ЛитМир - Электронная Библиотека

В двери стоял высокий мужчина с волосами песочного цвета, в рубашке с короткими рукавами и плоским кожаным футляром в руках. Доктор Остриэн оказался худым, как щепка, человеком, со светлыми бровями и печальными глазами. У него были прекрасные длинные и изящные руки с отлично отполированными, но короткими ногтями.

– Доктор Остриэн?

Доктор кивнул, и на тонком горле слегка шевельнулся кадык.

– Странное время для визита, не так ли? Но вас так трудно поймать! Я частный детектив из Лос-Анджелеса, – представился я. – У меня есть клиент по имени Гарри Мэтсон.

Или доктору Остриэну было нечего бояться, или он научился скрывать свои чувства. Опять задвигался кадык, рука сжала футляр. Он взглянул вниз и произнес:

– Сейчас я не могу разговаривать с вами. Приходите утром.

– То же самое мне посоветовал Греб.

Упоминание имени Греба подействовало. Остриэн не вскрикнул, не грохнулся в обморок, но было ясно, что имя лаборанта для него не пустой звук.

– Входите, – хриплым голосом пригласил он.

В комнате находился черный стол и стулья из хромированной стали. Дверь в соседнюю комнату была приоткрыта. На смотровом столе только виднелась белая простыня и похожие на шпоры ступеньки. Из смотровой не доносилось ни звука.

На черной стеклянной поверхности стола лежало полотенце с десятком шприцев и отдельно кучка игл. В стерилизаторе, около стены кипятились еще иглы. Похоже, дело процветало! Пока высокий, худой доктор усаживался за стол, я успел заглянуть в стерилизатор.

– Как много игл! – заметил я, придвигая стул к столу.

– Какое у вас ко мне дело? – все еще хриплым голосом спросил доктор.

– Может, я смогу прояснить кое-что в деле о смерти вашей жены.

– Очень мило с вашей стороны, – спокойно произнес Леланд Остриэн. – Что именно?

– Я могу назвать имя убийцы.

Его зубы блеснули в странной улыбке. Доктор пожал плечами и произнес равнодушным голосом, будто мы обсуждали погоду:

– Это будет очень мило с вашей стороны. Я думал, что она совершила самоубийство. Коронер и полиция, судя по всему, согласились со мной. Но, конечно, частный детектив...

– Греб так не думал. Я говорю о парне из лаборатории, который подменил кровь вашей жены на кровь, действительно отравленную угарный газом.

Из-под светлых бровей на меня смотрели печальные глаза.

– Вы не могли видеть Греба, – почти с удовольствием объявил Остриэн. – Я знаю, что он вчера днем уехал на Восток. У Греба умер отец в Огайо.

Доктор посмотрел на ручные часы, встал и выключил стерилизатор. Сев за стол, он открыл плоскую коробку сигарет, сунул одну в рот и толкнул коробку через стол мне. Я взял сигарету, чуть ли не каждую секунду бросая взгляды на темную смотровую, но там было все тихо.

– Смешно, – проговорил я. – Жена Греба не знает, что он уехал. Большой Подбородок тоже ничего не знает об отъезде. Он сидел у Греба дома, связав миссис Греб, и ждал хозяина.

Доктор Остриэн как-то странно посмотрел на меня. Он стал шарить по столу в поисках спичек, затем открыл ящик, но вместо спичек достал оттуда маленький пистолет с белой ручкой. Доктор левой рукой бросил мне спички.

– Вам не понадобится оружие. Я пришел просто побеседовать.

Леланд Остриэн вытащил изо рта сигарету и швырнул ее на стол.

– Я не курю, – объяснил он. – Сигареты держу для курящих пациентов. Рад слышать, что пистолет мне не понадобится. Но я предпочитаю держать его под рукой и не использовать, чем не иметь под рукой, когда он понадобится. А теперь, перед тем, как я позвоню в полицию, объясните, кто такой Большой Подбородок и что еще важного вы собираетесь рассказать мне.

– Сейчас я расскажу, зачем пришел к вам. Ваша жена много играла в рулетку в клубе Вэнса Конрида и проигрывала деньги быстрее, чем вы их зарабатывали с помощью шприцев. Кроме того, болтают, что Конрид был ее дружком. Вполне вероятно, что вам все равно, чем занималась женушка. Вы отсутствовали по ночам, и у вас не хватало времени на исполнение обязанностей мужа. Но скорее всего, вам было далеко не наплевать на деньги, потому что вы сильно рисковали, зарабатывая их. К этому я еще вернусь.

