ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Кради как художник. 10 уроков творческого самовыражения
Что скрывает кожа. 2 квадратных метра, которые диктуют, как нам жить
Дом последней надежды
Ночные кошмары!
Страшно только в первый раз
Достаточно ли мы умны, чтобы судить об уме животных?
Как разговаривать с девушками на вечеринках
Плохая девочка для босса
Чудо

- Но ты же все знал, когда приехал, - не верит Шерлок. – До мельчайших подробностей.

Майкрофт не может удержаться от самодовольной ухмылки:

- У меня в этом городе свои связи, а еще я умею наблюдать и видеть. Замечать детали и делать выводы. Задавать правильные вопросы нужным людям. То, о чем я говорил в машине. Мисс Марпл, помнишь? Ты попытался поиграть в детектива, но не освоил в совершенстве науку наблюдения, братишка. Все, что я знаю о тебе – мои выводы, ничего больше. Твоя проблема в эмоциях и чувствах. Они подводят, заставляют ошибаться. Избавься от чувств, и ты превзойдешь меня, - Майкрофт покровительственно смотрит на брата, и неожиданно для себя Шерлок ему верит.

- Ладно, посиди тут пока, нам надо переговорить с инспектором, может, удастся тебя вытащить, - Майкрофт поднимается, а за ним все время молчащий человечек с папкой.

Они уходят, а Шерлок опять остается в камере один. Он зябко ежится (пальто отобрали), думает о том, что научится наблюдать и делать правильные выводы, чтобы превзойти в этой науке брата, обязательно научится, если выберется из этой передряги. Он много о чем думает, но только не о Джоне и Мэри. Это – запретная тема, которой лучше не касаться, чтобы не сойти с ума, чтобы опять в голове не заиграла ужасная какофония звуков, и боль не накрыла с новой силой. Брат появляется только через час.

- Выходи, с тебя снимают все обвинения, - сообщает он.

- Что? Почему? – спрашивает Шерлок.

- Потому что я могу почти все, - самодовольно отвечает Майкрофт. – Пошли скорее. Мы уезжаем в Лондон. Матушка с отцом уже собирают вещи. Будешь учиться на дому. Наймем преподавателей, - сообщает Майкрофт.

Шерлок поднимается и идет за братом – спешка совсем ему не нравится. В коридоре Шерлок видит того самого сержанта, забиравшего его из дома, Лестрейда, кажется, а рядом с ним Джона. Джон смотрит на Шерлока во все глаза, у него дрожат губы, а лицо белое, но Шерлок старательно отводит взгляд и с непроницаемым лицом проходит мимо. Он очень боится, что Джон его окликнет, Шерлок не знает, как отреагирует, он впервые сталкивается с предательством дорогого человека. Ему не хочется бить Джона, не хочется с ним разговаривать, даже смотреть на него не хочется, и, возможно, Джон это понимает, потому что даже не пытается подойти.

У входа в полицейский участок стоит черная правительственная машина брата. Шерлок ныряет в нее, следом забирается брат и человечек с кожаной папкой. Брат протягивает Шерлоку пальто.

- На, накинь, а то замерзнешь, - и Шерлок послушно надевает.

Матушка и отец уже ждут их в нетерпении. Отец передает водителю скрипку Шерлока, свой кофр с сигарами и матушкины украшения в специальном чемоданчике, больше никаких вещей. По словам Майкрофта, остальное отправят в контейнере, он лично займется этим чуть позднее. Матушка и отец забираются в салон автомобиля, о чем-то взволнованно переговариваясь, а Шерлок не слушает их, прощаясь с Милтон-Корк. Он прожил здесь чуть больше месяца, но успел полюбить и возненавидеть. В нем борются два противоположных желания – поскорее уехать и остаться навсегда. Шерлок запирает чувства и эмоции, связанные с Джоном, в темной маленькой комнатушке, на которой выводит мелом: «Опасно! Не входить». Шерлок не знает, как будет жить дальше, но уверен, что будет жить, назло всем и каждому. С этого дня он снова станет прежним. Чувства – не его сфера. Шерлок смотрит сквозь залитое дождем окно на остающийся позади Милтон-Корк и не замечает, как слезы катятся по щекам.

