ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Счастье по-драконьи. Новый год в Академии
Продавец обуви. История компании Nike, рассказанная ее основателем
Чужая жена
Глушь
Два дня
Black Sabbath. Добро пожаловать в преисподнюю!
Камасутра для оратора. Десять глав о том, как получать и доставлять максимальное удовольствие, выступая публично.
Неправильная любовь
#они любили в интернете

- Шерлок? – он сует руки в карманы и делает шаг навстречу, но отчего-то замирает.

На лице застывает устойчиво обиженное выражение, он смотрит на Шерлока с вселенской печалью в глазах и молчит, даже не предпринимая больше попыток приблизиться. Возможно, это подсознание Шерлока не позволяет Джону двигаться, но все равно самому Шерлоку становится неловко, а непонятное чувство вины перед своим пленником терзает душу.

- Почему ты не приходил? – неожиданно спрашивает Джон тихим голосом. – Столько лет… Мне здесь не нравится, я не хочу тут находиться, забери меня, пожалуйста, - он сердито хмурится, стараясь не заплакать, но глаза предательски блестят.

И внезапно Шерлок понимает, что не может выдержать слез Джона, его тихого голоса и скорбного взгляда, ему придется либо шагнуть Джону навстречу, либо просто сбежать. Сердце стучит в груди, как сумасшедшее, почему-то становится трудно дышать, и тогда Шерлок выбирает второе, трусливо захлопывая дверь, чтобы больше не видеть этот понимающий, обиженный и такой отчаянный взгляд. Вынырнув из Чертогов, Шерлок медленно приходит в себя, отмечая, что прошло минут сорок, как он остановился. Невыносимо! Невыносимо понимать, насколько он все еще зависим от детских привязанностей и страхов, от прошлого, от проклятых эмоций. Хочется заорать, но вместо этого Шерлок делает пару успокаивающих глотков минералки и заводит мотор. Стоит положить конец этому мучающему кошмару раз и навсегда, а самый лучший способ – встретиться с монстром из кошмаров лицом к лицу. Столько лет убегать от этого, чтобы понять – побег не состоялся, Шерлок так и остался в Милтон-Корк.

Все тогда, семнадцать лет назад, завертелось стремительно. Майкрофт перевез семью из Милтон-Корк в фамильное поместье под Лондоном за одну ночь. Шерлоку нашли частных преподавателей и заперли там на долгих три года. Три года невыносимого затворничества, вынужденного бездействия и скуки. За это время Шерлок успел добиться больших высот в наблюдении, заложив первые азы в науку дедукцию, если не превзойдя, то хотя бы достигнув уровня Майкрофта. Теперь он никогда не повторил бы ошибок своих глупых расследований. Кроме того, стараясь развеять съедавшую его тоску и скуку, он увлекся синтезированием психотропных препаратов, и, как только достиг совершеннолетия, под предлогом поступления в университет навсегда сбежал из родного дома. Он больше ни разу не переступил порога поместья, даже когда хоронили отца на семейном кладбище в закрытом гробу, даже когда хоронили матушку через полгода (накачавшись бейлисом, она выпила упаковку валиума), даже когда Майкрофт устроил ремонт и потребовал от Шерлока участия в перепланировке дома. В это время Шерлок прожигал жизнь в наркоманских притонах, пытаясь убежать от чувства одиночества и пустоты в душе. Майкрофт несколько раз насильно засовывал брата в закрытые клиники, но Шерлок всякий раз сбегал. Отвязаться от наркотиков удалось случайно, когда Шерлок оказался на месте преступления и раскрыл дело для лондонской полиции. Руководство Скотланд Ярда предложило контракт, но выставило условие – никаких наркотиков, и Шерлок неожиданно для себя согласился. Избавиться от зависимости оказалось не так уж и сложно, нужно было просто найти нужную мотивацию, а работа с полицией захватила и позволила вытеснить прошлое с передовой в тыл. Единственное, что напоминало о давнем, это ночные кошмары, из-за которых Шерлок почти перестал нормально спать. Они преследовали с того самого эпического бегства всей семьей, и не оставляли по сей день. Но, по крайней мере, его работоспособность принесла свои плоды – Шерлок добился больших успехов как консультирующий частный детектив и получил широкую известность благодаря нескольким громким делам, раскрытым играючи, почти без участия полиции. А потом началась Большая игра, появился Мориарти, брат сдал брата, газеты запестрели заголовками «детектив-фальшивка», и Шерлоку пришлось изобразить собственное самоубийство, чтобы получить карт-бланш на уничтожение сети Мориарти. В этом вопросе братья Холмс вынужденно сотрудничали, что Шерлоку не доставляло никакого удовольствия. Он выдохнул с облегчением, когда смог вернуть себе собственную жизнь. Вот только эти два года самоизоляции показали одно – прошлое не отпускало, оно жило и медленно убивало Шерлока ночными кошмарами, невозможностью никому доверять, отсутствием в жизни близких людей и полному отрицанию эмоций. Убежав из Милтон-Корк в реальности, Шерлок продолжал там жить в своих страхах и снах, что нарушало целостность его личности и медленно разрушало. По крайней мере, он признал это и принял единственно верное решение – вернуться туда, где все начиналось. Чего хотел добиться, сам не знал, но для начала цель раскрыть давнее преступление казалась благородной (от Майкрофта Шерлок знал, что убийц Мэри тогда так и не нашли), а также являлась отличным поводом для возвращения и воссоединения с самим собой.