В ту ночь с вашей женой у Конрида случилась истерика. Послали за вами. Чтобы успокоить ее, вам пришлось сделать укол. Домой миссис Остриэн отвез Конрид, а вы позвонили своей медсестре Хелен Мэтсон, бывшей жене Гарри Мэтсона, чтобы она приехала к вам и присмотрела за вашей супругой. Позднее Мэтсон нашел миссис Остриэн мертвой в гараже и позвонил вам. Сообщили начальнику полиции, и фараоны подняли такой шум, от которого бы позеленел от зависти самый скандальный сенатор-южанин. Мэтсон, первым появившийся в гараже, кое-что нашел. С вами ему не повезло, так как вы по-своему довольно смелый человек. К тому же, наверное, ваш друг шеф Андерс сказал, что эта вещь не является уликой. Поэтому Мэтсон оставил вас в покое и попытался подоить Конрида, считая, что если дело дойдет до Большого Жюри, то оно обязательно заинтересуется клубом и быстренько его прикроет, за что, естественно, ребята из синдиката не погладят Вэнса по головке.

Итак, Конриду очень не понравился шантаж, и он велел костолому по имени Мосс Лоренц, теперешнему шоферу мэра, но когда-то работавшему вышибалой в клубе (это и есть парень, которого я назвал Большим Подбородком), заняться Мэтсоном. Сначала бедняга теряет лицензию, затем его вышибают из Бэй-Сити. Но парень тоже был по-своему смел. Он залег в меблированных комнатах в Лос-Анджелесе и не оставил попыток подзаработать. Управляющий меблированными комнатами каким-то образом узнал, кто такой Мэтсон, и выдал его Большому Подбородку, который сегодня вечером убрал бедного Гарри.

Я замолчал, пристально разглядывая худого и высокого мужчину с непроницаемым лицом. В кабинете воцарилась тишина. Как я ни прислушивался, так и не услышал дыхания Диспейна из смотровой.

– Мэтсон мертв? – медленно переспросил доктор. – Надеюсь, вы не думаете, что я замешан в его убийстве?

– Не знаю. Греб являлся слабым звеном в цепи, и кто-то заставил его покинуть город вчера днем, еще до убийства Мэтсона, если только он действительно уехал. Вероятно, этот кто-то дал ему на дорогу денег, потому что дом Греба не похож на дом человека, у которого водятся деньги.

– Конрид, черт бы его побрал! – неожиданно взорвался доктор Остриэн. – Он позвонил мне утром и велел отправить Греба из города. Я дал ему на дорогу, но... – он замолчал и уставился на пистолет.

– Но вы не знали, что произошло. Я вам верю, док, в самом деле верю. Может, хоть на время спрячете пистолет?

– Продолжайте! – натянутым голосом приказал Леланд Остриэн.

– О'кей, я только начал. Лос-анджелесская полиция нашла тело Гарри Мэтсона, но здесь они раньше завтрашнего дня не появятся, во-первых, потому что уже поздно, а во-вторых, потому что они едва с большим удовольствием вломятся в курятник шерифа. Клуб Конрида находится в пределах Лос-Анджелеса, и суд, о котором я уже говорил, с радостью воспользуется этим обстоятельством. Они возьмут Мосса Лоренца и упрячут его на несколько лет в Квентин[12]. Такие дела проходят по сценарию фараонов. Следующий момент – как я узнал, что сделал Большой Подбородок. Он сам рассказал нам. Мы с приятелем отправились к Гребу и нашли там Лоренца и связанную миссис Греб. Мосса отвезли в холмы, слегка обработали, и он заговорил. Мне немного даже жаль этого дурака. Ему не заплатили за два убийства ни цента.

– Два убийства? – странным голосом переспросил Остриэн.

– Об этом я расскажу чуть позже. Сейчас давайте поговорим о вас. Через несколько минут вы расскажете мне, кто убил вашу жену. Но самое смешное – я не собираюсь вам верить.

– Господи, – прошептал доктор. – О, господи.

Он направил на меня пистолет и быстро опустил, так что я даже не успел начать падать на пол.

– Я ясновидящий, я великий американский детектив, которому часто почему-то забывают заплатить, – заявил я. – Никогда не разговаривал с Мэтсоном, хотя он действительно нанял меня. А сейчас я поведаю, что у него было против вас, как убили вашу жену, и объясню, почему убийца не вы. И все это прямо из маленькой кучки пыли, ну прямо, как в кино.

вернуться

12

Квентин – окружная тюрьма округа Лос-Анджелес.

12
{"b":"5692","o":1}