ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Духовные законы богатства
Магия утра для высоких продаж
Любить считать. Как построить крепкие отношения на основе финансовой независимости
Игрушка демона
Искренне ваш Шурик
Берегитесь дедушки
На службе зла
Месть охотника на ведьм
Моя прекрасная ошибка

- Отец, я дома, - кричит он, и не получает ответа.

Они быстро поднимаются на второй этаж, и Виктор почти вталкивает Шерлока в ближайшую дверь. Комната, светлая, просторная, с широкой кроватью и набором разномастных подушек, письменный стол у окна, компьютер, книжный шкаф, встроенный шкаф для одежды, дверь в ванную. На стене пара плакатов с какими-то группами – Шерлок не следит за современной музыкой – не его сфера. Виктор скидывает куртку и сходу впечатывает Шерлока в веселенькие обои в цветочек, наваливаясь на него. Он целует властно, кусая губы, впиваясь в шею. Острая боль возбуждения пронзает Шерлока, отчего ему стыдно и гадостно. Виктор отстраняется, тяжело дыша, облизывает распухшие от поцелуев губы:

- Хочу, чтоб ты отсосал мне, - произносит хрипло, не сводя тяжелого взгляда с раскрасневшегося Шерлока. – Это просто, малыш, открой свой сладкий ротик, маленькая шлюха, - бормочет он словно в забытьи, - ты для этого ко мне пришел…

Шерлок отшатывается и испуганно смотрит на Виктора:

- А ты не хочешь зайти на минуту в ванную? – шепчет он, и, о чудо, Виктор слышит его.

- Что, такой брезгливый? – хмыкает тот. – Ладно, зайду подмоюсь, чистюля. А ты давай, раздевайся, у меня на тебя большие планы. Люблю девственников, - и напоследок проведя рукой по пылающей щеке Шерлока, стремительно исчезает в двери ванной комнаты.

Шерлок переводит дыхание, не веря, что получилось, быстро запихивает выбившиеся полы рубашки в штаны, возбуждение мгновенно спадает, и бесшумно открывает дверь. Выскальзывая в коридор, Шерлок лихорадочно соображает, куда податься. По-хорошему, ему нужна спальня или кабинет мистера Тревора. Все спальни наверху. Когда Виктор кричал отцу, смотрел в сторону гостиной первого этажа. Должно повезти. Два шага по коридору до следующей двери. Чуть приоткрыв дверь, Шерлок заглядывает, чтобы убедиться – попал куда надо. В темной комнате с двуспальной кроватью и огромным гардеробом пусто. Шерлок знает, что ищет – сейф. Возможно, он замаскирован под дубовые панели в стене, возможно, под ложный камин у западной стены, возможно, вообще спрятан в гардеробе. Быстро обходит комнату, ощупывая стены чуткими пальцами музыканта, ищет кнопки или рычаги, заглядывает за тяжелые портьеры, открывает дверцу гардероба, чтобы убедиться в собственной правоте – встроенный сейф скрыт за рядом вешалок с доисторическими костюмами, пропахшими нафталином. Замок незнакомый, придется повозиться. Шерлок начинает изучать устройство, просчитывая в голове возможные варианты кода, когда слышит скрип двери, а затем грозный окрик:

- Ты кто такой, паршивец? – а затем сухой щелчок взведенного курка. – Прочь от сейфа! Руки вверх!

Шерлок медленно поднимает руки вверх, делает шаг назад и плавно оборачивается. Невысокий седовласый мужчина в клетчатой фланелевой рубашке и шерстяных брюках, с проступившими на коже лица красными жилками капилляров, свидетельствующими о злоупотреблении крепким алкоголем, угрожающе целится в него из старой двустволки. От него и сейчас пахнет. Шерлок морщится.

- Что тебе надо? – рычит старик. – Воришка!

- Я не воришка, - отвечает с достоинством, - мне всего лишь нужно получить кое-какие доказательства.

Шерлок размышляет, стоит ли рассказать о своих догадках или лучше не злить человека с ружьем? На языке так и вертится история о том, как мистер Тревор, в прошлом моряк, плавал на судне «Глория Скот», пропавшем где-то в Тихом океане как раз во времена бурной молодости старика Тревора, наверняка изменившего свои документы после произошедшего. Что они перевозили, Шерлоку не удалось узнать, но груз, определенно, был ценный. Что случилось, с большой долей вероятности можно описать: бунт части экипажа, уничтожение офицерского состава, грабеж. По сути дела, старик Тревор, коли уж выжил в этой истории, классифицируется как пират. Со своей долей от награбленного ему удалось натурализоваться и осесть в Милтон-Корк, но память о тех временах все еще преследует его.

- Я все знаю о вас, - заявляет Шерлок, не сводя глаз с ружья, - вы погубили «Глорию»… - он хочет сказать, вы со своими подельниками утопили корабль вместе с экипажем, сбежали с добычей, вы не тот, за кого себя выдаете, но договорить не успевает, потому что старик Тревор вдруг начинает краснеть и задыхаться, хватаясь за сердце.

- Что ты творишь? – кричит врывающийся в комнату едва одетый Виктор, и старик заваливается на руки сына, двустволка выпадает из его ослабевших рук. – У отца больное сердце. Что ты ему сказал? – он торопливо расстегивает ворот рубашки, дрожащими пальцами вытаскивает из кармана пузырек с лекарством и просовывает в посиневший рот два белых шарика.