Майкрофт звонит, когда Шерлок пересекает границу графства. До Милтон-Корк остается совсем немного. В Ноттингемшире глубокая осень, ничем не отличающаяся от осени в остальной Британии, но Шерлоку она кажется особенно холодной и дождливой – чистой воды субъективизм.

- Привет, братец, какого черта ты забыл в Ноттингемшире? – за беззаботностью тона Шерлок слышит тревогу и даже испуг.

- Отдыхать еду, - отвечает он сквозь зубы, даже не скрывая неприязнь к брату.

- В Ноттингемшире самые глупые в мире были всегда доктора, - напевает Майкрофт, идеально правильно выводя простенькую мелодию. - Литературный уикенд? – пытается шутить он. – Тогда тебе стоило выбрать Хауорт, а лучше всего Торки…

- Что ты имеешь в виду? – Шерлок сердится, когда не понимает намеков брата.

- Паломничество по гулливеровским местам, сестры Бронте, Агата Кристи, - Шерлок непонимающе молчит, и Майкрофт вздыхает: - Понятно, удалил за ненадобностью. Школьная программа, Шерлок, ничего существенного.

- Литература, - пренебрежительно констатирует Шерлок, - ты прав, ничего существенного.

- Ты должен вернуться, - Майкрофт меняет тон с легкого на менторский, - там нечего делать.

- У меня есть незаконченное дело, - возражает Шерлок.

- Глупости, незачем ворошить прошлое, - сердится Майкрофт, - поворачивай назад, или я вышлю за тобой вертолет.

- Только попробуй, - предупреждает Шерлок. – Я вернул свою жизнь и больше не позволю тебе в нее вмешиваться.

- Ты не понимаешь… - начинает Майкрофт увещевать брата, но Шерлок просто отключает телефон, в волнении вглядываясь в дорожные указатели – Милтон-Корк вот-вот появится на горизонте.

Глубокая осень, как и тогда, семнадцать лет назад, плачет дождем, заметает листопадом и стирает годы, словно их никогда и не было, словно Шерлок никуда не уезжал. Милтон-Корк стоит таким, каким был когда-то давно, время не властно над ним - сердце Шерлока болезненно сжимается. Рука сама тянется к пачке сигарет.

Внезапно Шерлок понимает, что остановиться ему негде. Дом Майкрофт продал. Наверняка где-то в Милтон-Корк есть гостиница, ну или, по крайней мере, придорожный мотель, как самый последний вариант, но семнадцать лет назад Шерлок не интересовался их местоположением. Шерлок решает зайти на почту – там всегда можно получить любую интересующую информацию. Он паркует машину на площадке перед почтовым отделением и выходит, подняв воротник пальто – ветер тут же бросает в лицо пригоршню холодного воздуха. Внутри ничего не изменилось – та же конторка с тремя кассиршами, по мнению Шерлока, штат излишне раздут, некоторое время ему даже кажется, что это все те же женщины, которых он видел здесь раньше, но, конечно же это не так. На него обращают внимание, разглядывая с острым любопытством обычным для маленького городишки, и Шерлок отвечает взаимностью, оглядываясь. Ее он замечает сразу и некоторое время просто не верит своим глазам – не может так везти. Поначалу еще Шерлок сомневается, узнают ли его, все же столько лет прошло, но когда они встречаются глазами, сомнения пропадают.

20
{"b":"569140","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Язык жизни. Ненасильственное общение
Клан «Дятлы» выходит в большой мир
Вальс гормонов: вес, сон, секс, красота и здоровье как по нотам
Светлячок
Тридцатилетняя война. Величайшие битвы за господство в средневековой Европе. 1618—1648
Разумный инвестор. Полное руководство по стоимостному инвестированию
Эвермор. Время истины
Олимпийские игры
Ну ма-а-ам!