========== Часть 2. Возвращение. ==========

Шерлок откидывает очередную газету, удовлетворенно прикрывая глаза, затягивается. Дым сигарет приятно наполняет легкие и просветляет разум. Что ж, сатисфакция получена, извинения принесены – миф о детективе-фальшивке развеян, репутация восстановлена. Усталость накатывает внезапно, заставляя почувствовать слабость и уязвимость. Два года скрываться, выслеживать сеть Мориарти, воскреснуть и не почувствовать радости – очень в духе Шерлока. Возможно, Майкрофт прав, и ему действительно нужно отдохнуть. Только, конечно, не в понимании брата – ни море, ни туристическая поездка, ни родительское имение. Шерлок знает, куда отправится, чтобы восстановить силы и здоровье. Он давно думает об этом, только все не решается рискнуть, всегда находятся важные и запутанные дела, на которые отвлекается с удовольствием, лишь бы не возвращаться в прошлое. Но, блуждая по Чертогам, Шерлок всегда останавливается перед маленькой неприметной дверью с меловой надписью и со страхом смотрит на нее, вновь ощущая себя потерянным и преданным подростком. Шерлок не хочет открывать эту дверь, не хочет, чтобы лавина прежних разрушительных чувств нахлынула и сбила с ног, но что-то притягивает его, и он всегда возвращается. В конце концов, Шерлок приходит к выводу, что все дело в незавершенности. В его прошлом осталось нераскрытое преступление, и это тяготит, не дает покоя. Любой гештальт должен быть закончен, убийство раскрыто, преступник наказан. Чтобы навсегда стереть с ни в чем не повинной двери корявую надпись мелом, нужно просто вернуться туда, где все произошло. Узнать, как все было на самом деле. Встретиться лицом к лицу со своими страхами, победить их и избавиться от хлама и пыли, которым набита комнатушка. В Чертогах нет места лишним вещам, а полезная площадь – своего рода дефицит. Шерлок придумает, чем наполнить комнату, когда она опустеет. Он с удовольствием сожжет все ее содержимое, и Чертоги вновь станут местом без запретов. Шерлок усмехается тому, как легко далось решение, но в душе понимает, что обманывает себя. Не в нераскрытом преступлении дело, и даже не в необходимости очистить Чертоги от посторонних мыслей, а в Джоне, только в нем. Шерлок придумывает себе оправдания, но на самом деле ему просто нужен повод. Повод, чтобы вернуться. Шерлок усмехается – быть честным перед самим собой – главное правило Холмса. Стоит признать, предательство Джона до сих пор больно ранит, значит, нужно вернуться, вернуться, чтобы понять, этот человек не заслуживает его сожалений, увидеть, каким он стал, как постарел, обрюзг, обзавелся детьми и пивным животиком. Пожалуй, это действительно лучшее решение. Пора избавляться от иллюзий. Ну а нераскрытое преступление – идеальный повод для единственного в мире консультирующего детектива. Что ж, стоит действительно наведаться в Милтон-Корк. Легко подскакивая, Шерлок идет собирать чемодан – не стоит откладывать в долгий ящик такое непростое решение. Главное, не говорить Майкрофту. Хотя тот все равно узнает, но лучше поздно, чем рано. Сигарета дотлевает до фильтра и обжигает палец. Шерлок шипит и роняет остатки в пепельницу.

Шерлок решает добираться до Милтон-Корк на машине. У него нет своей – для перемещения по Лондону всегда хватает такси и принадлежащих британскому правительству автомобилей. Поэтому приходится взять напрокат «опель астра» неброской расцветки, чтобы не привлекать к своей персоне излишнего внимания. Оформив все необходимые бумаги и заплатив требуемый аванс с кредитки Майкрофта, Шерлок покидает фирму по прокату автомобилей уже не на своих двоих. Некоторое время ему удается не думать о цели своего путешествия, лавируя в машинопотоке Лондона, но, выехав за город, он вновь ловит себя на неуемной потребности вспоминать. Шерлок честно сопротивляется, стараясь сосредоточиться на дороге, но понимает, что проигрывает в неравной битве за собственный мозг самому себе. Проложив путь не по основным магистралям, а по сельским объездным дорогам, Шерлок мучается некоторое время, пока не осознает, что соскальзывает в Чертоги. Тогда он просто останавливает машину посреди фермерских полей, черных по сию пору, и просто отключается от действительности, отправляясь в Чертоги. Замерев в нерешительности перед дверью с меловой надписью, Шерлок долго переминается с ноги на ногу, то прикладывая ухо к замочной скважине, то пытаясь хоть что-то через нее разглядеть. Желание открыть, наконец, дверь становится до такой степени невыносимым, что, наплевав на чувство самосохранения, Шерлок это делает, осторожно заглядывая в темноту. Сначала на него обрушиваются холод, запахи прелой травы, мокрого леса, псины и дешевого яблочного шампуня, затем шум леса, шелест дождя, далекий лай собаки, далее темнота рассеивается, и Шерлок замечает в глубине комнаты, набитой фотоальбомами, шестнадцатилетнего паренька в клетчатой куртке, красной шапке и стареньких джинсах, с рюкзаком за спиной и замерзшими покрасневшими руками, на которые он дышит, пытаясь согреть – здесь, и правда, адски холодно. Дверь скрипит несмазанными петлями, и паренек поднимает голову. Шерлок вздрагивает, узнавая Джона, хотя кто бы еще это мог быть, только он, это его тюрьма в Чертогах Шерлока. Джон тоже узнает его, и в глазах мелькает обида.

19
{"b":"569140","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Минуты будничного счастья
Призванная для Дракона
Мой ребенок слишком много думает. Как поддержать детей в их сверхэффективности
Калибр имеет значение?
Лечим «нечегонадеть» самостоятельно, или Почему вам не нужен «стилист»
Дорогой сводный братец
Должница
Рождественский детектив
17 Писем Любви каждой девочке, девушке, женщине