- Правду, - Шерлок отстраненно наблюдает за происходящим, в его представлении мистер Тревор – монстр, на совести которого не одна жизнь, - он погубил «Глорию», корабль на котором плавал в молодости. Я нашел в старых библиотечных подшивках это дело. Пропал целый корабль с экипажем и грузом. Твой отец…

- Глория – моя мать, - в отчаянии кричит Виктор, пытаясь как-то реанимировать собравшегося помирать старика, - она погибла в автокатастрофе. Отец был за рулем. Он не плавал на судах, работал механиком в порту, только и всего. Сюда мы переехали, чтобы все забыть. Да помоги же, наконец… Он же умирает!

Шерлок отмирает и бросается к мистеру Тревору. Дыхания нет, пульс не прощупывается. Как делать искусственное дыхание, Шерлок знает прекрасно (отец заставил их с Майкрофтом пройти курсы оказания первой помощи, сказав, что в жизни эти навыки когда-нибудь обязательно пригодятся).

- Беги за доктором, звони, делай хоть что-то, - шипит Шерлок, расстегивает рубашку мистера Тревора, оголяя волосатую грудь, и начинает делать непрямой массаж сердца.

Виктор срывается с места и куда-то исчезает, а Шерлок исправляет свои ошибки. Если мистер Тревор умрет, это будет исключительно его вина, поэтому Шерлок, не жалея себя, считает толчки на грудную клетку:

- Двадцать девять, тридцать, - два вдоха рот в рот, и снова: - Один, два, три, четыре…

Когда появляется местный врач, мистер Мюллер с саквояжем и фельдшер с дефибриллятором, Шерлок не чувствует рук, пот катится градом, волосы мокрые и всклокоченные. Виктор, бледный и трясущийся, следит за тем, как медики колдуют над отцом. Шерлок отступает в тень.

- Мы его забираем, - говорит врач. - Сейчас состояние стабилизировалось, но его надо увезти в Ноттингем. Там есть специализированная клиника. Совсем старик сердце запустил. Повезло, что юноша вовремя сориентировался. Молодец, все сделал как надо, - доктор жмет вялую руку Шерлока, - учись на врача. Ты ему жизнь спас.

Они выносят мистера Тревора на носилках, а Шерлок остается стоять посреди развороченной спальни. Виктор глядит на него с непередаваемой смесью отвращения и благодарности:

- Проваливай, заявлять на тебя не буду, но больше не попадайся на моем пути. И молись, чтобы отец не умер, сыщик… - он срывается вслед за докторами, а Шерлок все никак не может отмереть.

За окном слышится шум двигателя, громкие разговоры, хлопанье дверей автомобиля. Шерлок, наконец, стряхивает с себя оцепенение и подходит к окну, чтобы увидеть, как Виктор ныряет в скорую, за отцом. Машина срывается с места и исчезает в дымке вечного моросящего тумана. Очень медленно Шерлок спускается вниз, надевает пальто, запахивая на груди, потому что руки дрожат так, что не получается застегнуть пуговицы, и навсегда покидает дом Треворов. Он бредет по Милтон-Корк, ничего не видя и ничего не слыша вокруг, по какому-то наитию выбирая правильную дорогу домой, и только на своей улице осознает, что кто-то настойчиво преследует его. Очень неповоротливо, едва ворочая головой, Шерлок оборачивается и видит шагах в десяти Джона, в той самой клетчатой куртке, старых джинсах и смешной красной шапке. Джон смотрит на него, наверняка замечая и расхлюстанный вид, и растерянность самого Шерлока. Его глаза в ужасе распахиваются, и он отступает на шаг, возможно, делая неправильный –а почему собственно неправильный? – частично неправильный вывод. Шерлок вздыхает и поднимает руку, чтобы его удержать, но Джон отшатывается и просто сбегает. Это бьет Шерлока, как удар под дых, лишая кислорода и опоры. Пошатнувшись, он разворачивается и вновь берет курс на дом. Большой пустой холодный дом, с матушкой-алкоголичкой, вечно отсутствующим отцом, который может однажды не вернуться из своих опасных командировок, с заносчивым братом-политиком, проживающим в Лондоне и присматривающим за ними дистанционно. Матушка уже спит, письма Майкрофта множатся в геометрической прогрессии на столе в прихожей, водонагреватель сломался. Шерлок забирается под холодный душ и смывает с себя всю гадость и мерзость сегодняшнего дня. Он как всегда все испоганил, испортил своими руками. Едва не довел до смерти невинного человека, разочаровал и навсегда оттолкнул от себя Джона, позволил Виктору использовать себя, хотя, кто кого использовал – большой вопрос. Слезы все же проливаются из глаз, но Шерлок их даже не замечает. Он заворачивается в полотенце, пробирается в свою комнату и залезает в холодную кровать. Призраки прошедшего дня не дают уснуть и преследуют по пятам, мысли гудят в голове злобными пчелами и больно жалят, сердце болит похлеще, чем у мистера Тревора, только никакой массаж не поможет, разве что сердце совсем вынуть из груди. Ночь слишком длинная, слишком темная, слишком дождливая. Шерлок забывается сном только под утро и спит до двух часов дня, когда его будит приехавший из Лондона Майкрофт. Суббота. Шерлок в школу не идет.

13
{"b":"569140","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Путь джедая
Иоганн Кабал, некромант
Урок шестой: Как обыграть принца Хаоса
Не только детектив
Легкий способ бросить курить
Призраки Орсини
Чизкейк внутри. Сложные и необычные торты – легко!
Галактическая империя (сборник)
Волшебные миры Хаяо Миядзаки