.

- А ночник? Нет ночника с поврежденным проводом, - бормочет он, перебирая следственные фотографии.

- Убийца его забрал с собой, - терпеливо объясняет Шерлок, - следы от ночника на прикроватной тумбочке – вон круг более светлого цвета, свободный от пыли. И темное пятно на ковролине у розетки. Боже, что за идиот ваш криминалист! Это же очевидно!

- Андерсон! – сквозь зубы цедит Лестрейд. – Продолжай!

- Ну, дальше тут все понятно. Лежит красивая девушка в нарядной одежде, смерть в результате длительного воздействия током высокого напряжения, слабое сердце у жертвы. Вон медики в сущности все правильно написали. Итак, появляется наш убийца. Дверь открыта, ведь девушка ждала гостя. Заходит, видит картину, его переклинивает. Он поднимает вазу, ставит туда цветы, а потом просто насилует мертвую девушку. Ну или не насилует, тут мне сложно классифицировать его действия. После сексуального акта в слезах еще и душит ее. Забирает ночник, вытирает воду с ковролина, не до конца – пятно все же осталось. Забирает ночник, который выбрасывает в ближайшую помойку. Боюсь, вы его уже не найдете – раньше надо было думать, - в Шерлоке проскальзывает холмсовское высокомерие. - Все. Дальнейшие жертвы – повторение. Он заводит отношения с похожими на нее девицами, ухаживает, дожидается приглашения домой, приносит цветы (обратите внимание, все остальные вазы с цветами без обертки и уже с водой – жертвы ставят их туда сами), затем электрошокером вырубает жертву, насилует и душит.

38
{"b":"569139","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
За тобой
Гении и аутсайдеры: Почему одним все, а другим ничего?
Лекарь
С небес на землю
Зеркало Кассандры
Королевство Бездуш. Академия
Бесшумные путеводители. Как понимать и развивать свой ум на протяжении всей жизни
Попадать, так с музыкой
Глушь